Information
Equipo Nizkor
        Bookshop | Donate
Derechos | Equipo Nizkor       

09мар16

English | Français | Español


Окончательный доклад Группы экспертов по Ливии, учрежденной в соответствии с резолюцией 1973 (2011)


Организация Объединенных Наций
Совет Безопасности

S/2016/209

Distr.: General
9 March 2016
Russian
Original: English

Письмо Группы экспертов, учрежденной в соответствии с резолюцией 1973 (2011), от 4 марта 2016 года на имя Председателя Совета Безопасности

Группа экспертов, учрежденная резолюцией 1973 (2011) Совета Безопасности, имеет честь настоящим препроводить, в соответствии с пунктом 13(d) резолюции 2144 (2014) Совета, окончательный доклад о своей работе.

Этот доклад был представлен Комитету Совета Безопасности, учрежденному резолюцией 1970 (2011) по Ливии, 29 января и рассмотрен Комитетом 3 марта 2016 года.

Группа будет признательна за доведение настоящего письма и доклада до сведения членов Совета Безопасности и за их издание в качестве документа Совета.

(Подпись) Саванна де Тессьер
Координатор
Группа экспертов, учрежденная
в соответствии с резолюцией 1973 (2011)

(Подпись) Наджи Абу-Халиль
Эксперт

(Подпись) Ян Баренд Кутзе
Эксперт

(Подпись) Саймон Диллоуэй
Эксперт

(Подпись) Хуан Альберто Пинто Сервия
Эксперт

(Подпись) Стевен Спитталс
Эксперт


Окончательный доклад Группы экспертов по Ливии, учрежденной в соответствии с резолюцией 1973 (2011)

Резюме

Через пять недель после подписания 17 декабря 2015 года Ливийского политического соглашения сохраняется неопределенность в отношении утверждения Правительства национального согласия Палатой представителей и его формирования в Триполи, что указывает на раскол, создающий угрозу диалогу, проходившему в течение 2015 года при посредничестве Организации Объединенных Наций.

В поддержку Правительства национального согласия Совет Безопасности принял резолюцию 2259 (2015), в которой он отказал в легитимности всем «параллельным структурам», находящимся за рамками Ливийского политического соглашения, что дает Группе более четкий ориентир для подготовки докладов о действиях, которые подрывают политический переходный процесс в Ливии. Группа выявила группировки и отдельных лиц, которые упорно отказывались участвовать в политическом диалоге в 2015 году. В то время как руководство Всеобщего национального конгресса бойкотировало несколько встреч в рамках политического диалога и не допускало проведения какого-либо голосования по этому вопросу, руководство Палаты представителей с октября 2015 года играет все более негативную роль.

Между тем вооруженный конфликт продолжается, что создает тяжелую гуманитарную ситуацию. В Триполи столкновения между вооруженными группами происходили почти каждую неделю, особенно во второй половине 2015 года. В то время как первоначально продолжались столкновения между двумя крупными военными альянсами Ливии, Ливийской национальной армией и операцией «Фаджр», затем большинство стычек стали составлять акты возмездия, бандитские нападения и столкновения внутри операции «Фаджр». Количество боевых стычек на востоке остается очень высоким. В Бенгази Армия продолжает свои операции против Совета шуры революционеров Бенгази и связанных с ним групп, в число которых входят включенные в перечень Организации Объединенных Наций террористические организации. Боевые действия распространились на новые города, в том числе на Куфру в июле 2015 и Адждабию в декабре 2015 года. Локальные конфликты на юге дополнительно обострились из-за регионального вмешательства и соперничества между двумя правительствами в вопросах создания альянсов с местными группами и вербовки иностранных комбатантов.

Политическим вакуумом и отсутствием безопасности продолжало пользоваться «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которое значительно расширило свой контроль над территорией. В Сирте ИГИЛ успешно вербовало представителей общин, которые оказались маргинализированными в результате свержения режима Каддафи. В Триполи и Сабрате оно увеличило свои оперативные возможности за счет вербовки местных жителей и иностранных боевиков. Хотя ИГИЛ в настоящее время не получает прямых доходов от добычи нефти в Ливии, его нападения на нефтяные объекты серьезно угрожают экономической стабильности Ливии. Ливийцы все чаще становятся жертвами проявлений жестокости этой террористической группой, приведших к нескольким массовым расправам.

Нарушители прав человека и другие преступники продолжают действовать безнаказанно, особенно ввиду отсутствия официального сектора безопасности и неготовности международного сообщества вмешаться, о чем говорит отсутствие новых расследований Международного уголовного суда или каких-либо новых санкций с 2011 года. Ряд вооруженных группировок де-факто заполняют часть этого вакуума, что приводит к произвольным арестам и серьезным злоупотреблениям, совершаемым в тюрьмах на территории Ливии.

Продолжение вооруженных столкновений и расширение ИГИЛ привели к увеличению спроса на военные материальные средства. Продолжаются незаконные поставки государственным и негосударственным вооруженным формированиям, в том числе при поддержке некоторых государств-членов, что отражает региональное соперничество, которое подпитывает нестабильность.

Ливийский рынок остается привлекательным для посреднических компаний со всего мира, которых, как представляется, не сдерживает эмбарго на поставки оружия. Большинство переговоров касается излишних запасов, т.е. имущества, которое легко получить от оптовых торговцев в Восточной Европе.

Непрерывные нарушения эмбарго на поставки оружия негативно сказываются на обстановке в области безопасности в Ливии и ее политическом переходном процессе: лучше оснащенные вооруженные группы могут быть менее склонны согласиться на прекращение огня или принять власть Правительства национального согласия и ее механизмы обеспечения безопасности.

Риск перенаправления и нецелевого использования военных материальных средств будет оставаться очень высоким независимо от формирования Правительства национального согласия. Действующие положения эмбарго на поставки оружия, которые разрешают изъятия для правительства, должны сохраняться и соблюдаться, чтобы не допустить закупки материальных средств негосударственными субъектами. Будущее Правительство национального согласия должно иметь единый механизм закупок наряду с предметными и проверяемыми мерами, чтобы избежать перенаправления внутри страны и за ее пределы. Ливия остается источником материально-технической поддержки и оружия для вооруженных групп, включая террористические группы в регионе.

Что касается финансирования ливийских вооруженных групп, то продолжается выплата государственных окладов включенным в списки комбатантам независимо от нарушения ими прав человека или их связей с подрывными элементами или террористическими группами. Вооруженные группы и преступные сети продолжают диверсифицировать свои источники финансирования, в том числе за счет похищений людей, незаконного провоза мигрантов, контрабанды нефтепродуктов и субсидируемых товаров, а также за счет доходов от валютных сделок.

Ливийская финансовая система ослаблена соперничеством между двумя враждующими правительствами за контроль над государственными финансовыми учреждениями. Политика Центрального банка в 2015 году отражала его физическое соседство с операцией «Фаджр» и Всеобщим национальным конгрессом, демонстрируя более снисходительное отношение к приоритетам Триполи. В результате временное правительство активизировало попытки добиться контроля над финансовой системой, что еще более подорвало единство учреждения. Финансовая система более не может оставаться в нынешнем положении, и ей срочно необходимы надзор и защита со стороны Правительства национального согласия.

Хотя дублирование Национальной нефтяной корпорации и контроль над нефтяными объектами со стороны вооруженных групп серьезно сказываются на основном источнике доходов страны, ливийские власти никогда не сообщали Комитету о незаконном экспорте сырой нефти, и никаких свидетельств такого экспорта Группе предоставлено не было. Тем не менее риск незаконного экспорта сырой нефти и присвоения ливийских нефтяных доходов сохраняется, а положения резолюции 2146 (2014) нереализуемы.

Наконец, санкции, введенные в 2011 году в отношении отдельных представителей режима Каддафи, по-прежнему нарушаются. Большие объемы скрытых активов по-прежнему не заморожены, а запрет на поездки неоднократно нарушался, что указывает на то, что эта мера по-прежнему игнорируется некоторыми государствами-членами и включенными в перечень лицами. Что касается активов обозначенных ливийских субъектов, то их стоимость должна быть защищена от сокращения, хотя они и должны оставаться замороженными.

Содержание

I. История вопроса

A. Мандат и назначение членов Группы
B. Методология
C. Сотрудничество с заинтересованными сторонами и организациями
D. Административная поддержка график представления отчетности

II. Политические события и соответствующие критерии

A. Политический диалог
B. Региональные субъекты и влияние
C. Деяния, которые препятствуют успешному завершению переходного политического процесса или стремятся его сорвать

III. События в сфере безопасности соответствующие критерии

A. События на западе
B. События на востоке
C. События в Сирте и центральном регионе
D. События на юге
E. Критерии обозначения, связанные с безопасностью

IV. Действия, нарушающие применимые международные нормы в области прав человека или международного гуманитарного права, или действия, представляющие собой посягательства на права человека

A. Произвольные задержания и пытки
B. Массовые убийства
C. Воспрепятствование доставке гуманитарной помощи
D. Похищения, взрывы и внесудебные казни

V. Осуществление оружейного эмбарго

A. Обзор
B. Поставки материальных средств в Ливию во время революции (февраль-сентябрь 2011 года)
C. Поставки материальных средств после революции (сентябрь 2011 года —август 2014 года)
D. Поставка или возможная поставка материальных средств в Ливию после усиления эмбарго на поставки оружия (август 2014 года)
E. Поставки материальных средств из Ливии

VI. Финансирование вооруженных групп

A. Финансирование за счет государственных средств
B. Эксплуатация природных ресурсов
C. Финансирование из других источников

VII. Единство государственных финансовых учреждений и любые действия, которые могут повлечь за собой присвоение государственных средств или привести к нему

A. Центральный банк
B. Ливийское инвестиционное управление
C. Национальная нефтяная корпорация и принятие мер по сырой нефти
D. Другие государственные учреждения

VIII. Осуществление мер по замораживанию активов

A. Украденные активы
B. Замороженные активы обозначенных субъектов
C. Проблемы с осуществлением: уведомление об оказании помощи в осуществлении
D. Изъятия из режима замораживания активов
E. Просьба представить рекомендации
F. Текущие расследования
G. Поддельное письмо Комитета

IX. Осуществление запрета на поездки

A. Текущие расследования нарушений запрета на поездки
B. Просьбы об изъятии и исключении из перечня
C. Уведомление об оказании помощи в осуществлении

X. Рекомендации

Приложения*

* Приложения распространяются только на том языке, на котором они были представлены, и публикуются без официального редактирования. Вследствие ограничений по количеству слов для докладов, представляемых механизмами по наблюдению, Группа представила дополнительную информацию, относящуюся к ряду расследований, в приложениях к настоящему документу. С таблицей аббревиатур и акронимов можно ознакомиться в приложении 1.


I. История вопроса

1. С обзором эволюции санкционного режима в отношении Ливии можно ознакомиться в приложении 2.

A. Мандат и назначение членов Группы

2. С подробной информацией о мандате и назначении членов Группы экспертов по Ливии можно ознакомиться в приложении 3.

B. Методология

3. Группа преисполнена решимости обеспечивать соблюдение стандартов, рекомендованных Неофициальной рабочей группой Совета Безопасности по общим вопросам, касающимся санкций, в ее докладе (S/2006/997, приложение). Эти стандарты предполагают использование проверенных, подлинных документов, конкретных доказательств и результатов наблюдений на местах самими экспертами, включая фотографии, где это возможно. Если проведение физической проверки невозможно, Группа стремится подтвердить информацию с использованием многочисленных независимых источников, дабы надлежащим образом добиваться наивысших достижимых стандартов, придавая большее значение заявлениям главных субъектов и непосредственных свидетелей событий. Хотя Группа стремится работать настолько транспарентно, насколько это возможно, в ситуациях, в которых идентификация источников будет подвергать их или других лиц недопустимой опасности, Группа будет воздерживаться от уточнения информации и помещать соответствующие доказательства в защищенные архивы Организации Объединенных Наций.

4. Группа привержена соблюдению принципа беспристрастности при расследовании случаев нарушений, совершенных любой из сторон.

5. Группа в равной степени привержена соблюдению принципа обеспечения наивысшей степени справедливости и будет стремиться предоставлять сторонам, когда это уместно и возможно, любую имеющуюся в докладе информацию, в связи с которой эти стороны могут упоминаться в контексте нарушений или несоблюдения, в целях ее рассмотрения, толкования и ответа на нее в течение конкретно установленного срока.

6. Группа обеспечивает независимость своей работы от любых усилий по подрыву ее беспристрастности и созданию видимости необъективности.

C. Сотрудничество с заинтересованными сторонами и организациями

1. Государства-члены

7. С момента публикации ее предыдущего окончательного доклада (S/2015/128) в феврале 2015 года Группа выезжала в Бельгию, Египет, Грецию, Израиль, Иорданию, Италию, Катар, Ливан, Ливию, Мальту, Нигер, Объединенные Арабские Эмираты, Объединенную Республику Танзания, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Соединенные Штаты Америки, Тунис, Турцию, Уганду и Францию для встреч с национальными властями и/или другими соответствующими субъектами. Со списком организаций и должностных лиц, участвовавших в консультациях в ходе этих посещений, можно ознакомиться в приложении 4.

8. Несмотря на весьма ограниченный доступ к Ливии, Группа смогла встретиться с ливийскими заинтересованными сторонами во время своих поездок в регион, в частности в Стамбул, Турция, который Группа посетила дважды, Каир (трижды) и Тунис (пять раз).

9. Группа столкнулась с трудностями в получении доступа к некоторым странам, которые обладают важной информацией, связанной с осуществлением мер, включая Алжир, Судан и Чад.

10. Со времени представления своего предыдущего доклада Группа направила 147 официальных сообщений (см. приложение 5), ответы на которые отражают разную степень сотрудничества со стороны государств-членов, причем некоторые из них не ответили вовсе (см. приложение 6).

2. Ливия

11. Группа прилагала постоянные усилия, чтобы посещать Ливию во время действия ее нынешнего мандата, но ей удалось побывать там лишь однажды. Не имея возможности посетить Ливию после эвакуации Миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) в июле 2014 года, Группа, в конечном счете, посетила Тобрук в июле 2015 года. Там Группа встретилась с представителями Палаты представителей и временного правительства, начальником штаба и другими высокопоставленными военачальниками, а также Национальной нефтяной корпорации, Центрального банка и Управления гражданской авиации. При поддержке Секретариата, МООНПЛ и Департамента по вопросам охраны и безопасности Группа организовала три другие поездки в города на западе и востоке Ливии, и для этой цели трижды выезжала в Тунис. Однако в каждом случае Группа была вынуждена отменять свои поездки в последнюю минуту из-за проблем в области безопасности или политических трудностей. 18 сентября 2015 года была отменена поездка в Ми-срату, поскольку власти в Триполи не дали Управлению гражданской авиации разрешение на вылет Группы; 4 ноября Департамент по вопросам охраны и безопасности решил отменить поездку из-за боевых действий в том районе; наконец, Группа должна была вылететь в Ливию 1 декабря, но по техническим причинам, в том числе связанным с внедрением системы «Умоджа» в Центральных учреждениях, эта поездка не состоялась.

12. После дублирования учреждений страны Группа стремилась к тому, чтобы взаимодействовать с представителями всех сторон. После посещения Тобрука Группа за пределами Ливии встретилась с представителями Всеобщего национального конгресса и канцелярии премьер-министра правительства национального спасения Халифы Гхвела. Группа также встретилась с представителями Центрального банка и Национальной нефтяной корпорации, базирующимися в Триполи и Байде. На военном уровне она встретилась и провела беседы с представителями Ливийской национальной армии (ЛНА), а также представителями и членами вооруженных групп из Авбари, Бенгази, Зинтана, Куфры, Мисраты, Сабраты, Сабхи и Триполи.

3. Организация Объединенных Наций и другие структуры

13. В декабре Группа встретилась со Специальным представителем Генерального секретаря и главой МООНПЛ Мартином Коблером, а в ходе действия своего мандата проводила регулярные обмены мнениями с ключевыми секциями МООНПЛ. Посещение Группой Тобрука имело важное значение для ее работы, и Группа признательна Секретариату, МООНПЛ и Департаменту по вопросам охраны и безопасности за предоставленную материально -техническую помощь. Группа надеется, что в ближайшее время доступ к Ливии станет легче, и она будет продолжать обращаться за помощью к МООНПЛ в этой связи.

14. Что касается сотрудничества и взаимодействия с другими органами Организации Объединенных Наций, то Группа обменялась мнениями с Группой по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, учрежденной в соответствии с резолюцией 1526 (2004), в частности по ее докладу, подготовленному в соответствии с пунктом 13 резолюции 2214 (2015) (S/2015/891). Группа также находится в постоянном контакте с другими группами Организации Объединенных Наций по наблюдению за санкциями, в частности с теми, которые работают в Африке.

15. Во время своего последнего посещения Туниса Группа встретилась с членами группы по расследованию в Ливии Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека. Группа также встретилась с представителями Международной морской организации (ИМО), Международной организации по миграции, Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев, Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка. Группа также поддерживала контакт с представителями Международного уголовного суда (МУС).

D. Административная поддержка и график представления отчетности

16. Работа Группы была серьезно затруднена из-за внедрения в Центральных учреждениях системы «Умоджа», что привело к отмене четырех миссий по установлению фактов. Через три месяца после внедрения недостатки в работе «Умоджи» сохраняются, что включает задолженность по выплате окладов и покрытию расходов, а также трудности с организацией поездок.

17. Кроме того, в связи с увеличением спроса на услуги Секретариата Группе в течение девяти месяцев не выделялся вспомогательный персонал, что до декабря 2015 года сказывалось на эффективности ее обслуживания. Несмотря на обстановку жесткой бюджетной экономии Секретариат должен располагать достаточными ресурсами для того, чтобы Группа получала соответствующую поддержку при решении своих задач.

18. Несмотря на частые поездки Группы в районы повышенного риска, где она проводит важные расследования на основании мандата Совета Безопасности, ее члены по-прежнему не обладают надлежащей дипломатической защитой и средствами для уменьшения рисков. Это распространяется и на недостаточную защиту конфиденциальной информации, полученной Группой в ходе ее поездок и расследований (см. рекомендацию 26).

19. На практике 12 -месячные контракты экспертов позволяют им заниматься расследованиями в течение лишь 7 месяцев с учетом процесса найма, инструктажа, времени, необходимого для резервирования билетов, а также времени, требующегося для перевода двух докладов Группы. Это значительно сокращало время, имеющееся в распоряжении Группы для выполнения своей работы. Чтобы предоставить Группе достаточно времени, предлагается 18-месячный мандат (см. рекомендацию 22).

II. Политические события и соответствующие критерии

A. Политический диалог

20. На протяжении 2015 года МООНПЛ продолжала свои усилия по посредничеству между основными политическими и военными альянсами в Ливии в попытке возобновить переходный политический процесс. После февраля переговоры в основном проходили в Схирате, Марокко, и процесс обычно называли «политическим диалогом». Был также начат диалог по второму направлению, посвященному «механизмам обеспечения безопасности», однако на начало января 2016 года, когда готовился проект настоящего доклада, многие проблемы оставались нерешенными.

21. Конкретные детали того, как должен быть возобновлен переходный политический процесс, были обнародованы в конце апреля 2015 года, когда посредническая группа Организации Объединенных Наций представила третий проект политического соглашения. Этот текст был безотлагательно отклонен большим числом связанных с операцией «Фаджр» политических деятелей. Палата представителей заявила в социальных медиа о «предварительном» одобрении при условии внесения определенных «поправок». Четвертый проект, обнародованный 8 июня, вызвал почти противоположную реакцию. Оговорки членов Всеобщего национального конгресса отошли на второй план из-за отрицательной реакции подавляющего большинства членов Палаты.

22. 11 июля 2015 года на церемонии подписания пятого проекта, представленного в качестве предварительного рамочного соглашения, его подписали все участники диалога кроме представителей Всеобщего национального конгресса. Участие представителей Всеобщего национального конгресса, которое ранее было нерегулярным, еще более сократилось после отставки лидера делегации Салеха Махзума и перестановок в переговорной команде в августе месяце.

23. Предварительное рамочное соглашение превратилось в окончательный вариант, который 11 октября 2015 года МООНПЛ передала основным заинтересованным сторонам на утверждение. В приложение 1 к тексту были включены имена шести назначенных членов переходного президентского совета из девяти человек, включая премьер-министра Файиза ас-Серраджа. Впоследствии руководители как Палаты представителей, так и Всеобщего национального конгресса воспрепятствовали проведению какого-либо голосования по этому тексту на своих форумах. Тем временем неразбериха в отношении законного правительства возросла, когда Палата представителей продлила свой мандат на период после 20 октября — событие, не вызвавшее четкой реакции со стороны международного сообщества.

24. В ноябре 2015 года Всеобщий национальный конгресс попытался перезапустить весь переговорный процесс. Когда Специальный представитель Генерального секретаря и глава МООНПЛ Бернардино Леон должен был быть заменен, в серии скоординированных, как представляется, статей в международной прессе было заявлено, что он имеет конфликт интересов и является, возможно, предвзятым |1|. Затем члены Конгресса потребовали разъяснений и изменений в составе МООНПЛ. Кроме того, руководители Конгресса в координации с членами Палаты представителей выступили в Тунисе с новой инициативой о диалоге. Однако Мартин Коблер, возглавивший МООНПЛ 17 ноября, отказался внести изменения в текст от 11 октября (и список кандидатов в президентский совет) и лишь «принял к сведению» параллельные переговоры |2|.

25. 17 декабря 2015 года в Марокко было подписано Ливийское политическое соглашение. В нем президентскому совету было поручено возглавить Правительство национального согласия, которое должно быть представлено Палате представителей в течение 30 дней и утверждено через 10 дней после этого. Правительство национального согласия будет функционировать под руководством двух законодательных собраний: Палаты представителей и «государственного совета», состоящего в основном из членов Всеобщего национального конгресса. Ливийское политическое соглашение было безотлагательно и твердо поддержано на международном уровне в принятой Советом Безопасности резолюции 2259 (2015) от 23 декабря 2015 года. Однако через пять недель после подписания Ливийского политического соглашения, когда была завершена подготовка настоящего доклада, сохранялась значительная неопределенность в отношении одобрения Правительства национального согласия Палатой и его формирования в Ливии.

B. Региональные субъекты и влияние

26. Проведение совещания на уровне министров в Риме 13 декабря 2015 года и принятие Советом Безопасности резолюции 2259 (2015) продемонстрировали единодушную поддержку Ливийского политического соглашения региональными и международными субъектами.

27. Тем не менее, на протяжении большей части 2015 года противоречивые региональные интересы продолжали усугублять поляризацию политической жизни. Поддержка и заявления региональных держав усложнили ситуацию в области безопасности. Политические разногласия отражали позиции двух региональных альянсов. С одной стороны, Египет и Объединенные Арабские Эмираты в основном поддерживали Палату представителей и ее союзников. Чад, в основном озабоченный распространением нестабильности, укреплял свои связи с ними. С другой стороны, Катар и Турция поддерживали политические связи с Всеобщим национальным конгрессом. Алжир, Нигер и Судан также поддерживали хорошие отношения с Конгрессом, но оставались относительно нейтральными. Тунис, опасаясь последствий разрыва связей с властями в Триполи для своей безопасности, поддерживал хорошие отношения как с Триполи, так и с Тобруком.

28. Ливия стала более привлекательной для иностранных боевиков. При поездках в Ливию в 2014 и 2015 годах в качестве транзитных стран они в основном использовали Судан, Тунис и Турцию. В ходе бесед с представителями органами безопасности Туниса в декабре 2015 года Группе было сообщено, что тунисские и европейские боевики переправляются в Ливию из Туниса. Экстремисты из Африки следуют транзитом через Судан, чтобы присоединиться к «Исламскому государству Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в Сирте и Бенгази |3|.

29. Прибытию экстремистских боевиков в Ливию способствовали известные лично сти в Триполи и Мисрате, в том числе должностные лица. Боевики размещались в лагерях и на фермах в пригородах Триполи Айн Зара и Карахбули, а также в других западных городах. Некоторые из них были отправлены воевать в Бенгази.

30. Что касается ЛНА, то генерал Халифа Хафтар пригрозил племенам на востоке Ливии, что заменит их африканскими бойцами (например, наемниками), если они не выполнят его просьбу выделить больше бойцов |4|. Опрошенные дарфурцы сказали, что это могло иметь место. Сообщалось о значительном присутствии комбатантов Освободительной армии Судана/Минни Миннави, воющих вокруг Куфры (см. приложение 7) |5|. Группа также получила убедительные доказательства того, что должностные лица в Триполи предлагали другим базирующимся в Дарфуре вооруженным группам укрепить силы операции «Фаджр».

31. Подъем ИГИЛ в Ливии вероятно повысит уровень международного и регионального вмешательства, что при отсутствии координации усилий может спровоцировать дальнейшую поляризацию. В расчете на это ИГИЛ делает упор на националистической тематике, изображая себя в качестве важнейшего оплота борьбы против иностранной интервенции |6|.

C. Деяния, которые препятствуют успешному завершению переходного политического процесса или стремятся его сорвать

32. Группа опросила политиков, базирующихся в Тобруке/Байде и в Триполи, других ливийских политических деятелей, а также дипломатов из разных стран, которые внимательно следят за ходом политического диалога.

33. После полного развала переходного политического процесса в 2014 году подписание Ливийского политического соглашения позволило добиться значительного прогресса в его возобновлении. В своей резолюции 2259 (2015) Совет Безопасности однозначно отказал в легитимности всем «параллельным структурам», находящимся за рамками Ливийского политического соглашения, что дает Группе более четкий ориентир для подготовки докладов о действиях, которые подрывают политический переходный процесс. Ранее иногда было сложно проводить различие между тем, что можно считать приемлемой защитой переговорной позиции, и преднамеренным созданием помех. Тем не менее, Группа выявила группировки и отдельных лиц, которые упорно отказываются всерьез заняться политическим диалогом, тем самым препятствуя столь необходимому возобновлению политического переходного процесса.

34. В ряде случаев четко прослеживалось негативное влияние руководства Всеобщего национального конгресса. Лидеры бойкотировали многочисленные встречи в рамках политического диалога с момента его создания; они санкционировали или утвердили ряд спорных военных операций, в частности, в 2014 году и в начале 2015 года; они препятствовали участию своих членов в голосовании по всем предложенным проектам; они отвергли Ливийское политическое соглашение, начав параллельный процесс, включающий неоднократные попытки дискредитировать усилия МООНПЛ (см. приложение 8).

35. Руководство Палаты представителей начало играть все более негативную роль с октября 2015 года, помешав провести голосование по Ливийскому политическому соглашению и начав параллельный переговорный процесс (см. там же).

III. События в сфере безопасности и соответствующие критерии

36. В начале 2015 года продолжались прямые столкновения между двумя основными военными альянсами Ливии, ЛНА и операцией «Фаджр», но в конце апреля они прекратились. Наступление операции «Фаджр» на регион «Нефтяного полумесяца» против сил Службы охраны объектов нефтяного сектора и ЛНА продолжалось до марта, после чего силы операции «Фаджр» отступили. В Триполи силы ЛНА в западном регионе в конце апреля прекратили свои попытки «освободить столицу» и подписали соглашение о прекращении огня с некоторыми компонентами операции «Фаджр». Тем не менее, на начало января 2016 года, т.е. на момент подготовки проекта настоящего доклада, на западе, востоке и юге в целом сохранялась небезопасная ситуация.

A. События на западе

1. Триполи

37. В Триполи столкновения между вооруженными группами происходили почти каждую неделю, особенно во второй половине 2015 года. В то время как первоначально некоторые из боевых действий были связаны с более широким конфликтом между операцией «Фаджр» и ЛНА, например, одобренная Всеобщим национальным конгрессом операция против 101-го батальона в Таджуре 16 апреля, затем большинство стычек стали составлять акты возмездия, бандитские нападения и столкновения внутри операции «Фаджр» |7|. Инциденты включали использование тяжелой артиллерии и прицельный обстрел государственной инфраструктуры, например, здания Всеобщего национального конгресса, канцелярии премьер-министра правительства национального спасения, министерства планирования, министерства по делам ислама и нескольких тюрем.

38. Безопасность в Триполи зависит от меняющихся альянсов между вооруженными группами и их позиции в отношении проводимого под эгидой Организации Объединенных Наций диалога. Раскол в операции «Фаджр» стал очевиден 16 июня, когда был создан Фронт «Самуд» («Сопротивление»), небольшая коалиция вооруженных группировок под командованием Салаха Бади, отвергающая любой компромисс в результате политических переговоров.

39. В начале 2016 года в результате раскола образовались три компонента. Первый состоял из групп вне Триполи, в основном из Мисраты, таких как бригады «Махджуб» и «Хальбус». Они поддерживают Ливийское политическое соглашение. Второй состоял из базирующихся в Триполи групп, которые, как считается, поддерживают политической диалог, но публично пока не объявили свою позицию по Ливийскому политическому соглашению. Примеры включают Специальные силы сдерживания, бригаду «Наваси», бригаду «Абу Салим» и «Фурсан Джанзур». Третий представлял собой смесь вооруженных групп из Триполи и других западных городов, состоящих из бескомпромиссных революционеров и исламистских боевиков, которые в начале 2015 года составляли ядро Фронта «Самуд», например, силы Салаха Бади, бригада «Буни» и другие базирующиеся в Таджуре бригады. Они по-прежнему решительно выступают против диалога и Ливийского политического соглашения. В эту категорию входят некоторые вооруженные группы, например, бригада «Таухид», которая подозревается в оказании помощи ИГИЛ в Триполи. После того, как в октябре Специальный представитель Генерального секретаря Леон представил окончательный текст Ливийского политического соглашения, между этими группами произошло несколько столкновений, что еще более раскололо коалицию операции «Фаджр».

40. Многие мирные жители стали жертвами правления вооруженных групп. Постоянно поступали многочисленные сообщения об убийствах, вымогательстве и, в частности, похищениях политиков, бизнесменов, журналистов и активистов.

41. ИГИЛ имеет ограниченное присутствие в Триполи, но его возможности в плане организации мелких нападений и использования самодельных взрывных устройств растут. На это указывают такие инциденты, как его нападение 18 сентября на тюрьму в Митиге и взрыв в штаб -квартире нефтяной компании за три недели до этого. Особенно тревожит то, что ИГИЛ с относительной легкостью может вербовать сторонников в Триполи, о чем сообщают Специальные силы сдерживания |8|. Способ действия ИГИЛ в Триполи предусматривает опору на небольшие («спящие») ячейки, которые часто включают иностранцев. Некоторые из них проникли в сложившиеся вооруженные группы.

42. Диапазон действий ИГИЛ распространяется в направлении Мисраты. В результате взрыва в январе 2016 года в учебном центре береговой охраны в Злитане погибло более 80 человек. В мае 2015 года ИГИЛ взорвало бомбу на контрольно-пропускном пункте Дафния в нескольких километрах к западу от Злитана |9|.

2. Завия и Варшефана

43. Территория к западу от Триполи на протяжении всего 2015 года оставалась неспокойной, и в ряде случаев возникал риск новой эскалации боевых действий между операцией «Фаджр» и силами, связанными с ЛНА. Критические инциденты включали сбитие 27 октября 2015 года вертолета, перевозившего высокопоставленных военачальников правительства национального спа-сения |10|. Напряженность неоднократно снималась с помощью местного посредничества между племенами, иногда с участием представителей Мисраты.

3. Сабрата

44. Западные города Сабрата, Залтан и Уджайлат хорошо известны как места расположения лагерей для обучения и переправки иностранных боевиков из Ливии и в нее. Тунисские следователи объяснили Группе, что все виновные в терактах в Тунисе в 2015 году проходили на том или ином этапе через учебные лагеря в Сабрате и Уджайлате (см. приложение 36, пункт 4).

45. Нападение ИГИЛ на центр Сабраты 10 декабря 2015 года вызвало опасения, что еще один ливийский город попадет под его контроль. Между муниципальным советом Сабраты и ИГИЛ была достигнута договоренность, согласно которой ИГИЛ обязалось удалить любое видимое присутствие в Сабрате и сообщать о наличии каких-либо иностранцев. Тем не менее, еще предстоит увидеть, поможет ли это соглашение не допустить роста влияния ИГИЛ. Например, на эту группу возлагается ответственность за организацию взрыва в местном отделении Главного разведывательного управления 19 декабря 2015 года |11|.

46. Ячейки ИГИЛ успешно пользуются своими местными связями. Иностранные боевики размещаются в частных домах. Они представляют собой небольшие и мобильные группы, в основном сосредоточенные за пределами городских районов. ИГИЛ установило связи с сетями контрабандистов, которые помогают ему в перемещении боевиков и оружия через тунисско-ливийскую границу.

B. События на востоке

47. На протяжении 2015 года нестабильность на востоке оставалась очень высокой с крупными боями или повторяющимися инцидентами в сфере безопасности в большинстве основных городов. Это отсутствие безопасности создает угрозу для региона в целом.

1. Бенгази

48. В Бенгази ЛНА продолжала свои операции в районах, находящихся под контролем Совета шуры революционеров Бенгази и связанных с ним групп. Тупиковая ситуация, возникшая в конце 2014 года, в основном сохранялась, несмотря на новую операцию «Хатф» («Погибель»), объявленную командующим Ливийской национальной армии Хафтаром 19 сентября 2015 года. С сентября месяца воздушные удары ЛНА по Бенгази (и другим городам) совершались почти на ежедневной основе. Ее военно-воздушные силы продолжали атаковать подозреваемые в перевозке оружия суда у восточного побережья (см. приложение 9).

49. В Бенгази нападения ЛНА были в основном нацелены на районы Лаити, Сабри, Сук аль-Хут, Гварша и Бу Атни и включали использование тяжелой артиллерии в городских условиях.

50. Нападения Совета шуры революционеров Бенгази и связанных с ним групп были нацелены на те же участки фронта, а также на Бу Хадиму и аэропорт Бенина. Они продолжали на систематической основе использовать самодельные взрывные устройства и мины. Это приводило к жертвам среди военнослужащих и гражданского населения, в том числе во время операций по разминированию. Совет шуры продолжал использовать тяжелую артиллерию в городских условиях. Минометный обстрел мирного протеста на площади Киш с контролируемой Советом шуры территории привел к девяти погибшим и десяткам раненых |12|.

51. ИГИЛ имеет оперативное присутствие в Бенгази, на что указывает ряд заявлений в его средствах массовой информации о его ответственности за нападения на ЛНА, зачастую совершаемые смертниками с самодельными взрывными устройствами (см. приложение 10).

2. Дерна

52. В Дерне продолжались столкновения между ИГИЛ и другими экстремистскими группами. Совет шуры моджахединов Дерны и ИГИЛ сосуществовали в Дерне без явной вражды до мая 2015 года |13|, но в июне Совет шуры вытеснил ИГИЛ из центра Дерны менее чем за неделю. Хотя группы рядовых бойцов ИГИЛ перешли на сторону Совета шуры, другие бежали на запад в Сирт или на восток в соседний район Фатайи. ИГИЛ сохранило присутствие на восточных окраинах Дерны.

53. Между тем операции ЛНА вокруг Дерны резко сократились и, как представляются, ограничивались эпизодическими бомбежками с воздуха позиций ИГИЛ.

3. Адждабия

54. 15 декабря 2015 года ЛНА и служба безопасности в Адждабии начали военную операцию против Совета шуры революционеров Адждабии. ЛНА наносила удары с воздуха по позициям Совета шуры, в том числе по стратегическому контрольно-пропускному пункта № 60 к югу от города, который контролируется подразделением из племени звая. Эти события привели к ожесточенным столкновениям между местными вооруженными группами, что может вылиться в долгосрочный межплеменной конфликт. Сообщается, что Совет шуры и связанные с ИГИЛ группы несут ответственность за беспрецедентную волну убийств офицеров, салафитских шейхов и журналистов в Адждабии в 2015 году.

4. Региональное воздействие

55. В регионе в 2015 году имели место три широко освещавшихся и признанных международных вмешательства. В феврале Египет нанес воздушные удары по ИГИЛ в Дерне, после того как эта группировка казнила 21 его гражданина |14|. 13 июня Соединенные Штаты совершили авианалет на ферму вблизи Адждабии, где предположительно находился Мохтар Бельмохтар, включенный в перечень Организации Объединенных Наций (QDi.136) |15|. 13 ноября Соединенные Штаты нанесли воздушный удар, целью которого был командир ИГИЛ Висам аз-Зубайди (известный также как Абу Набиль аль-Анбари) |16|. В январе 2016 года неопознанные самолеты нанесли несколько авиаударов по позициям ИГИЛ в Сирте и конвою в Бин Джаваде |17|.

56. Несколько египетских экстремистов нашли прибежище в восточной части Ливии, например, Хишам аль-Ашмави, основатель организации «Аль-Мурабитун» на Синае, ответственной за совершение нескольких террористических нападений в Каире и на Синайском полуострове |18|.

C. События в Сирте и центральном регионе

57. Усиление ИГИЛ в Сирте в 2015 году было значительным. Группа добилась убедительных военных побед над силами в Мисрате, племенами Авлада Сулеймана и фурджан и уничтожила «Ансар аш-Шариа» в Сирте. ИГИЛ в настоящее время является самым значительным политическим и военным игроком в регионе. Один из высокопоставленных членов племени кадхадфа объяснил, что племена проявляют осторожность, чтобы сохранить оставшиеся военные арсеналы, и в отношениях с ИГИЛ отдают предпочтение дипломатии. Между тем ИГИЛ умело использует свой имидж террора и власти. Убийство в августе более 50 членов племени фурджан и последующие убийства и похищения членов других племен заставили местные племена отказаться от восстания. ИГИЛ вербовало молодых людей, особенно из племен кадхадфа и ма-гарба, и предлагало им защиту и материальные выгоды. ИГИЛ также вербовало офицеров бывшего режима.

58. ИГИЛ укрепило свои позиции. Здания и индивидуальные дома с подвалами заняты под хранилища, построены новые туннели и конфискованы запасы медикаментов. В конце 2015 года в город прибыло значительное число иностранных боевиков.

59. Помимо иностранных боевиков силы ИГИЛ в Сирте состоят из альянса членов бывшей «Ансар аш-Шариа» и бывших сотрудников служб безопасности Каддафи. Этот неоднородный альянс позволяет охватить различные сегменты ливийского общества, что тем самым увеличивает его возможности в плане мобилизации и вербовки. С января 2015 года ИГИЛ совершило несколько нападений на нефтяные объекты в «Нефтяном полумесяце», в том числе в Сидре и Рас-эль-Лануфе в январе 2016 года.

60. Отсутствие государственной власти на территориях, которые считаются верными прежнему режиму, породило политической вакуум и отсутствие безопасности, что способствует созданию экстремистских групп. Сменяющие друг друга правительства на систематической основе игнорировали и маргина-лизировали большие сегменты населения, которые, по их мнению, поддерживали прежний режим.

D. События на юге

61. Локальные конфликты, вспыхнувшие в районе Фаззане и Куфре сразу после ливийской революции, сохранялись. Военная власть принадлежит в основном племенным, уголовным и экстремистским группам. Кроме того, отсутствие государственной власти предоставило возможность для регионального вмешательства. Конкурирующие власти в Тобруке и Триполи усилили существующую напряженность, создавая альянсы с местными группами.

1. Куфра

62. В попытке увеличить свое политическое влияние община тебу предоставила военную помощь и людские ресурсы ЛНА. Например, бригада «Ахмад аш-Шариф» воевала совместно с силами операции «Карама» в Бенгази. С другой стороны, представители властей в Триполи, такие как начальник штаба, связанный с Всеобщим национальным конгрессом, выступали с подстрекательскими заявлениями в поддержку общины звая в Куфре и против того, что они назвали «иностранным вторжением» (см. приложение 11). Группа также получила сообщения о поддержке Триполи исламистских вооруженных групп, действующих в Куфре.

63. Несмотря на соглашение, подписанное 11 октября, ситуация остается нестабильной. С 25 июля 2015 года было убито более 100 гражданских лиц, многие из них в результате беспорядочных артиллерийских обстрелов (см. приложение 12). Меньшинство тебу, осажденное в гражданских районах Гадарфай и Шура, было особенно уязвимо для танковых атак, минометного огня и снайперских обстрелов с контролируемой общиной звая территории.

64. Группы звая и тебу контролируют различные участки дороги между Куфрой и Адждабией. Три контрольно-пропускных пункта, один контролируется тебу и два звая, препятствовали доставке гуманитарной помощи.

2. Убари

65. Развитие событий в Убари, где группы тебу и туарегов противостоят друг другу, напоминает развитие ситуации в Куфре. Связанные с операцией «Фаджр» силы вербуют боевиков из числа туарегов. В 2015 году один из известных командиров операции «Фаджр» объяснил Группе, что новобранцы из туарегов получали 1500 ливийских динаров в месяц и винтовку. Операция «Фаджр» и силы туарегов также сотрудничали в нападении на нефтяное месторождение Шарара. Тебу воюют совместно со связанными с Тобруком силами, получая в то же время выгоду от политической и военной поддержки со стороны Палаты представителей и их союзников в Зинтане (см. приложение 13).

66. Несмотря на неоднократные попытки достичь примирения, с сентября 2014 года в результате боев более 300 человек было убито, 2000 — ранено и сотни семей стали вынужденными переселенцами. Соглашение, подписанное в Дохе 26 ноября 2015 года, было нарушено на следующий день ракетным обстрелом позиций туарегов в Убари связанными с тебу вооруженными группа-ми |19|.

3. Региональное воздействие

67. Страны региона оказывают (по меньшей мере) политическую поддержку различным группам, еще более усиливая продолжающиеся конфликты. Источники из числа туарегов утверждали, что соперничество между Чадом и Катаром было решающим фактором в стремительном демонтаже соглашения о прекращении огня от 26 ноября 2015 года. Такое соперничество четко прослеживается в публичных заявлениях ключевых политических фигур в Чаде и Катаре |20|.

68. Присутствие иностранных боевиков в южной части Ливии говорит о региональном характере конфликта. Группа получила убедительные доказательства причастности вооруженных групп дарфурцев к событиям в Убари, и особенно Куфре. Собеседники из числа дарфурцев сообщили о присутствии в рядах ЛНА отдельных комбатантов из Движения за справедливость и равенство, группировки Освободительной армии Судана, возглавляемой Али Керубино, и целых подразделений Освободительной армии Судана/Минни Минави. Ослабленные вооруженные группы дарфурцев искали убежища и занятия за рубежом, и к ним также обращалось правительство в Триполи.

69. Позиция Судана была неоднозначной. Несмотря на продолжающие поступать сообщения о военной поддержке своих союзников в Куфре и Триполи (см. пункт 1 60), он также пытался поддерживать хорошие отношения с властями на востоке.

E. Критерии обозначения, связанные с безопасностью

1. Нападения на любые аэропорты, сухопутные или морские порты в Ливии или на ливийские государственные учреждения или объекты

70. ИГИЛ совершило нападения на несколько нефтяных месторождений в Ливии. 3 февраля 2015 года оно совершило нападение на месторождение Маб-рук, похитив несколько рабочих и убив 11 человек. ИГИЛ атаковало тот же объект и нефтяное месторождение Бахи 13 февраля. Оно напало на месторождение Гани 6 марта, в результате чего девять человек погибли, а иностранные работники были похищены. ИГИЛ возобновило нападения на нефтяные установки 6 января 2016 года в Сидре и Рас-эль-Лануфе с использованием самодельных взрывных устройств и диверсионных групп.

2. Деяния, угрожающие миру

71. В отличие от 2014 года Ливия в 2015 году не сталкивалась с новыми крупными военными действиями, которые могли бы дополнительно усложнить хрупкую ситуацию в плане безопасности.

3. Нападения на иностранные представительства

72. В течение 2015 года нападения на иностранные представительства продолжались. Группа получила сообщения о 10 инцидентах. В некоторых случаях го сударства-члены не смогли определить виновных. В других подозревались члены вооруженных групп из Сабраты или Триполи. ИГИЛ также брало на себя ответственность за некоторые из них (см. приложение 14).

4. Действия в интересах, от имени или под руководством физических или юридических лиц, включенных в перечень

73. Состав, принадлежность и альянсы исламистских вооруженных групп как в Бенгази, так и в Дерне остаются предметом озабоченности.

74. Что касается Бенгази, то, судя по социальным медиа и проведенным Группой интервью, включенная в перечень Организации Объединенных Наций организация «Ансар аш -Шариа» в Бенгази (QDe.146), хотя и ослаблена, продолжает оставаться частью коалиции Совета шуры революционеров Бенгази. Руководство Совета шуры остается практически неизменным. Продолжают поступать сообщения, что Мохаммед ад-Дарси сменил Мохаммеда аз-Захауи в качестве главы организации «Ансар аш-Шариа» в Бенгази. Командиры организации «Ансар аш -Шариа» в Бенгази Висам бен Хамид и Джалал Махзум ранее выступили с нашумевшими заявлениями в материалах средств массовой информации, публикуемых «Ансар аш-Шариа».

75. Группа собрала доказательства того, что Совет шуры революционеров Бенгази и ИГИЛ сотрудничали в действиях против ЛНА |21|. Из интервью, социальных медиа и публикации ИГИЛ «Дабик» |22| очевидно, что ИГИЛ приступило к операциям в округах Сабри и Лаити. Вопреки открытой враждебности к Совету шуры моджахединов Дерны и несмотря на нее, ИГИЛ и Совет шуры революционеров Бенгази действуют в одних и тех же районах, что свидетельствует о координации военных усилий (см. приложение 15) |23|. Для защиты этого сотрудничества Совет шуры опубликовал коммюнике, в котором он явно ищет примирения с ИГИЛ (см. приложение 16).

76. В Дерне Совет шуры моджахединов Дерны, экстремистская коалиция, открыто борется с ИГИЛ. Однако его отношения с другой включенной в перечень Организации Объединенных Наций группой «Ансар аш-Шариа» в Дерне (QDe.145), менее очевидны. По крайней мере, одна из группировок «Ансар аш-Шариа» присоединилась к Совету шуры |24|. Кроме того, она продолжала публиковать фотографии рекламной направленности, показывающие, что после того, как Совет шуры вытеснил ИГИЛ из Дерны, она может свободно действовать в контролируемом Советом шуры городе (см. приложение 17).

77. С учетом вхождения в состав Совета шуры революционеров Бенгази (и в меньшей степени Совета шуры моджахединов Дерны) включенных в перечень Организации Объединенных Наций субъектов и/или сотрудничества с ними оказание постоянной поддержки обеим коалициям из городов в западной Ливии также проблематично. Финансовая и материальная поддержка из Триполи и Мисраты подтверждается ливийскими и международными источниками, которые постоянно упоминают одни и те же лица и места.

78. На политическом уровне существует высокопоставленная и публичная поддержка Совета шуры революционеров Бенгази, и особенно Совета шуры моджахединов Дерны. Например, на протяжении операций в Дерне против ИГИЛ Совет шуры моджахединов Дерны получал сильную словесную поддержку от нескольких авторитетных фигур в Триполи (см. приложение 18).

79. Такая поддержка не ограничивается вооруженными группами на востоке, связанными с включенными в перечень организациями. Бригада «Таухид» в Триполи, связанная с нападением ИГИЛ на Митигу, была публично поддержана муфтием Ливии (см. приложение 19).

IV. Действия, нарушающие применимые международные нормы в области прав человека или международного гуманитарного права, или действия, представляющие собой посягательства на права человека

80. В сложившемся вакууме нарушители прав человека и другие преступники действуют с полной безнаказанностью, поскольку вооруженные группы контролируют сектор безопасности, а судебная система едва функционирует. Международный уголовный суд выразил готовность открыть новые расследования, но этим усилиям, как представляются, мешают проблемы в области безопасности и бюджетные ограничения (см. рекомендацию 21) |25|. Кроме того, Совет Безопасности не вводил никаких новых целенаправленных санкций с 2011 года (см. рекомендацию 17).

A. Произвольные задержания и пытки

81. Группа продолжала свои расследования вопроса о контроле вооруженных групп над местами содержания под стражей. Нарушения широко распространены в тюрьмах Ливии, что отражает практику прежнего режима в сочетании с нехваткой ресурсов и профессионализма, а также мстительное отношение к заключенным тюремных охранников. Инциденты включают избиения, пытки, отсутствие доступа к основным санитарным услугам, переполненность и отказ в свиданиях с членами семьи. Очень часты случаи незаконного содержания под стражей. Большинство задержанных не предстают перед судьей, а другие остаются в заключении, хотя и получили уведомление об освобождении |26| Значительная часть из них находится в тюрьме с 2011 года. Основными причинами их содержания под стражей являются, как представляется, вымогательство, месть и вынужденное признание.

82. Правительство национального согласия должно в первоочередном порядке заняться вопросом злоупотреблений в поведении вооруженных групп и сил безопасности, контролирующих центры содержания под стражей, путем проведения реформ, которые включают проверку тюремных охранников (см. рекомендацию 15).

83. Группа получила широкий спектр свидетельств жертв, их родственников, правозащитников, государственных должностных лиц, а также видео и фотоматериалы. Если не указано иное, эта информация послужила основой для сделанных ниже выводов.

1. Западная Ливия

84. Абдулазиз аль-Бакши из тюрьмы в Айн Заре замешан в случаях применения пыток, в том числе в отношении задержанных женщин. Мохаммад ан-Наами в течение четырех лет возглавлял эту тюрьму, где до сих пор практикуется жестокое обращение с заключенными. Аналогичные нарушения прав человека также имели место в тюрьме «Рувайми» в Айн Заре.

85. Хайтам ат-Таджури создал частный центр содержания под стражей в Та-джуре, «Мазарат ан-Наам», где содержался ряд должностных лиц и сторонников бывшего режима. Он вымогал крупные суммы денег у посетителей. Во время действий операции «Фаджр» в июле 2014 года из его центра исчезли 12 должностных лиц бывшего режима. Его утверждения, что он передал их семьям, были опровергнуты согласно данным из правительственных источников. В апреле 2015 года его лагерь разбомбили военно-воздушные силы |27|.

86. В районе Абу Салим в Триполи командир одной из вооруженных групп Абдулгани Кикли контролирует следственный изолятор, в котором имеется особая камера для пыток. Несколько так называемых «заключенных» оказались в близлежащих больницах с тяжелыми травмами.

87. Поступило несколько сообщений о пытках в тюрьмах «Даман» и «Хафра» в Таджуре. Последняя контролировалась лидером связанного с ЛНА местного ополчения Абдуллой ас-Сасси, который был убит в конце 2014 года.

88. Семейный следственный изолятор «Томина» остается самой печально известной тюрьмой в Мисрате. Неоднократно поступали сообщения о том, что глава семьи Исса Бениса Ласфар ас-Саркази несет ответственность за применение пыток и другие злоупотребления. Также вызывает обеспокоенность дело центра «Джавийя» в Мисрате; администрация тюрьмы потворствует жестокому обращению и физическим наказаниям.

89. В Завии неоднократно сообщалось о случаях пыток и вымогательства в тюрьмах «Селаа», «Джазира» и «Джедайем».

90. В тюрьме «Хадба» проходил ущербный судебный процесс над 37 видными сторонниками прежнего режима. Вынесенный 28 июля 2015 года вердикт, которым девять подсудимых были приговорены к смерти, был осужден международным сообществом. «Хадба» является относительно хорошо оборудованной тюрьмой, но в ней отмечены серьезные нарушения, что подтверждается обнародованными 2 августа 2015 года видеоматериалами, показывающими пытки заключенных, включая Саади Каддафи (LYi.015), под надзором начальника тюрьмы Салеха Хадийя Абдулсалама ад-Даики |28|.

91. Также отмечены злоупотребления в тюрьме «Митига», которая контролируется Специальными силами сдерживания Абдулрауфа Кары. В одном из случаев бывший заключенный сообщил о вымогательстве и систематических побоях задержанных под руководством командира Абдулсалама Бен Шабана.

92. Широко сообщалось о жестоком обращении с мигрантами в нескольких местах, в том числе в официальных центрах содержания под стражей, в частности в западной Ливии. Мигранты, опрошенные Группой, также сообщили, что подвергались пыткам и вымогательству со стороны вооруженных групп, которых они не смогли опознать.

2. Восточная Ливии

93. Согласно правительственным источникам в октябре 2015 года «Кувефия» была единственной официальной тюрьмой в Бенгази. Контроль над нею разделен между судебной полицией (министерство юстиции), военной полицией (ЛНА) и Управлением уголовного розыска (министерство внутренних дел). Сообщалось о случаях пыток в той части тюрьмы, которая контролируется Управлением уголовного розыска. Судя по всему, не ведется никаких списков заключенных.

94. Кроме того, вооруженные группы, связанные с ЛНА и министерством внутренних дел, создали несколько неофициальных тюрем в Бенгази. В этих тюрьмах Управление уголовного розыска, Следственное управление специальных сил и Антитеррористическая группа держат произвольно арестованных лиц. О случаях пыток широко сообщалось местными и международными правозащитными неправительственными организациями |29|.

95. Влияние министерства юстиции, которое пыталось улучшить условия содержания под стражей на всем востоке страны, ограничивается частью тюрьмы «Гарнада» в Байде. Остальные помещения тюрьмы контролируются Ливийской национальной армией. В октябре 2015 года в части, контролируемой ЛНА, содержалось 320 (подозреваемых) членов ИГИЛ, в основном иностранцев |30|. До сведения Группы была доведена обеспокоенность в отношении допросов, проводимых военной полицией.

96. Ответственность за это несет временное правительство Ливии и, в частности бывший министр внутренних дел Умар ас-Синки. Несмотря на неоднократные сообщения о пытках в неофициальном следственном изоляторе в Бар-сисе, г-н Ас-Синки назначил начальника тюрьмы Фараджа Мухаммеда Манс-ура (также известного как Аль-Абдали) командиром своих сил специального назначения (см. приложение 20). Хотя тюрьма в Барсисе в настоящее время закрыта, продолжают поступать сообщения о пытках в подразделениях, действующих под руководством временного правительства или Ливийской национальной армии. В своем интервью Группе г-н Аль-Абдали отрицал практику пыток в Барсисе, а также то, что он руководил какой-либо тюрьмой в Бенгази в августе 2015 года. Впоследствии эти отрицания были опровергнуты рядом свидетельств и информацией из открытых источников, собранных Группой. До сих пор поступают сообщения о продолжающихся пытках и произвольных задержаниях, в частности в штаб-квартире г-на аль-Абдали в Бу Джазире.

B. Массовые убийства

97. ИГИЛ остается главным виновником массовых убийств в Ливии. 20 февраля 2015 года в результате нападения ИГИЛ в Куббе с использованием самодельного взрывного устройства было убито более 40 человек. Также в феврале оно выпустило видео о суммарной казни 21 египтянина в рамках своей медийной стратегии по пропаганде своего ливийского филиала перед международной аудиторией. В апреле ИГИЛ выпустило аналогичную видеосъемку двух отдельных массовых казней эфиопов.

98. Одним из самых кровавых инцидентов стало массовое убийство ИГИЛ членов местных племен в Сирте в середине августа 2015 года. По данным из местных источников, было убито по меньшей мере 50 человек, большинство из которых принадлежали к племени фурджан.

99. В результате первого массового убийства в 2016 году, совершенного ИГИЛ с использованием самодельных взрывных устройств, погибло более 80 человек в учебном центре береговой охраны в Злитане.

100. Кроме того, при обстреле мирного протеста в Бенгази 23 октября 2015 года погибли, по меньшей мере, девять мирных жителей. Минометный обстрел, скорее всего, велся с территории, контролируемой Советом шуры революционеров Бенгази |30|.

101. Наконец, Группа собрала доказательства причастности мисратских подразделений к массовой расправе в Гаргуре 15 ноября 2013 года, в результате которой погибло более 40 мирных жителей и значительно ухудшилась ситуация в области безопасности в Ливии (см. приложение 21). Некоторые из участвовавших в этой расправе лиц являлись сотрудниками служб государственной безопасности |31|.

C. Воспрепятствование доставке гуманитарной помощи

102. Вооруженные группы используют воспрепятствование доставке гуманитарной помощи в качестве инструмента контроля над гражданским населением в Убари и Куфре. Оба города полагаются на поставки продуктов питания и медикаментов из северных городов. Бригада «Ахмад аш-Шариф», контролирующая Сарир, военные и муниципальные советы в Куфре и связанные с тебу бригады, отвечающие за контрольно -пропускной пункт № 17 к югу от Сабхи, блокировали поставки гуманитарной помощи, по меньше мере по одному разу каждая (см. приложение 22) |32|.

D. Похищения, взрывы и внесудебные казни

103. На западе обеспокоенность продолжают вызывать похищения людей, поскольку они происходят практически ежедневно. Заложников, в частности иностранцев из стран, где арестованы ливийцы, зачастую используют в качестве разменной монеты. Громкие дела включают похищение тунисцев в обмен на Валида Леглайеба (август 2015 года) и Хусейна ад-Дхауади (октябрь 2015 года).

104. Что касается востока, то Группа получила убедительные доказательства причастности сил «Щита Ливии-2» к взрыву в лагере ливийских сил специального назначения и нападению на полицию в Бенгази в 2013 году, в том числе доказательства прямой ответственности Мохаммада аль-Орейби (также известного как Бока) и его помощника Валида аль-Масри |33|.

105. Группа также получила убедительные доказательства того, что члены «Щита Ливии-1» под командованием Висама бен Хамида организовали серию убийств активистов и взрывов в Бенгази, вербуя своих боевиков среди иностранных рабочих. Кроме того, в ноябре 2015 года ЛНА опубликовала видео, подтверждающее прямое участие бен Хамида в попытке покушения на полковника Армии Аль-Махди аль-Баргати |34|. Эти убийства привели к резкому ухудшению ситуации в области безопасности в Бенгази и началу операции «Кара-ма» в мае 2014 года.

106. На юге многие гражданские лица, часто выбранные по племенной принадлежности, были похищены или убиты на контрольно-пропускных пунктах. В нескольких случаях, доведенных до сведения Группы, участвовали вооруженные группы из племен тебу и звая из Варшафаны и Завии. Примеры включают контрольно-пропускной пункт № 60, который управляется племенем звая и элементами Совета шуры революционеров Адждабии, и контрольно-пропускной пункт на дороге между Куфрой и Адждабией, управляемый бригадой «Ахмад аш-Шариф» племени тебу.

V. Осуществление оружейного эмбарго

A. Обзор

107. Несмотря на принятие в 2011 году всеобъемлющего двустороннего эмбарго на поставки оружия, незаконные поставки оружия в Ливию и из нее совершались на регулярной основе. Во время революции шли активные поставки оружия в Ливию, за которыми последовало распространение военных материальных средств из Ливии по региону и консолидация запасов ливийских ополченцев при поддержке покровителей в ливийских государственных учреждениях.

108. После начала операций «Карама» и «Фаджр» в 2014 году, возобновления серьезных боевых действий в различных частях страны и роста ИГИЛ в Ливии наблюдалось явное увеличение спроса на военные материальные средства и возрождение внешней поддержки. Сети незаконной торговли, включающие ливийских граждан и иностранные брокерские компании, активно стремятся заключать сделки по оружию от имени различных государственных и негосударственных сторон. Продолжается распространение оружия и боеприпасов из Ливии, что подрывает безопасность в прилегающих районах.

109. Создание Правительства национального согласия будет шагом к восстановлению сил безопасности, однако положения эмбарго на поставки оружия и процедуры предоставления изъятий должны сохраняться и соблюдаться, чтобы не входящие в правительство субъекты не могли закупать военные технические средства.

110. Хотя в течение действия нынешнего мандата не поступало никаких сообщений о нарушениях эмбарго поставкой оружия, не относящегося к обычным вооружениям, Группа обеспокоена остающимися запасами химического оружия, которые настоятельно необходимо обезопасить и уничтожить.

B. Поставки материальных средств в Ливию во время революции (февраль-сентябрь 2011 года)

111. Во время революции шли значительные поставки оружия и боеприпасов, в о сновном тем, кто боролся с силами Каддафи, включая поставки под эгидой государств (см. S/2013/99 и S/2015/128).

112. Группа продолжала расследовать возможные нарушения эмбарго на поставки оружия в 2011 году с участием двух брокерских компаний, зарегистрированных в Соединенных Штатах. Марк Тури и «Тури дифенс груп» обвиняются в нарушении закона об экспорте вооружения Соединенных Штатов в связи со схемой поставки военных материальных средств в Ливию, в то время как лицензия была запрошена на экспорт в Катар и Объединенные Арабские Эмираты. Защита утверждает, что этот торговец оружием действовал по поручению властей Соединенных Штатов. Подробности дела можно найти в приложении 23.

113. В одной из просьб об одобрении сделки, представленной г-ном Тури властям Соединенных Штатов в то время, в качестве партнера указана компания «Доларьян кэпитал, инк». Эта компания интересует Группу с 2011 года, когда она пыталась экспортировать военные материальные средства из Ливии. Подробная информация о выводах Группы на сегодняшний день содержится в приложении 24.

C. Поставки материальных средств после революции (сентябрь 2011 года — август 2014 года)

114. Сразу после революции многочисленные вооруженные бригады заполнили вакуум безопасности в Ливии, расширив свою роль и укрепив контроль над территорией. Эти вооруженные группы укрепляли свой военный потенциал, закупая материальные средства внутри Ливии и за ее пределами либо через перенаправление поставок, по которым были поданы уведомления, либо в нарушение эмбарго на поставки оружия. Группа ранее сообщала об этом (см. S/2015/128, пункты 115 и далее).

1. Обновленная информация о поставках материальных средств с уведомлением

115. С сентября 2011 года (резолюция 2009 (2011)) до августа 2014 года (резолюция 2174 (2014)) правительство Ливии могло закупать военные материальные средства в рамках помощи в обеспечении безопасности, если оно заблаговременно извещало об этом Комитет Совета Безопасности, учрежденный резолюцией 1970 (2011) по Ливии. Недостатки этой процедуры были значительными, поскольку в ней не учитывалось наличие конкурирующих механизмов закупок без какого-либо надзора, отсутствие ясности в отношении фактических конечных пользователей и отсутствие какого-либо отслеживания поставок.

116. Для содействия отслеживанию поставок оружия и боеприпасов, по которым были поданы уведомления, и их возможного перенаправления Группа связалась с несколькими государствами-членами, которые уведомили Комитет об экспорте военных материальных средств до принятия резолюции 2174 (2014), и попросила их представить обновленную информацию о статусе этих материальных средств. Болгария, Сербия и Турция представили подробную информацию (см. приложении 25).

2. Поставка материальных средств без уведомления

Поставки без уведомления из Объединенных Арабских Эмиратов

117. Группа ранее сообщала о нескольких нарушениях эмбарго на поставки оружия Объединенными Арабскими Эмиратами, в том числе о поставке военных материальных средств революционерам в 2011 году (см. S/2013/99, пункты 74 и далее) и о поставках оружия Верховному комитету безопасности в 2013 году (см. S/2015/128, пункты 125 и далее). Группа провела расследование дополнительных поставок из Объединенных Арабских Эмиратов в нарушение эмбарго на поставки оружия.

118. Бронетранспортеры. В августе 2012 года Объединенные Арабские Эмираты одобрили экспорт бронетранспортеров в Триполи без предварительного уведомления Комитета |35|, указав в качестве конечного пользователя «Ливийское министерство внутренних дел». В приложении 27 содержится подробная информация по этому делу.

119. Поддержка вооруженной группы зинтани. После революции Объединенные Арабские Эмираты оказывали политическую и военную помощь группам зинтани. В 2013 году бригада «Саваик» из Зинтана под командованием Имада Трабулси получила военные материальные средства, включая бронетранспортеры «Нимр», штурмовые винтовки AR-M9F и обмундирование (см. фото I). В приложении 27 содержится подробная информация об этом расследовании Группы.

Фотография I
Члены бригады «Саваик» позируют в новой форме, с винтовками и бронетранспортером

Источник: страница бригады «Саваик» в сети «Фейсбук», фотографии размещены в августе 2013 года.

D. Поставка или возможная поставка материальных средств в Ливию после усиления эмбарго на поставки оружия (август 2014 года)

120. После резкого ухудшения ситуации в области безопасности в середине 2014 года Совет Безопасности усилил эмбарго на поставки оружия, заменив процедуру уведомления процедурой предоставления изъятий для поставки средств смертоносного действия правительству (см. резолюцию 2174 (2014)). Обзор текущих мер, связанных с эмбарго на поставки оружия, см. в уведомлении № 2 об оказании помощи в осуществлении |36|.

121. Тем не менее, поставки оружия и боеприпасов различным сторонам в Ливии продолжались с участием государств-членов и сложных цепочек брокерских компаний, которых, как представляется, эмбарго на поставки оружия не сдерживает. Например, Группа уже сообщала о деятельности «Темакс корпорейшн» в нарушение эмбарго на поставки оружия в 2013 году (см. S/2015/128, пункт 126) и считает, что эта компания является частью более широкой сети незаконной торговли. Группа отдельно предоставила Комитету информацию о нескольких сетях.

122. Группа получила множество коммерческих документов, относящихся к оружейным сделкам с ливийскими субъектами (сертификаты конечного пользователя, заказы, перечни материальных средств), от посреднических и транспортных компаний и государств-членов. Сертификаты конечного пользователя выдавались широким спектром вооруженных сирийских субъектов, включая представителей ЛНА, правительства национального спасения и вооруженных групп, таких как бригада «Аль-Каакаа» (документация представлена Комитету отдельно).

123. Документация показывает, что вооруженные структуры стремятся закупить целый диапазон материальных средств, включая переносные зенитные ракетные комплексы и боеприпасы для стрелкового оружия и легких вооружений, в частности. Многочисленные переговоры касаются избыточных запасов, то есть материальных средств, которые имеются в наличии и готовы к продаже. Группа также отмечает, что высоким спросом со стороны различных групп пользуются снайперские винтовки и вертолеты.

124. Группа отмечает, что, несмотря на частые нарушения эмбарго на поставки оружия, многие компании и государства-члены выполняют предусмотренные меры.

125. Группа не нашла никаких доказательств прямых поставок оружия террористическим структурам в Ливии в нарушение эмбарго. Группа обменялась мнениями с несколькими экспертами, которые пришли к такому же выводу: на данный момент террористические группы, действующие в Ливии, используют материальные средства того же типа, что и нетеррористические ополченцы, и закупают их в Ливии. Во время своего посещения Тобрука Группа встретилась с руководителем сил специального назначения в Дерне, который объяснил, что террористические группы используют новые материальные средства, в том числе снайперские винтовки и противотанковые управляемые ракеты. Группа запросила дополнительную информацию, но пока ее не получила. Группа отметила все более частое и масштабное использование самодельных взрывных устройств в стране. Хотя в Ливии имеется большой запас компонентов для создания самодельных взрывных устройств, все более сложная конструкция этих устройств говорит о том, что навыки, необходимые для изготовления некоторых из них, были, вероятно, импортированы из-за рубежа.

126. Наконец, Группа получила информацию о присутствии в Ливии иностранных военнослужащих, помогающих в ряде мест в борьбе с ИГИЛ. Комитет еще не получал просьб о предоставлении изъятий в этом отношении, и Группа ведет расследование.

1. Поставки и возможные поставки материальных средств временному правительству и связанным с ним группам

127. 2 марта 2015 года временное правительство Ливии представило Комитету просьбу об изъятии из эмбарго |37| в отношении поставки весьма большого количества стрелкового оружия и легких и тяжелых вооружений. Рассмотрение этой просьбы было приостановлено.

128. В своей резолюции 2214 (2015) Совет Безопасности призвал Комитет оперативно рассматривать просьбы об изъятии поставок для использования Ливийскими вооруженными силами в целях борьбы с терроризмом. Однако новой просьбы Комитету представлено не было, а рассмотрение упомянутой выше просьбы до сих пор приостановлено.

129. Во время своего посещения Тобрука в июле 2015 года Группа обсудила эти проблемы с начальником штаба и другими военными представителями. Они настаивали на своих потребностях в военных материальных средствах для борьбы с терроризмом, заверили Группу, что соответствующие гарантии действуют, и предложили ей на месте вести наблюдение за работой их механизмов управления в будущем. В ответ на жалобы по поводу отсутствия доступа временного правительства к материальным средствам Группа напомнила о соответствующей процедуре направления просьб об изъятии.

130. Ливийские и международные должностные лица подтвердили, что ЛНА и связанные с нею группы получали материальные средства из-за рубежа как в рамках своих собственных закупочных операций, так и от поддерживающих ее стран. За закупки оружия в нарушение эмбарго ответственность несет командный состав ЛНА. Это было подтверждено в видеозаявлении начальника штаба военно-воздушных сил Сакра Джеруши в январе 2016 года |38|, в котором он признал, что генерал Хафтар «импортировал боеприпасы, используя секретных партнеров и зарубежные страны», и поручил закупки оружия своим сыновьям. Это послужило основанием для выдвижения внутри ЛНА обвинений относительно отвлечения финансовых и материальных средств, которые глава Палаты представителей поручил расследовать.

131. Ниже представлены результаты расследований Группы на январь 2016 года.

Поставки и возможные поставки для военно-воздушных сил

132. Информация, изложенная в настоящем разделе, была получена в результате отслеживания содержания страниц ливийских военно -воздушных сил в социальных медиа и подтверждается наблюдениями Группы на месте и/или информацией, предоставленной государствами-членами и другими источниками.

133. По окончании революции авиационный парк ливийских военно-воздушных сил был в основном опустошен, и начальником штаба военно-воздушных сил Сакром Джеруши были предприняты усилия по его восстановлению как с соблюдением, так и в обход положений эмбарго на поставки оружия. Группа сообщала о нескольких предыдущих поставках без уведомления, включая поставки вертолетов в восточную часть страны из Судана в 2012 году (см. S/2014/106, пункты 85 и далее) и из Египта в 2014 году (см. S/2015/128, пункты 167 и далее).

134. Военно-воздушные силы получили дополнительные вертолеты Ми-8, в том числе, по меньшей мере, один (бортовой № 1464), который сходен с египетскими вертолетами Ми-8, которые, как считает Группа, были недавно поставлены (см. фото II и таблица 1, сравнение египетского вертолета Ми-8 с бортовым номером ١٤٦٤ (1464), который был сфотографирован в Ливии в 2014 году, вертолета Ми-8 с частично закрашенным бортовым номером, заканчивающимся на цифры ٦٤ (64) |39|, и вертолета Ми-8 с бортовым номером 1464 |40|, который был сфотографирован в Ливии несколько месяцев спустя. Группа просила Египет подтвердить, является ли сейчас или являлся когда-либо ранее вертолет Ми-8 с бортовым номером, заканчивающимся на цифры ٦٤, частью египетского парка вертолетов. Ответа пока не поступило.

Фотография II
Сравнение вертолетов

Источник: Группа.

Таблица 1
Видимые отличительные признаки, обнаруженные на трех вертолетах

A

Надпись "DANGER" похожа во всех трех случаях

B

На фотографии (а) виден флаг египетских военно-воздушных сил, а на фотографии (b) видны признаки его удаления

C

На (а) номер «1464» индо -арабскими цифрами нанесен на Ми-8 египетских военно-воздушных сил, на (b) номер «64» индо-арабскими цифрами нанесен на вертолет, который был замечен в Ливии весной 2015 года, причем четко видны признаки удаления первых двух цифр, на (с) номер «1464» рукописными арабскими цифрами нанесен на вертолете, который был замечен в октябре 2015 года

D

Схожая камуфляжная окраска нанесена во всех трех случаях: фюзеляж общего песочного цвета со светло-серым подфюзеляжем

E

На (а) виден опознавательный знак египетских военно-воздушных сил, а на (b) видны признаки его удаления

F

Схожее прямоугольное экранно-выхлопное устройство чисто черного цвета во всех трех случаях

G

Схожие 2 x 2 узлы подвески вооружения во всех трех случаях

H

На (а) номер «1464» индо-арабскими цифрами нанесен на Ми-8 египетских военно-воздушных сил, на (b) номер «64» индо-арабскими цифрами нанесен на вертолете, который был замечен в Ливии весной 2015 года, причем четко видны признаки удаления первых двух цифр, на (с) номер «1464» рукописными арабскими цифрами нанесен на вертолете, который был замечен в октябре 2015 года

135. Группа расследует недавнюю поставку реактивных самолетов МиГ-21F Тобруку (см. фото III), которые, как представляется, сходны с теми, которые имеет Египет. Информация и фотографии, размещенные на официальной странице египетских военно -воздушных сил в сети «Фейсбук», подтверждают, как представляется, эту поставку (см. приложение 28). Группа представила Египту серийные номера некоторых самолетов, но ответа на эту просьбу об отслеживании пока не поступало.

136. Группа представила те же производственные серийные номера государству-производителю и запросила информацию о первоначальных конечных пользователях. Ответ пока не получен.

137. Группа обратилась к Египту, чтобы получить дополнительную информацию по упомянутым выше поставкам и предоставить ему возможность опровергнуть обвинения. Египет ответил, что информация Группы в отношении этих поставок является ошибочной и что он полностью привержен осуществлению резолюции 1970 (2011) и последующих соответствующих резолюций.

Фотография III
Реактивные самолеты МиГ-21Ж, недавно переданные военно-воздушным силам Ливии

источник: I конфиденциально, Тобрук, 2015 год.

138. Группа также отметила недавнюю поставку нескольких вертолетов Ми-24 для военно-воздушных сил. Она продолжает расследование цепочки поставок и попросила одно из государств-членов оказать ей помощь в этой связи.

139. Наконец, Группа отметила проведение восстановительного ремонта воздушных судов нескольких типов в восточной части Ливии, что указывает на возможное получение военно-воздушными силами запасных частей и технической поддержки из-за рубежа. Ее расследование продолжается.

Расследование обвинений в поставках из Объединенных Арабских Эмиратов

140. Группа опросила нескольких изготовителей материальных средств, брокеров и транспортных компаний, работающих в Объединенных Арабских Эмиратах и Ливии. Все они утверждали, что власти Объединенных Арабских Эмиратов очень строго контролируют поставки материальных средств в Ливию, в том числе в Байду, Тобрук и Зинтан. По их мнению власти Объединенных Арабских Эмиратов не выдали бы лицензии на экспорт каких-либо материальных средств в Триполи или Мисрату. Они также отметили роль посла Ливии в Объединенных Арабских Эмиратах, который санкционирует поставки и препровождает запросы, поступающие из Тобрука.

141. Группа изучила рейсы, выполненные в октябре 2014 года компанией «Ветеран авиа» с авиабазы Минхад в Объединенных Арабских Эмиратах в Ливию через Иорданию, и обратилась к обоим государствам -членам. Объединенные Арабские Эмираты не ответили, а Иордания заявила, что не обнаружила каких -либо авиарейсов из Объединенных Арабских Эмиратов в Иорданию, направлявшихся затем в Ливию. Однако данные о воздушном движении показывают, что эти рейсы имели место, и поэтому Иордания была вновь запрошена, но ее позиция не изменилась. В январе 2016 года Армения, где зарегистрирована «Ветеран авиа», подтвердила рейсы из Объединенных Арабских Эмиратов в Ливию с остановкой в Иордании. Согласно властям Армении эти рейсы перевозили гуманитарную помощь. Расследование Группы продолжается.

142. Группа расследует поставки бронированных автомобилей в Ливию, большинство из которых шло с территории Объединенных Арабских Эмиратов (см. приложение 29). После принятия резолюции 2095 (2013) эмбарго на поставки оружия уже не распространяется на поставки правительству несмертоносных материальных средств. Однако, учитывая отсутствие четкой организационной структуры Ливийских вооруженных сил, Группе трудно подтвердить, что конечных пользователей некоторых бронетранспортеров и других материальных средств можно считать частью правительства (см. рекомендацию 1).

143. Наконец, Группа получила копии электронных писем, которые, как представляется, содержат внутреннюю переписку правительства Объединенных Арабских Эмиратов по вопросу о том, как взаимодействовать с Группой. Цепочка электронных писем (см. приложение 30) включает письмо от координатора Группы, что подтверждает утечку внутренних документов со стороны властей Объединенных Арабских Эмиратов, а также отправленные в связи с этим сообщением письма, в которых говорится, что, поскольку Объединенные Арабские Эмираты нарушали эмбарго на поставки оружия, им следует проявлять осторожность в своем общении с Группой. Группа запросила разъяснения от Объединенных Арабских Эмиратов, но никакого опровержения или комментария не последовало.

Международные сети незаконной торговли, поставляющие материальные средства для Ливийской национальной армии и ее союзников в Зинтане

144. В ноябре 2014 года в Дувре, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, при попытке покинуть страну в кузове грузовика был арестован гражданин Ливии Абдуррауф Эшати |41|. Обнаруженные в его мобильном телефоне некоторые документы и информация касались сделки с боеприпасами на сумму 28,5 млн. долл. США между представителями племени зин-тани, близкими к бригадам «Саваик» и «Аль-Каакаа». Документы также содержали информацию о фрахтовании самолета для доставки боеприпасов. В ноябре 2015 года он признал себя виновным по двум пунктам обвинения, включая обладание в террористических целях, и был приговорен к шести годам лишения свободы.

145. Расследование выявило сложную сеть с участием граждан Египта, Ливии и Италии. Согласно обвинительному заключению г-н Эшати участвовал в переводе документов для основного действующего лица с ливийской стороны Ибрагима эт-Туми. Последний пользовался документами, подписанными начальником штаба ЛНА генералом Надхури.

146. Основным брокерским агентом являлся гражданин Италии Франко Джио-рджи, который получил первый платеж от своих ливийских клиентов за поставку. Однако деньги у него были, видимо, в Италии украдены, и он отправился в Ливию в марте 2015 года, чтобы, вероятно, обсудить этот вопрос со своими клиентами. С тех пор г-н Джиорджи удерживается в Ливии |42|.

2. Поставки вооруженным группам

147. Группа регулярно получала информацию о поставках оружия вооруженным группам, в частности, в Триполи и Мисрате, и продолжает расследовать такие случаи; в этом разделе представлены результаты работы Группы по состоянию на январь 2016 года.

148. В ходе своей встречи с представителями Всеобщего национального конгресса и Национального правительства спасения в августе 2015 года Группа была проинформирована о том, что министерство обороны в Триполи имеет департамент закупок. Представители сразу добавили, что он занимается лишь несмертоносным военным имуществом, поскольку закупка оружия и боеприпасов запрещена. Это еще раз демонстрирует отсутствие понимания положений эмбарго, касающихся несмертоносного военного имущества, передача которого, в данном случае, представляла бы собой нарушение эмбарго на поставки, поскольку только временное правительство может получать несмертоносные материальные средства без предварительного получения изъятия.

149. Группа получила документы, указывающие, что министерство обороны в Триполи выдавало сертификаты конечного пользователя в обеспечение сделок с оружием (см. приложения 31 и 33).

150. Информация, недавно предоставленная Группе, говорит о том, что иностранные компании могут в настоящее время обеспечивать подготовку по вопросам безопасности для некоторых боевиков в Триполи, что будет представлять собой нарушение эмбарго на поставки оружия. Расследование Группы продолжается.

Расследования обвинений в поставках из Турции

151. С обновленной информацией по сообщенным ранее расследованиям можно ознакомиться в приложении 32.

Сертификат конечного пользователя, относящийся к сделке с компанией, зарегистрированной в Турции

152. В 2015 году Группе был представлен сертификат конечного пользователя на поставку значительного количества стрелкового оружия, легких вооружений и боеприпасов к ним, который был выдан министерством обороны правительства национального спасения и в котором упоминается премьер-министр правительства национального спасения Халифа Гхвел (см. приложение 33). Согласно этому документу боеприпасы должны были поставляться компанией, базирующейся в Турции. Группа связалась с Турцией, которая ответила, что этот сертификат «вызывает вопросы» и что она связалась с представителем компании. Этот представитель пояснил, что какие-то лица, назвавшиеся представителями «ливийского правительства», обратились к его компании, чтобы предложить сделки в Ливии. Группа связалась с представителем компании и продолжает свое расследование.

Изъятие на борту судна «Хаддад 1» оружия и боеприпасов, предназначенных для Мисраты

153. В сентябре 2015 года в средствах массовой информации появились сообщения об изъятии на Крите, Греция, оружия и боеприпасов на борту судна «Хаддад 1» (№ ИМО 74113921), следовавшего в Мисрату из Турции |43|. Впоследствии власти Турции сообщили Группе, что имела место некоторая путаница в средствах массовой информации и что оружие предназначалось Ливану, а боеприпасы предназначались полиции Судана.

154. В декабре 2015 года Группа выехала на Крит, чтобы досмотреть изъятый груз, включая два контейнера с 5000 единиц оружия, изготовленного компанией «Торун», и 500 000 патронов, изготовленных компанией «Яваскалар», которые были спрятаны за обычными товарами (см. фото IV и V). Оба изготовителя зарегистрированы в Турции |44|. Группа изучила найденные на борту следственные материалы, в том числе морскую карту с мостика и грузовой манифест. Хотя в манифесте указано, что контейнеры должны были быть выгружены в Мисрате, в нем были упомянуты лишь «пластиковые коврики» и «хозяйственные товары» (см. приложение 34). В то время как боеприпасы были найдены за пластиковыми ковриками, оружие было найдено за домашней мебелью. Информация, представленная членами экипажа во время их предварительного допроса, подтвердила тот факт, что контейнеры должны были быть доставлены в Мисрату. Ливан и Судан не упоминаются ни в одном документе или информации, собранных Группой в Греции.

Фотография IV
Боеприпасы 9 х 19mm, изготовленные компанией «Яваскалар»

Источник: Группа, Ираклион, Греция, декабрь 2015 года.

Фотография V
Короткоствольное оружие 12-го калибра различных типов, включая помповые ружья

Источник: Группа, Ираклион, декабрь 2015 года.

155. Турция предоставила копии документов, подтверждающих сообщенную в сентябре информацию, включая грузовой манифест, который очень похож на тот, который был предоставлен капитаном, за исключением одной отличающейся страницы (см. приложение 34).

156. Хотя идентификационные номера контейнеров одинаковы, в документе, представленном Турцией, указано, что контейнеры следовало доставить в Бейрут и что грузополучателями являются компания в Ливане и суданская полиция. Группа попросила Ливан и Судан подтвердить эту информацию; они до сих пор не ответили.

157. Хотя Группа будет продолжать свое расследование, она отмечает, что материальные средства были, очевидно, спрятаны в контейнерах, а также не отражены в грузовом манифесте, предоставленном капитаном. Если бы поставка оружия и боеприпасов была законной, то, как считает Группа, не было бы необходимости ее скрывать.

158. Группа уже документально отразила наличие боеприпасов компании «Яваскалар» и короткоствольного оружия компании «Торун» в изъятых материальных средствах, поставленных из Ливии, что указывает на то, что выпускаемые этими компаниями материальные средства ранее были направлены в Ливию в нарушение эмбарго на поставки оружия. Турция подтвердила эту информацию и предоставила данные (см. приложение 35).

159. Наконец, судно «Хаддад 1» уже было вовлечено в незаконную доставку оружия и боеприпасов в Ливию. Во время посещения Группой Тобрука в июле 2015 года власти сообщили о недавнем изъятии четырех контейнеров оружия и боеприпасов, предназначенных для Мисраты и обнаруженных на борту этого судна. Согласно данным о морских перевозках судно «Хаддад 1» отплыло в Тобрук в июне 2015 года.

Поставки материальных средств из Судана без уведомления

160. Согласно информации, предоставленной двумя государствами-членами и ливийскими и суданскими представителями вооруженных групп, Судан продолжает поставлять материальные средства в Ливию в нарушение эмбарго на поставки оружия, используя иногда наземный, а чаще воздушный транспорт.

161. Группа ранее сообщала о ряде нарушений эмбарго на поставки оружия Суданом, в том числе во время революции (см. S/2015/128, пункт 175), о поставке боевых вертолетов ливийским военно-воздушным силам (см. S/2014/106, пункт 85), об использовании произведенных Суданом боеприпасов вооруженными группами в Триполи (см. там же, пункт 82) и о поставке материальных средств самолетом в Куфру в 2014 году (см. S/2015/128, пункты 178-180).

162. В своем предыдущем окончательном докладе Группа также сообщила подробную информацию о регулярных рейсах суданского военного грузового самолета в аэропорт Митиги (см. фото VI), контролируемый связанными с операцией «Фаджр» группами, в том числе в период с июля по октябрь 2014 года (S/2015/128, пункт 175 и приложение 25). Группа получила дополнительные доказательства доставки материальных средств этими рейсами в Митигу, но не смогла определить точный характер груза. Группа связалась с Суданом по этому вопросу, но ответа не получила.

Фотография VI
Самолет суданских военно-воздушных сил C130, аэропорт Митиги, 1 октября 2014 года

Источник: конфиденциально.

163. В июле 2015 года научно-исследовательская организация в области контроля за перемещением незаконного оружия и боеприпасов «Конфликт арма-мент рисэч» |45| документально подтвердила наличие произведенных в Судане после введения эмбарго боеприпасов в Сабхе, которые являлись частью партии материальных средств, захваченных или выкупленных «Третьей силой» Ми-сраты. Боеприпасы были либо захвачены у других вооруженных группировок после боя, либо изъяты в ходе обысков на блокпостах или же приобретены на месте в рамках схемы выкупа. Несколько типов изъятых таким образом боеприпасов сходны с материальными средствами, производимыми государственной Военно-промышленной корпорацией Судана |46| (см. таблицу 2).

Таблица 2
Изготовленные в Судане после введения эмбарго боеприпасы калибра 7,62x39 мм, задокументированные в Ливии

Боеприпасы

Маркировка

Год изготовления

Задокументировано в

Источник: Группа.

2 39 011

2011

Триполи, 2013 год

Источник: «Конфликт армамент рисэч».

1 39 011

2011

Сабха, 2015 год

Источник: Группа.

1 39 12

2012

Триполи, 2013 год

Источник: «Конфликт армамент рисэч».

1 13 39

2013

Сабха, 2015 год

Другие изготовленные после введения эмбарго материальные средства, задокументированные в Сабхе

164. «Конфликт армамент рисэч» также задокументировала наличие боеприпасов, сходных с изготовленными после введения эмбарго на поставки оружия китайскими и российскими материальными средствами, которых ранее не было в Ливии и в отношении которых Комитету не поступало уведомлений или просьб об изъятии (см. таблицу 3).

Таблица 3
Боеприпасы, сходные с изготовленными в Китае и задокументированные в Ливии в июле 2015 года

Боеприпасы

Калибр (мм)

Маркировка

Год изготовления

7,62x39

811 11

2011

7,62x39

71 13

2013

7,62x54 R

945 11

2011

7,62x54 R

945 12

2012

12x108

11 13

2013

Источник: «Конфликт армамент рисэч», Сабха, июль 2015 года.

165. Группа связалась с Китаем, чтобы установить цепочку поставки боеприпасов. Китай ответил, что с момента введения эмбарго на поставки оружия они не экспортировали оружие или боеприпасы в Ливию; однако не представил никакой информации, которая позволила бы Группе продолжить расследование цепочки поставок.

166. Наконец, боеприпасы китайского производства в ящиках, сходных с суданской упаковкой, были также задокументированы «Конфликт армамент рисэч» в Сабхе, что может означать, что Судан перенаправил эти материальные средства из своего арсенала в Ливию (см. фото VII).

Фотография VII
Ящики, сходные с суданской упаковкой и содержащие боеприпасы китайского производства

Источник: «Конфликт армамент рисэч», Сабха, июль 2015 года.

167. Группа также связалась с Российской Федерацией, чтобы получить от нее информацию о боеприпасах, сходных с боеприпасами российского производства (см. фото VIII), и помощь в выявлении цепочки их поставки. Ответ пока не получен.

Фотография VIII
Боеприпасы калибра 7,62x54 мм R, сходные с боеприпасами российского производства 2012 года

Источник: «Конфликт армамент рисэч», Сабха, июль 2015 года.

Расследования, связанные с авиационным потенциалом и наемниками

168. Группа отметила, что на авиабазе в Мисрате находится около 15-20 воздушных судов, включая «Мираж», L39, «Соко», МиГ и Ми-8. Группа считает, что для их восстановительного ремонта, пилотирования (некоторых из них), а также для обеспечения боеприпасами требовалась внешняя поддержка.

169. Согласно недавним сообщениям в средствах массовой информации самолеты с этой авиабазы пилотировал гражданин Соединенных Штатов Фредерик Шредер |47|. Группа связалась с ним, и он признал, что, откликнувшись на онлайновую рекламу, предлагавшую летчикам работу по борьбе с ИГИЛ, он ездил в Мисрату в июне 2015 года летать на самолете. Затем он прошел интервью и был завербован гражданами из Иордании, Республики Молдовы и Украины.

170. Несколько источников подтвердили, что вооруженные группы из Мисраты вербовали иностранных летчиков для пилотирования самолетов «Мираж» F1 и L39, в том числе граждан Эквадора и Украины. Источники также отметили, что самолеты «Мираж» в настоящее время обслуживаются командой из граждан Эквадора. Одна из брокерских компаний, участвующих в наборе, принадлежит гражданину Соединенных Штатов/Иордании, который ранее принимал участие в незаконных поставках оружия. Те же источники утверждали, что боеприпасы и запасные части, используемые на авиабазе в Мисрате, были предоставлены зарубежными странами. Группа связалась со всеми вышеупомянутыми государствами-членами.

Поставка короткоствольного оружия, охотничьих ружей и боеприпасов к ним

171. Продажа короткоствольного оружия, охотничьих ружей и боеприпасов к ним по-прежнему является прибыльным бизнесом в Ливии, а количество нарушений эмбарго на поставки оружия, связанных с такими материальными средствами, является значительным. Такие материальные средства используются гражданскими лицами и вооруженными группами. В 2015 году ИГИЛ использовало короткоствольное оружие при казнях (см. фото IX). Кроме того, регулярно наблюдается распространение материальных средств этого типа из Ливии, особенно в Тунис и Египет. В приложении 35 приводится обновленная информация по предыдущим случаям нарушений, а также выводы в отношении недавних случаев.

Фотография IX
Член ИГИЛ расстреливает мужчину из короткоствольного оружия в восточной части Ливии

Источник: http://sitemultimedia.org/video/SITE_IS_BarqahProvince_Reaping_Awakenings.mp4.

3. Потенциальные будущие поставки материальных средств Правительству национального согласия

172. Риск перенаправления и нецелевого использования материальных средств будет оставаться очень высоким, независимо от того, будет создано Правительство национального согласия или нет. Поэтому Группа считает, что положения эмбарго на поставки оружия не следует ослаблять преждевременно. Действующие положения предусматривают изъятия исключительно для ливийского правительства, не разрешая поставки негосударственным субъектам. Если члены Комитета не возражают против просьбы об изъятии, существующей процедуры будет достаточно, чтобы получить требуемые материальные средства.

173. В нынешней ситуации возвращение к процедуре уведомления, подобной той, которая существовала до принятия резолюции 2174 (2014), вновь сделает возможными поставки, которые угрожают миру, стабильности и безопасности Ливии, о чем ранее сообщала Группа. Среди недостатков следует назвать перенаправление материальных средств; целый круг ливийских «представителей», подписывающих сделки с оружием; поставки невыясненным конечным пользователям; и бесконтрольное распространение подлежащих уведомлению материальных средств.

174. В противодействии этим угрозам ключевую роль играет принятие ливийскими властями и экспортерами предметных и проверяемых мер контроля. Они должны включать обязательные подробные уведомления экспортирующими государствами-членами до и после поставки, как уже предусмотрено в уведомлении № 2 об оказании помощи в осуществлении; эффективные меры по управлению запасами и надзору при поддержке Службы Организации Объединенных Наций по вопросам деятельности, связанной с разминированием; и регулярный контроль над запасами на месте и отслеживание потенциальных будущих поставок со стороны международного сообщества в поддержку Правительства национального согласия (см. рекомендации 3, 4 и 7).

175. Поэтому необходима эффективная система закупок, чтобы избежать перенаправления и передачи вооруженным группам. Для содействия Комитету в рассмотрении просьб об изъятии в отношении поставок Правительству национального согласия, правительству следует создать комитет по закупкам, который будет принимать решения о закупке всех материальных средств (см. рекомендации 2 и 6).

Е. Поставки материальных средств из Ливии

176. Несмотря на возросший спрос на материальные средства внутри Ливии, поставки из страны по-прежнему имеют место, в частности, террористическим группам. Незаконный оборот оружия отражает расширение сотрудничества между вооруженными группами в Ливии и теми, кто действует в регионе.

177. Для проведения расследований, связанных с поставками оружия из Ливии, потребуется более активная поддержка со стороны государств-членов в регионе. В то время как Нигер и Тунис весьма активно сотрудничали, другие соседние страны и французская операция «Бархан» регулярно перехватывают материальные средства, поступающие из Ливии, но не сообщают эту информацию и не всегда предоставляют необходимые подробности по запросу Группы и доступ ей к этим материальным средствам. Несмотря на полученные просьбы о предоставлении информации о поставках оружия, Алжир, Нигерия, Судан и Чад не предоставили Группе никаких данных в течение действия нынешнего мандата.

178. Комитет и Группа получили полезные отчеты об изъятии материальных средств от Греции, Италии и Турции в соответствии с пунктами 19 и 20 резолюции 2213 (2015). Группа считает, что это должно также распространяться на перевозки автомобильным транспортом, как это изложено в уведомлении № 3 об оказании помощи в осуществлении (см. рекомендацию 5).

1. Поставки через восточные границы

Поставки в Египет

179. В предыдущих докладах Группа указывала на значительные потоки оружия из Ливии в Египет (см. S/2014/106, пункты 159 и далее, и S/2015/128, приложение 33). В течение срока действия нынешнего мандата Группа приняла к сведению дополнительные сообщения в средствах массовой информации о поставках оружия в Египет и посетила Египет и Израиль, чтобы получить более подробную информацию о задействованных сетевых структурах. Хотя Группе была предоставлена некоторая полезная информация об изъятии оружия, поступившего из Ливии и использовавшегося в Египте в 2015 году, она надеется, что в будущем египетские власти окажут ей больше помощи, с тем чтобы она могла понять динамику незаконной торговли и выявить конкретных нарушителей эмбарго (см. приложение 36).

Поставки в Сирийскую Арабскую Республику

180. За период с 2012 года Группа сообщала о нескольких поставках оружия из Ливии в Сирийскую Арабскую Республику или о поставках, перехваченных при перевозке в Сирийскую Арабскую Республику (см., например, S/2014/106, пункты 164 и далее, и S/2015/128, приложение 33). Во время действия нынешнего мандата Группа собрала дополнительные доказательства предыдущих поставок, но не нашла никакой информации о недавних поставках.

181. Группа подтвердила существование базирующейся в Ливии сети, которая оказывает материально-техническую поддержку, включая доставку большого количества вооружений, сирийским повстанцам после ливийской революции. В нее входят ливийцы, занимающие официальные должности в министерстве внутренних дел и министерстве обороны. Первоначально эта сеть полагалась на арсеналы оружия, собранного внутри Ливии, но вскоре начала искать внешние источники, причем некоторые поставки вообще не проходили через Ливию. На данный момент роль этой сети была выявлена, по меньшей мере, в трех поставках в Сирийскую Арабскую Республику, и другие случаи расследуются. Подробная информация содержится в приложении 37.

182. Хотя Группа не может подтвердить прямую вовлеченность той же сети, следует отметить, что судно «Нур М» (Номер ИМО 7226627), видимо, также указывало Ливию как ложный пункт назначения. Это судно было перехвачено Грецией в ноябре 2013 года с 55 контейнерами с оружием и боеприпасами (см. S/2015/128, пункты 142 и далее, и фото X). В документации на поставку, подписанной бывшим заместителем министра обороны Ливии Халедом аш-Шарифом, Ливия указана в качестве конечного пункта назначения. Однако на основе данных о движении морских судов и свидетельств одного из членов экипажа Группа установила, что «Нур М» направилось не в Ливию, а в Искен-дерун, Турция. Затем груз был перенаправлен из Турции в Сирийскую Арабскую Республику неустановленной группой. Подробная информация о расследовании содержится в приложении 38.

Фотография X
Пример контейнера с боеприпасами калибра 14,5 мм, перевозимого на борту судна «Нур М»

Источник: Группа, Греция, октябрь 2014 года.

183. Поставки в Сирийскую Арабскую Республику из восточной части Ливии широко освещались в прессе после нападения на консульство Соединенных Штатов Америки в Бенгази в сентябре 2012 года. В отчете об официальном расследовании Соединенных Штатов Америки указывается, что отделение Центрального разведывательного управления собирало разведданные об иностранных субъектах, собирающих оружие в Ливии и способствующих их доставке в Сирийскую Арабскую Республику |48|. Группа связалась с Соединенными Штатами, чтобы получить дополнительную информацию по ряду случаев, и ожидает ответа.

184. Наконец, во время посещения Дамаска в декабре 2014 года сирийские власти предоставили Группе информацию о ряде поставок из Ливии в Сирийскую Арабскую Республику и перечень оружия, которое могло быть доставлено из Ливии. Группа попросила отследить поставку 20 винтовок FN FAL, большинство из которых было первоначально передано Бельгией в Ливию до введения эмбарго на поставки оружия, что еще раз подтверждает, что речь идет о поставках из Ливии в Сирийскую Арабскую Республику (см. приложение 39).

Поставки через западные границы

185. После представления Группой предыдущего окончательного доклада Тунис стал объектом нескольких крупных террористических актов. Расширение влияния ИГИЛ в Ливии существенно сказывается на угрозе терроризма в Тунисе. По данным властей, подавляющее большинство оружия, используемого террористами в Тунисе, поступает из Ливии.

186. Помимо изъятий оружия в ходе операций против террористов, тунисские военные также перехватывали конвои с материальными средствами на юге Туниса, которые следовали из Ливии, иногда на пути в Алжир, в том числе боеприпасы для штурмовых винтовок и универсальных пулеметов (см. фото XI-XIII), к которым Группа получила доступ. Информация, касающаяся поставок в Тунис, содержится в приложении 36.

Фотография XI
Оружие, обнаруженное в тайнике террористов в Сусе

Источник: министерство внутренних дел Туниса, 1 декабря 2015 года.

Фотография XII
Боеприпасы калибра 7,62 ×39 мм, изъятые в Тунисе

Источник: Группа, Тунис, декабрь 2015 года.

Фотография XIII
Боеприпасы калибра 7,62x54 мм R, изъятые в Тунисе

Источник: Группа, Тунис, декабрь 2015 года.

3. Поставки через южные границы

187. В то время как объем поставок оружия из Ливии в Нигер и Мали сократился, во многом благодаря операции «Бархан», в течение последних 18 месяцев у различных типов субъектов было изъято несколько партий материальных средств из Ливии (см. фото XIV), что указывает на то, что Ливия остается значительным источником поставок оружия для вооруженных групп в Сахели.

188. Ливийские вооруженные группы, участвовавшие в предоставлении материальных средств для конвоев, перехваченных в Нигере по пути в Мали, включают «Щит пустыни 8» (см. пункт 209) и членов «Катиба 315» Ахмеда аль-Ансари и «Катиба Тенере» в Убари. Эти группы собирают материальные средства на юге и севере Ливии и продают их членам вооруженных групп или посредникам в Сахели.

189. В октябре 2015 года Группа посетила Нигер и собрала информацию о вооруженных группах и сетях незаконной торговли, которые в настоящее время действуют между Ливией и Мали/Нигером, в частности. Стенограммы допросов лиц, задержанных в конвоях на севере Нигера в 2014 и 2015 годах, говорят о том, что «Аль-Каида» в странах исламского Магриба (QDe.014), «Ансар ад -Дин» (QDe.135), Национальное движение за освобождение Азавада, Движение за единство и джихад в Западной Африке (QDe.134) и «Аль-Мурабитун» (QDe.141) получают поддержку из Ливии либо через членов действующих там групп, либо через временные связи и поездки для сбора денег, оружия и решения других вопросов снабжения.

190. Информация, предоставленная Группе Францией в феврале и декабре 2015 года, показывает, что использование ливийских материальных средств вооруженными группами в Мали, в том числе террористическими, по-прежнему является значительным, о чем свидетельствует ряд выявленных тайников. Эта информация была подтверждена Объединенным аналитическим центром Многопрофильной комплексной миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Мали.

191. С дополнительной информацией можно ознакомиться в приложении 36.

Фотография XIV
Оружие, обнаруженное у контрабандистов из племени тебу на севере Нигера в 2015 году

Источник: Группа, Ниамея, декабрь 2015 года.

VI. Финансирование вооруженных групп

А. Финансирование за счет государственных средств

1. Прямая поддержка

192. Группа получила копии двух чеков Центрального банка на общую сумму в 6 млн. ливийских динаров, выписанных на Совет шуры революционеров Бенгази (см. приложение 40). Если чеки подлинные, то находящееся в Триполи Министерство обороны выделило средства Банка включенной в перечень Организации Объединенных Наций организации «Ансар аш-Шариа» в Бенгази, входящей в Совет шуры революционеров Бенгази. Сотрудники Банка, базирующегося за пределами Триполи, объяснили, что они не смогли проверить эту транзакцию, но чеки выглядят подлинными. Руководство Банка в Триполи не ответило на неоднократные просьбы Группы представить разъяснения.

193. Группа проводит расследование обвинений в том, что Всеобщий национальный конгресс предоставил Фронту «Самуд», сильнейшей группировке в Триполи, выступающей против Ливийского политического соглашения, в общей сложности 103 млн. долл. США из чрезвычайного фонда. Ставшим известным пример подозрительного использования бюджетных средств показывает опасность отвлечения государственных средств, потенциально также вооруженным группам. Министр нефтяной промышленности в правительстве национального спасения публично обвинил своего премьер-министра в получении внебюджетных средств на сумму 1 млрд. долл. США из Центрального банка, судьба которых неизвестна |49|. Группа надеется, что более подробная информация станет доступна после того, как в Триполи будет создано Правительство национального согласия.

194. С учетом вышеизложенного Группа запросила у руководства Центрального банка доступ к выпискам за 2014-2015 годы по девяти счетам ливийского Министерства обороны.

2. Оклады

195. Ранее сообщалось о продолжающейся выплате государственных окладов включенным в списки комбатантам независимо от их нынешней штатной принадлежности или нарушения ими прав человека (см. S/2015/128, пункт 190). Управляющий Центрального банка в Триполи объяснил, что все оклады в министерствах обороны и внутренних дел по-прежнему выплачиваются на основе не менявшихся с июля 2014 года списков и перечисляются напрямую на личные банковские счета.

196. Тот факт, что эти платежи не проверялись и не отслеживались, создает серьезную проблему. Подразделения и комбатанты, которые ранее действовали под (номинальным) контролем ливийских министерств, в настоящее время рассеяны между различными противоборствующими сторонами и фракциями. Несомненно, что ливийское государство в настоящее время выплачивает оклады, по меньшей мере, некоторым комбатантам включенных в перечень Организации Объединенных Наций террористических организаций, а также членам вооруженных групп, причастных к самым серьезным нарушениям прав человека (см. рекомендации 16 и 20).

3. Торговля субсидируемой продукцией

197. Система субсидий Ливии обеспечивает дополнительный доход для вооруженных групп и преступных сетей, получающих прибыль за счет продажи на черном рынке субсидируемой продукции, включая топливо, пшеничную муку, томатную пасту, сахар, чай, рис и макаронные изделия.

В. Эксплуатация природных ресурсов

198. Группа продолжает получать сообщения о контрабанде топлива внутри Ливии и за ее пределы, что создает черный рынок и обеспечивает существенные доходы для местных вооруженных групп и преступных сетей (см. рекомендацию 25).

199. Западная часть Национальной нефтяной корпорации 27 июля 2015 года выступила с заявлением, в котором правительству и другим соответствующим учреждениям предлагалось принять безотлагательные меры, чтобы прекратить контрабанду топлива, истощающую природные ресурсы страны (см. приложение 41). После того как два гражданина Италии были задержаны в Доминиканской Республике за участие в мошенничестве, связанном с продажей топлива военно-морскому флоту Италии, которое так и не было доставлено, было выпущено соответствующее заявление (см. красное уведомление Интерпола на одного из подозреваемых в приложении 42).

200. Тяжелые экономические условия в Ливии, а также отсутствие каких-либо официальных органов безопасности создают идеальные условия для процветающей контрабанды топлива. Город Звара на северо-западном побережье является одним из мест, где удается получать особенно высокую прибыль.

1. Способ действия

201. Топливо, контрабандно вывозимое из Звары, производится на нефтеперерабатывающем предприятии Завия, где перерабатывается сырая нефть, поступающая с других ливийских терминалов. Завия также получает продукты нефтепереработки из-за рубежа, где они хранятся. Топливо затем распределяется между поставщиками в прилежащих районах, но значительные объемы также продаются контрабандистам.

202. Суда с контрабандным топливом идут с Мальты на юг и на расстоянии от 40 до 60 морских миль от побережья Ливии отключают систему автоматической идентификации. После загрузки они идут назад на Мальту. Суда встают на дрейф на расстоянии не менее 12 миль от берега за пределами территориальных вод Мальты, где разгружают топливо на другие суда, которые везут его на берег.

2. Нефтеперерабатывающее предприятие Завия

203. Как сообщают, охрану предприятия обеспечивают две вооруженные группы: бригада «Куфра» под командованием Мохтара Ахураша, являющаяся частью Службы охраны объектов нефтяного сектора, и другая неустановленная группа. Источники на местах сообщают, что незаконная продажа топлива осуществляется только этой неустановленной группой, а не бригадой «Куфра». Ее подчиненность было трудно точно определить, и Группа продолжает расследовать ее роль.

3. Контрабандисты Звары

204. Контрабандой топлива в Зваре занимаются несколько семей. Все они занимаются или занимались другими видами контрабанды, включая незаконную перевозку людей, сигарет или наркотиков. Некоторые из них также действуют из других мест, включая Сабрату.

205. Группа собрала информацию о сети, руководимой Фахми бен Халифой (известным также как Фахми Слим). Он контролирует ополчение и является акционером мальтийской компании «Эй-ди-джей трейдинг лимитед». Он также является председателем совета директоров ливийской компании «Тьюбода ойл энд гэс сервисис лимитид», которая запросила лицензию на импорт топлива из Ливии на Мальту. Согласно мальтийским властям эта просьба была отклонена из-за ситуации в Ливии.

206. Мальтийские власти были осведомлены о деятельности, осуществляемой «Эй-ди-джей трейдинг лимитед», и о том, что для контрабанды топлива использовались суда «Барбоса стар» (№ ИМО 8846838) и «Амазигз Ф» (№ ИМО 7332488). Результаты расследования сети Слима представлены в приложении 43).

4. Суда, арестованные в связи с контрабандой топлива

207. В течение 2015 года береговая охрана Ливии арестовала несколько судов вблизи Звары по обвинению в участии в контрабанде топлива. Информация, касающаяся этих судов, доступна в приложении 44.

С. Финансирование из других источников

1. Контрабанда

208. Группа расследовала возможные поступления вооруженных групп от незаконного провоза людей через ливийскую территорию. Очевидно, что, хотя вооруженные группы в настоящее время не являются основными организаторами такой перевозки, они получают деньги за содействие и «защиту». В это вовлечены группы в Куфре, Адждабии, Зваре, Сабрате, Сабхе, Катруне, Убари, Триполи, Бенгази и Байде (см. рекомендацию 25) |50|. Группа смогла выявить причастность вооруженных групп, в том числе «Стамбульской бригады» из Адждабии (см. приложение 45) |51|.

209. Контрабанда оружия и наркотиков также остается важным источником дохода для вооруженных групп и преступных сетей (см. рекомендацию 25). Группа «Щит пустыни-8», возглавляемая Бахром ад-Дайном Майдуном и действующая в Феззане, занимается и тем, и другим. Группа также расследует деятельность вооруженной группировки в Триполи и еще одной в Мисрате. Контроль вооруженных групп над территорией и контрольно-пропускными пунктами вынуждает контрабандистов сотрудничать с ними.

2. Вымогательство, похищение людей и деньги за защиту

210. Группа также получила многочисленные сообщения о рэкете мафиозного стиля, которым занимаются вооруженные группы в Триполи и жертвами которого являются как мелкие, так и крупные предприятия. Несколько старших сотрудников, как в государственном, так и частном финансовом секторах, заявили, что они получали личные угрозы от вооруженных групп в 2015 году. В одном случае сотрудники Центрального банка получали угрозы от г-на Таджури и его соратников с требованием выдать аккредитивы и ускорить прохождение процедур. Документация показывает, что вымогателям были выданы аккредитивы на более чем 20 млн. долл. США (см. приложение 46).

211. Вооруженные группы также получали средства от официального сектора экономики в виде денег за защиту. Группой задокументирован один случай, когда одна из двух конкурирующих строительных компаний, похоже, действовала под «защитой» Специальных сил сдерживания Абдулрауфа Кары (см. приложение 47).

212. Сообщенная ранее волна похищений с целью выкупа продолжается (см. S/2015/128, пункты 192 и далее). Помимо сообщений о том, что заложники были вынуждены выплачивать большие суммы денег, Группа получила соо б-щение о том, что предметом вымогательства были свидетельства о праве собственности на землю.

3. Мошенничество

213. Вооруженные группы принимают активное участие как в реальной, так и фиктивной коммерческой деятельности. Одной из предпочтительных форм мошенничества является обмен валюты. Разница между официальным курсом и курсом черного рынка в 2015 году практически удвоилась, что делает доставку валюты в Ливию чрезвычайно прибыльным делом. Твердую валюту по официальному курсу Центрального банка можно получить с использованием поддельных или фиктивных счетов-фактур на импорт, а затем обменять ее на месте в ливийские динары по курсу черного рынка.

214. Руководство Центрального банка в Триполи объяснило Группе, что борется с этой практикой, однако странам Персидского залива следует проводить более тщательную проверку. Ряд счетов физических и юридических лиц были действительно заморожены, но ливийский финансовый эксперт утверждает, что несколько сотен таких счетов до сих пор используются.

4. Мародерство

215. В 2015 году мародерство оставалось одним из источников дохода для вооруженных групп. В связи с этим Группа хотела бы подчеркнуть, что согласно документам, предоставленным руководством Центрального банка в Триполи, Центральный банк и коммерческие банки хранили более 2 млн. долл. США в Сирте, когда ИГИЛ установило свой контроль над городом.

5. Возвращение вывезенных активов членов бывшего режима

216. Группа расследует причастность сотрудников службы безопасности правительства национального спасения к попыткам получить активы на сумму свыше 500 млн. долл. США, которые были вывезены из Ливии в другое государство-член в 2011 году, с помощью сделки, выгоду от которой должны были получить несколько посредников. Документация указывает, что это сделка должна была остаться незамеченной, что поднимает дополнительные вопросы касательно текущего состояния активов и конкретно того, используются ли они для поддержки вооруженных групп, связанных с правительством национального спасения.

VII. Единство государственных финансовых учреждений и любые действия, которые могут повлечь за собой присвоение государственных средств или привести к нему

А. Центральный банк

217. Группа собрала информацию о состоянии ливийской экономики, опросив ливийцев, работающих в сфере бизнеса и финансов, а также представителей Всемирного банка и МВФ, занимающихся Ливией. Согласно их оценке в 2015 году контроль над Центральным банком оставался в Триполи под руководством управляющего г-на Садика эль-Кабира, и оттуда Банк производил все платежи.

218. В августе 2015 года г-н Эль-Кабир и один из членов правления Центрального банка сообщили Группе, что все расходы государственного сектора, в том числе оклады и пособия, непосредственно оплачиваются Банком в Триполи. Они объяснили, что выплата окладов производится на основе составленных до июля 2014 года списков и деньги перечисляются непосредственно на личные банковские счета по недавно введенному национальному идентификационному номеру. На субсидии (продуктов питания, топлива и т.д.) расходуются 25 процентов бюджета. Однако в начале 2016 года они должны быть заменены менее дорогостоящими компенсационными выплатами на личные банковские счета. Финансирование государственных расходов рассматривается «исключительно на техническом уровне» с министерствами в Триполи.

219. 23 июля 2015 года представители восточного филиала Центрального банка и г-н Эль-Хибри, также входящий в состав Совета управляющих МВФ сообщили Группе, что их деятельность ограничивается распределением денежных средств. Они утверждали, что фактически отрезаны от Триполи, в том числе лишены какой-либо возможности контролировать выплаты и соблюдение нормативов. Они показали документы, показывающие, что Триполи предоставляет им недостаточное количество ливийских динаров и никакой твердой валюты. Представители восточных филиалов коммерческих банков утверждали, что сталкиваются с большими трудностями в финансировании торговли, очень редко получая одобрение Триполи на открытие аккредитивов.

220. Группа подчеркивает, что политика Центрального банка действительно отражает его физическое соседство с операцией «Фаджр» и Всеобщим национальным конгрессом. Он ограничивает возможности финансирования инициатив, связанных с временным правительством, и демонстрирует более снисходительное отношение к приоритетам Триполи. Одним из красноречивых примеров является прекращение финансирования посольств, поддерживаемых временным правительством, что было признано Центральным банком в Триполи.

221. Кроме того, нынешняя ситуация не позволяют обеспечить эффективное гуманитарное реагирование в чрезвычайных ситуациях, в частности в зонах активных военных действий на востоке.

222. Впоследствии во второй половине 2015 года базирующееся на востоке руководство Центрального банка отказалось от своей прежней сдержанности и активизировало свои попытки добиться контроля над финансовой системой Ливии, что еще более подорвало единство учреждения. Эти действия включали открытие отдельного счета для экспорта нефти (см. пункт 241) и неоднократные попытки предпринять прямые поставки денежной наличности, отпечатанной в Европе.

223. Группа опросила нескольких высокопоставленных сотрудников государственных финансовых учреждений и коммерческих банков, занимающихся финансированием государственного сектора, которые сообщили, что в 2015 году они сталкивались с личными угрозами со стороны вооруженных группировок или ополчений и общим усилением политического давления на банковский сектор.

224. На основе изложенной выше информации Группа делает вывод о том, что финансовая система Ливии более не может оставаться в нынешнем положении, и ей срочно необходимы надзор и защита со стороны Правительства национального согласия (см. рекомендации 18 и 19). В настоящее время деятельность Центрального банка в Триполи не может быть нейтральной, поскольку Правительство национального согласия не контролирует столицу, а его сотрудники становятся жертвами похищений и вымогательств.

225. После принятия резолюции 2259 (2015) в конце декабря Группа связалась с обеими конкурирующими руководящими структурами Центрального банка, чтобы узнать о будущем Центрального банка при Правительстве национального согласия. Восточный филиал ответил, что они ждут встречи с назначенным премьер-министром Файизом ас-Серраджем, чтобы лучше понять его намерения, и что улучшения в банковском секторе зависят от некоторых ключевых назначений в составе Правительства национального согласия. Руководство в Триполи не ответило на запрос Группы. Обе стороны ранее выражали свою надежду на то, что Правительство национального согласия нормализует деятельность Банка.

226. Наконец, Группа расследовала сообщения о потенциальной опасности присвоения ИГИЛ средств Центрального банка в Сирте, где при Каддафи была установлена система резервного копирования банковских данных. Все сотрудники Банка, опрошенные Группой, согласились с тем, что этот филиал не функционирует с 2011 года. Его оборудование нельзя использовать, поскольку оно повреждено или обветшало. Следовательно, контроль над Сиртом не дает ИГИЛ до ступа к государственным финансам или более широкой системе СВИФТ. Тем не менее, вполне вероятно, что там до сих пор хранится весь архив банковских данных Ливии, который может пригодиться тем, кто пытается замаскировать мошеннические операции.

B. Ливийское инвестиционное управление

227. Как и в случае других национальных учреждений, существуют конкурирующие представительства как Ливийского инвестиционного управления (LYe.001), так и Ливийского африканского инвестиционного портфеля (LYe.002), базирующиеся в Триполи и на Мальте. Опрошенные Группой источники указывают, что именно контролируемые временным правительством Ливии структуры, базирующиеся на Мальте, имеют доступ к активам этих фондов благосостояния.

228. В ноябре 2015 года Группа провела беседу с генеральным директором Ливийского инвестиционного управления на Мальте Хасаном Бохади, который заявил, что Управление в его нынешнем виде состоит из возглавляемого им совета директоров, назначенного «международно признанным правительством» и Палатой представителей в октябре 2014 года.

229. Он опирается на ливийский закон 13 |52|, в котором говорится, что совет попечителей, возглавляемый премьер-министром, назначает совет директоров. Он также отметил, что следующие филиалы Ливийского инвестиционного управления отчитываются непосредственно перед советом: Ливийский африканский инвестиционный портфель, Ливийская арабская компания зарубежных инвестиций |53|, Портфель долгосрочных инвестиций, Нефтяная инвестиционная компания и Ливийский фонд местных инвестиций и развития.

230. Группа также связалась по телефону с Абдулмаджидом Брейшем, руководителем Ливийского инвестиционного управления в Триполи. Он не имеет доступа к активам фонда. Как он, так и г-н Бохади согласились с тем, что ныне замороженные активы Ливийского инвестиционного управления и Ливийского африканского инвестиционного портфеля должны оставаться замороженными до тех пор, пока не будет создано Правительство национального согласия, что также будет наилучшей защитой от присвоения.

C. Национальная нефтяная корпорация и принятие мер по сырой нефти

1. Угрозы для нефтяного сектора

231. В 2015 году усилия представителей временного правительства по созданию параллельных структур и процедур увеличили угрозу для единства Национальной нефтяной корпорации, а также риски присвоения средств. На момент написания настоящего доклада Правительство национального согласия еще не было сформировано, и до сих пор не ясно, согласятся ли различные субъекты, контролирующие финансовые учреждения и Национальную нефтяную корпорацию, с его полномочиями.

232. На местах вооруженные субъекты используют имеющиеся лазейки, стремясь добиться финансовой и политической выгоды от контроля над нефтяными месторождениями, трубопроводами и экспортными терминалами, что подпитывает местные конфликты (см. рекомендацию 14). Хотя в 2015 и 2016 годах ИГИЛ совершило нападения на ряд нефтяных объектов (см. пункт 70), оно пока не контролирует ни один из них и не получает доходов от добычи сырой нефти в Ливии.

233. Контроль со стороны Правительства национального согласия над процедурами и объектами на местах в рамках углеводородного сектора является ключом к защите основного источника доходов страны, который серьезно сократился после революции, поскольку согласно данным Организации стран-экспортеров нефти добыча сократилась с 1,5 млн. баррелей в день в сентябре 2012 года до 380 000 баррелей в ноябре 2015 года. С обзором ситуации в нефтяных портах Ливии можно ознакомиться в приложении 48.

2. Осуществление резолюции 2146 (2014)

234. После мартовского 2014 года инцидента с судном «Морнинг глори» (см. S/2015/128, пункт 236) Совет Безопасности принял резолюцию 2146 (2014), которая позволяет Комитету после уведомления соответствующего ливийского координатора обозначать как подпадающие под действие санкций суда, которые пытаются незаконно вывезти сырую нефть из Ливии. На сегодняшний день ливийские власти не представляли никаких уведомлений и никакие суда в перечень не вносились.

235. В нынешней ситуации механизм обозначения, предусмотренный в резолюции 2146 (2014), не реализуем (см. рекомендацию 12). Кроме того, назначенный координатор оставил свою должность, и Комитету не было сообщено о его замене.

236. Группа получила сообщения о случаях незаконного экспорта сырой нефти после принятия резолюции 2146 (2014). Представители Национальной нефтяной корпорации всегда отрицали наличие такой незаконной торговли, и эксперты нефтяного сектора также считают, что такие поставки на данном этапе вряд ли имеют место. Хотя на данный момент никаких доказательств не получено, Группа расследует эти сообщения, подпадающие под критерии обозначения согласно пунктам 11(c) и (d) резолюции 2213 (2015).

3. Угрозы целостности и единству Национальной нефтяной корпорации

237. Снисходительное отношение Центрального банка к правительству национального спасения (см. пункт 220) и потребность временного правительства в источниках доходов являются побудительными причинами для дублирования механизма экспорта нефти Национальной нефтяной корпорации, что создает угрозу единству и целостности этого учреждения |54|. В частности, план временного правительства создать новую параллельную платежную систему для доходов от продажи нефти вызывала обеспокоенность Группы, поскольку это может привести к присвоению государственных средств, если не будет обеспечена транспарентность и должный аудит. Группа довела эту обеспокоенность до сведения Комитета.

238. 17 марта 2015 года временное правительство заявило, что законным председателем Национальной нефтяной корпорации является Аль-Мабрук Абу Саиф Мраджа, базирующийся в Бенгази. Оно объявило, что Национальная нефтяная корпорация в Триполи является незаконной, и заявило, что любой контракт с ней, подписанный после 27 ноября 2014 года, исполняться не будет.

239. В апреле 2015 года Постоянный представитель Ливии при Организации Объединенных Наций заявил, что, хотя нефтяные порты Харига, Зувайтина, Брега, Рас Лануф и Сидра находятся под контролем его правительства, нефтяные порты на западе страны контролируются «незаконными властями». Он сообщил Комитету, что Национальная нефтяная корпорация, которую представляет г-н Мраджа, будет уведомлять Комитет о любом незаконном экспорте в соответствии с резолюцией 2146 (2014).

240. Однако в июне 2015 года Группа встретилась г-ном Мраджа и некоторыми из его сотрудников, которые не знали о резолюции 2146 (2014), что делало ее выполнение невозможным. Они продемонстрировали сильное желание договариваться о сделках с нефтяными компаниями, а также создать параллельную платежную систему для получения дохода от этих продаж. Тем не менее, их планы не встретили единодушной поддержки со стороны Палаты представителей и временного правительства |55| и не были материализованы. Во время встречи в июле 2015 года управляющий Центрального банка г-н Хибри сообщил Группе, что он отказался поддержать усилия восточной части Национальной нефтяной корпорации и открыть банковский счет в Объединенных Арабских Эмиратах.

241. Сообщается, что председатель восточной части Национальной нефтяной корпорации (и координатор по резолюции 2146 (2014)) был заменен в августе 2015 года Наги эль-Маграби |56|, с которым Группа встретилась в Тунисе в ноябре месяце. После его назначения восточная часть Корпорации активизировала свои усилия по заключению нефтяных сделок и в сентябре организовала встречу на Мальте, чтобы предложить международным нефтяным компаниям зарегистрироваться с Корпорацией и заключить новые контракты |57|. Он также сообщил, что Корпорация открыла счет в Арабском инвестиционном банке в Египте для внесения депозитов по нефтяным сделкам (см. рекомендацию 13). На этот раз инициатива была поддержана г-ном Аль-Хибри, который также является членом совета директоров Банка |58|. Комитет не был проинформирован о каких-либо изменениях в отношении координатора по резолюции 2146 (2014).

242. Группа обеспокоена возможными значительными доходами, которые в результате могут получить вооруженные группы, контролирующие нефтяные объекты на востоке, и, в частности, Служба охраны объектов нефтяного сектора в Центральном регионе и ее лидер Ибрагим Джадхран |59|, в результате прямого экспорта нефти восточной частью Национальной нефтяной корпорации. Джадхран, который уже пытался экспортировать сырую нефть без согласия правительства в марте 2014 года (случай с судном «Морнинг глори», см. S/2015/128, пункт 236), также был активным сторонником автономии Ки-ренаики. С 2011 года силы под его командованием неоднократно оспаривали власть правительства.

4. Последствия для международных компаний и нефтяных контрактов

243. В условиях конкуренции с другими субъектами за контроль над нефтяным сектором международные компании испытывали трудности с пониманием текущей ситуации и просили разъяснений Группы. Однако из-за отсутствия четких указаний в соответствующих резолюциях это оказывается невозможным, поскольку какие-либо основания для определения того, с какой частью Национальной нефтяной корпорации они должны сотрудничать, отсутствуют. Поэтому некоторые компании решили обратиться за разъяснениями к своим министерствам иностранных дел.

244. Несмотря на предупреждения в адрес международных нефтяных компаний со стороны восточной части Национальной нефтяной корпорации (см. приложение 52), никаких действий предпринято не было, и уже подписанные контракты до сих пор исполняются, погрузка в портах под контролем восточной части Корпорации продолжается и танкеры без проблем направляются в путь. Некоторые нефтяные компании решили встать на ту или иную сторону публично, и некоторые объявили о своей поддержке западной части Корпорации |60|.

245. Некоторые компании пытались заключить контракты с восточной частью Национальной нефтяной корпорации. Из интервью с некоторыми из них явствует, что судоходные компании не готовы предоставлять им необходимые суда, что исключает какие-либо поставки.

246. Например, Группа получила документы, свидетельствующие о том, что восточная часть Национальной нефтяной корпорации дала указание доставить от 600 000 до 1 млн. баррелей нефти сорта «Сарир» в порт Марса эль-Харига (Тобрук). Эта партия должна была быть загружена в течение первой недели ноября 2015 года (см. приложение 53), однако в итоге не было зафрахтовано ни одного судна.

247. Западная часть Национальной нефтяной корпорации также пыталась отговорить международные нефтяные компании от выполнения требований восточной части Корпорации |61|. Обе части оказались вовлеченными в конфликт, который полностью проявил себя, когда был обнародован меморандум о взаимопонимании между восточной частью Корпорации и Египетской общей нефтяной корпорацией |62|. Ни подписание Ливийского политического соглашения, ни принятие резолюции 2259 (2015) не разрешили эту проблему внутри нефтяного сектора.

D. Другие государственные учреждения

248. Центральный банк, Ливийское инвестиционное управление и Национальная нефтяная корпорация составляют основу экономики страны. Однако менее важные ливийские государственные учреждения также уязвимы с точки зрения потенциального присвоения средств. Например, Группа навела справки о текущем состоянии и балансе Фонда экономического и социального развития, го сударственного фонда объемом в 2 млрд. ливийских динаров, который, как сообщается, имеет независимую структуру управления, уязвимую с точки зрения присвоения средств. Поэтому весьма важно, чтобы Правительство национального согласия установило контроль и над другими государственными учреждениями.

VIII. Осуществление мер по замораживанию активов

A. Украденные активы

249. Группа по-прежнему обеспокоена попытками преступных групп представить себя в качестве уполномоченных агентов правительства по возвращению активов. Она донесла эту обеспокоенность до сведения временного правительства, которое разослало своим посольствам письма с предупреждением, какие компании надлежащим образом уполномочены заниматься такой работой.

250. Хотя вопрос о возвращении активов выходит за рамки мандата Группы, сохраняется опасность того, что активы, подлежащие замораживанию, могут быть такими группами получены.

251. Сохраняются указания на то, что, хотя вероятность наличия значительных сокрытых активов по всему миру велика, также циркулирует множество слухов и необоснованных оценок в отношении объема и местонахождения таких активов. Важно вновь подчеркнуть, что ливийские власти могут добиться возвращения лишь тех принадлежащих обозначенным физическим лицам активов, которые по определению компетентного суда удерживаются ими незаконно и поэтому не являются их собственностью и, следовательно, не подпадают под действие мер по замораживанию активов.

B. Замороженные активы обозначенных субъектов

252. В соответствии с положениями пункта 13 резолюции 2095 (2013) при сохранении мер по замораживанию активов, введенных резолюциями 1970 (2011) и 1973 (2011), с изменениями, внесенными резолюцией 2009 (2011), Совет поручил Комитету на постоянной основе проводить обзор остальных мер по замораживанию активов, введенных этими резолюциями в отношении Ливийского инвестиционного управления и Ливийского африканского инвестиционного портфеля, и отменить санкции в отношении этих субъектов, как только это будет практически целесообразно, чтобы их активы могли использоваться на благо народа Ливии.

253. Активы обозначенных субъектов, которые были заморожены до 16 сентября 2011 года, должны оставаться замороженными с учетом намерения Совета Безопасности обеспечить, чтобы они как можно скорее были разблокированы и возвращены для их использования в интересах народа Ливии.

254. Генеральный директор Ливийского инвестиционного управления Хассан Бухади выразил обеспокоенность по поводу управления замороженными активами и значительного сокращения их стоимости. Совокупный объем замороженных активов Ливийского инвестиционного управления и Ливийского африканского инвестиционного портфеля первоначально составлял около 65 млрд. долл. США. Из-за неэффективного управления он сейчас сократился до порядка 55-60 млрд. долл. США.

255. Контрактные сроки всех инвестиций Ливийского инвестиционного управления, замороженных в 2011 году, уже прошли, и это означает, что они остаются в различных зарубежных финансовых учреждениях в виде денежной наличности. Управляющие фондами не реинвестировали эти активы, поскольку они были заморожены. Денежные вклады практически не накапливают проценты и не дают тех доходов, которые могли быть получены в случае инвестиций.

256. Совет Безопасности не предусмотрел четких указаний в отношении реинвестирования накопившихся процентных поступлений. Однако в пункте 19 резолюции 1970 (2011) Совет санкционирует оплату сборов за управление активами. Этот пункт гласит:

постановляет, что меры, вводимые пунктом 17 выше, не распространяются на денежные средства, другие финансовые активы или экономические ресурсы, которые, по определению соответствующих государств-членов:

а) необходимы для покрытия насущных расходов, в том числе... уплаты предусмотренных национальными законами сборов или взносов за текущее хранение или содержание замороженных денежных средств, других финансовых активов и экономических ресурсов, после того как соответствующее государство уведомит Комитет о намерении разрешить в надлежащих случаях доступ к таким денежным средствам... если Комитет не вынесет отрицательного решения в течение пяти рабочих дней с момента такого уведомления.

257. Как сообщалось ранее (см. S/2015/128, пункты 226-228), в тех случаях, когда лицензии были выданы тремя государствами-членами, не существует никаких препятствий, при условии представления вышеуказанных уведомлений, чтобы распорядители средств не могли реинвестировать активы для получения максимальной отдачи в соответствии со своими фидуциарными обязанностями. Таким образом, при условии, что эти активы не были предоставлены в распоряжение субъекта, их стоимость будет защищена, и они будут оставаться под действием мер по замораживанию активов. Очевидно, что сокращение стоимости инвестированных средств не было целью резолюций, и поэтому данный вопрос нуждается в уточнении, предпочтительно путем включения в будущую резолюцию однозначного исключения в отношении управления фондами (см. рекомендацию 8).

258. Аналогичная проблема связана с интерпретацией банками или государствами резолюций, касающихся выплаты процентов. Проценты могут выплачиваться по депозитам в обычном порядке при условии, что они добавляются к замороженным средствам и остаются замороженными. Это не является универсальной практикой по причине следующей формулировки пункта 20 резолюции 1970 (2011):

постановляет также, что государства-члены могут разрешать пополнение счетов, замороженных во исполнение положений пункта 17 выше, за счет процентов или других поступлений, причитающихся по этим счетам. .. при условии, что любые такие проценты, другие поступления и выплаты также будут подпадать под эти положения и будут заморожены.

259. Слово «могут» позволяет банкам не выплачивать проценты, что дополнительно сокращает реальную стоимость активов. Группа считает, что государства-члены должны настоятельно предложить финансовым учреждениям добавлять процентные выплаты к замороженным активам в соответствии с обычной деловой практикой (см. рекомендацию 9).

260. Некоторые государства-члены изучают возможность использования замороженных активов, по просьбе временного правительства Ливии, в определенных гуманитарных или медицинских целях. При условии, что эти активы принадлежат обозначенным субъектам, и что представлены соответствующие просьбы об изъятии, никаких препятствий для таких действий, как представляется, не будет при соблюдении процедуры, предусмотренной в пункте 16(а) резолюции 2009 (2011).

C. Проблемы с осуществлением: уведомление об оказании помощи в осуществлении

261. В ответ на просьбу Комитета Группа подготовила уведомление об оказании помощи в осуществлении, в котором подробно объясняются эти меры, в том числе указания по процедурам предоставления изъятий, и предлагаются процедуры, которых можно придерживаться при осуществлении. Принятие данного уведомления в настоящее время приостановлено, и Группа настоятельно призывает Комитет доработать свои предложения и опубликовать уведомление в ближайшее по возможности время, чтобы эффективнее осуществлять меры по замораживанию активов (см. рекомендацию 11).

D. Изъятия из режима замораживания активов

262. Со времени представления предыдущего окончательного доклада Группы никаких просьб или уведомлений об изъятии из режима замораживания активов не поступало.

E. Просьба представить рекомендации

263. В марте 2015 года Комитет получил от государств -членов две просьбы представить рекомендации о том, следует ли заморозить активы филиалов Ливийской компании зарубежных инвестиций. Группа сообщила Комитету, что, поскольку на филиалы меры по замораживанию активов не распространяются, указанные активы в соответствии с ними замораживать не следует. Комитет письмом сообщил об этом государствам-членам.

F. Текущие расследования

1. Саади Каддафи

Объединенная Республика Танзания

264. Как сообщалось ранее (см. S/2015/128, приложение 36), две компании, на 99 процентов принадлежащие Саади Каддафи (LYi.015), зарегистрированы в Объединенной Республике Танзания («Литали холдингс компани, лтд.» и «Аль-Албани исламик сентр, лтд.»). Отсутствовала ясность в отношении того, заморозили ли власти деятельность этих компаний и любые связанные с ними банковские счета. Просьбы представить разъяснения, высказанные как письменно, так и устно, пока остались без ответа.

265. Как сообщалось ранее (см. там же), гражданка Южной Африки Далин Сандерс подозревалась в причастности к нарушению мер о замораживании активов Саади Каддафи, в результате чего ее активы в Объединенной Республике Танзания были заморожены властями.

266. В марте 2015 года Группа опросила г-жу Сандерс, изучила ее записи и пришла к выводу, что ее участие в финансовых делах г-на Каддафи было невольным и не выходило за рамки обычной предпринимательской деятельности. Также очевидно, что ее замороженные активы с ним не связаны. Она не была обозначена в контексте санкционных мер Организации Объединенных Наций, и поэтому какие-либо основания для того, чтобы ее активы оставались замороженными, отсутствуют.

267. После того как этот вопрос был поднят в предыдущем окончательном докладе Группы, Комитет предложил ей сообщить об этом танзанийским властям. Группа направила Объединенной Республике Танзания два письма, но никакого ответа не получила. Как сообщила г-жа Сандерс, активы остаются замороженными, и танзанийские власти сообщили ей, что они не могут быть разморожены без разрешения Комитета, что явно не соответствует действительности (см. рекомендацию 10).

Уганда

268. Как сообщалось ранее (см. S/2015/128, приложение 36), Группа проводит расследование вопроса об активах угандийской компании «Аурелиус холдингс, лтд.». Она выяснила, что средства на этот счет были переведены от имени Са-ади Каддафи и, следовательно, должны быть заморожены.

269. Группа посетила Кампалу в октябре 2015 года, где ей было подтверждено, что средства остаются замороженными. Группа запросила дополнительную информацию о сделках со средствами, которые, вероятно, были переведены на счет Саади Каддафи или от его имени, а также документацию по лицам, подозреваемым в содействии этому нарушению мер по замораживанию активов. Было получено согласие представить эту информацию, но ответ пока не получен.

270. Были выявлены различные подозрительные вклады, перечисленные на этот счет из банка в Объединенных Арабских Эмиратах. В октябре 2015 года в Объединенные Арабские Эмираты было направлено письмо с просьбой представить дополнительную информацию. Частичные данные были получены, и были запрошены дополнительные разъяснения.

2. Абдулла ас-Сенусси

271. Продолжается расследование происхождения 500 000 фунтов стерлингов, выплаченных находящейся в Соединенном Королевстве юридической фирме, чтобы она представляла интересы Абдуллы ас-Сенусси (LYi.018) в его усилиях добиться суда над собой в МУС. Полученная из Соединенного Королевства и Объединенных Арабских Эмиратов информация подтвердила, что средства поступили от одного из членов семьи и, как подозревается, являются частью активов, которые должны быть заморожены. У Объединенных Арабских Эмиратов была запрошена дополнительная информация.

3. Ханнибал Каддафи

272. Согласно финансовой документации, полученной от одного из государств-членов и изучаемой в настоящее время, существует большая вероятность того, что Ханнибал и Аиша Каддафи, внесенные в перечень как лица, на которые распространяется мера по замораживанию активов (LYi.010 и LYi.009), перевели средства в «подставные» компании в других государствах-членах. Подробная документация, которая в настоящее время анализируется, была получена от еще одного государства-члена.

4. Мутассим Каддафи

273. Внимание Группы было обращено на юридические действия, предпринимаемые правительством Ливии для возвращения активов, которые, как предполагается, являются частью наследственного состояния Мутассима Каддафи (LYi.014) на Мальте и в Италии или контролируются им. Эти случаи представляют интерес для Группы только в том случае, если выяснится, что активы являются частью его наследственного состояния или контролируются им. Тем не менее, вопрос об активах в Италии был поднят властями во время посещения Группой Рима, и они, как казалось, обеспокоены тем, что с учетом политического раскола в Ливии полномочия ливийского генерального прокурора оспорить дело вызывают сомнения.

274. Группа подчеркивает, что, независимо от мнения государства -члена относительно легитимности временного правительства, если есть доказательства существования активов, принадлежащих внесенным в перечень лицам или контролируемых ими, то они должны быть изучены, и, если это подтвердится, активы должны быть заморожены. Группа направила письма обеим странам, напомнив им об этом.

G. Поддельное письмо Комитета

275. В декабре 2015 года до сведения Группы было доведено письмо якобы от Председателя Комитета на имя управляющего Центрального банка в Триполи, разрешающее разморозить активы Банка в Соединенных Штатах. Это письмо было широко распространено в средствах массовой информации. Это подделка, и, кроме того, Центральный банк и Ливийский иностранный банк были исключены из перечня в декабре 2011 года. Группа сообщила эту информацию Председателю Комитета.

IX. Осуществление запрета на поездки

276. В пунктах 15 и 22 своих резолюций 1970 (2011) и 1973 (2011), соответственно, Совет Безопасности ввел запрет на поездки физических лиц, обозначенных Советом или Комитетом, с исключениями, предусмотренными в пункте 16 резолюции 1970 (2011). На всех включенных в санкционный перечень Комитета лиц распространяется действие запрета на поездки. Этот перечень, обновленный на 26 марта 2015 года, содержит имена 20 физических лиц (5 лиц, на которых распространяется только запрет на поездки, и 15 лиц, на которых распространяются запрет на поездки и меры по замораживанию активов).

277. Из этих 20 лиц 6 умерли: 5 находятся в настоящее время в Ливии (1 временно находится в другой стране после предоставления изъятия из режима запрета на поездки — см. пункт 286), 4 из них заключены под стражу; 5 находятся в других странах; а местонахождение 4 оставшихся лиц по-прежнему неизвестно. Дата рождения Абу Зайд Умара Дорда (LYi.006) указана в списке специально обозначенных лиц казначейства Соединенных Штатов как 4 апреля 1944 года. Его сын Мохаммед Дорда подтвердил Группе эту дату. Из документов, полученных Комитетом, была собрана дополнительная идентиф и-кационная информация относительно Сафии Фаркаш аль-Барасси (LYi.019), Мутассима Каддафи (LYi.014) и Сайида Мухаммеда Каддаф ад-Дама (LYi.003) (см. рекомендацию 23).

278. После промежуточного доклада Группы членам Комитета было предложено представлять дополнительную идентификационную информацию по внесенным в перечень лицам, однако никаких таких данных представлено не было.

A. Текущие расследования нарушений запрета на поездки

1. Сафия Фаркаш аль-Барасси

279. Как сообщалось ранее (см. S/2015/128, пункт 211), Сафия Фаркаш аль-Барасси (LYi.019), вторая жена Муаммара Каддафи, совершила поездку из Алжира в Оман 9 января 2014 года для прохождения курса лечения. Комитет не получал ни уведомлений, ни запроса на изъятие из запрета на поездки, и поэтому Комитет направил письмо Оману, напоминающее об обязательствах страны в соответствии с этим запретом.

280. В апреле 2015 года Группа получила достоверную информацию о том, что адвокат г-жи Аль-Барасси во время судебного разбирательства, проходящего на Мальте, свидетельствовал, что она была в Каире. Это было подтверждено информацией из конфиденциального источника. На Мальту было направлено письмо с просьбой представить стенограмму соответствующих судебных заседаний, а затем письма с просьбой представить дополнительную информацию были направлены в Египет и Оман. Мальтийские власти предоставили копию судебной стенограммы 6 августа (см. приложение 54). Ответа от Египта не получено, но 9 июля Оман в своем ответе подтвердил, что она ездила в Египет для прохождения дальнейшего лечения.

281. Никакой просьбы об изъятии в связи с ее поездкой не поступало, и, следовательно, ее въезд в Египет представляет собой нарушения запрета на поездки этим лицом и Египтом. Письмо с предложением опровергнуть это утверждение было направлено в Египет 6 января 2016 года. 18 января Группа получила ответ, в котором подтверждается, что она приезжала в Египет на лечение, и содержится просьба изъять эту поездку из режима запрета на поездки. Никакой информации об ее отъезде из Египта представлено не было. Обращенная на данном этапе такая просьба к Группе, а не Комитету не может рассматриваться как соблюдение введенных мер и, следовательно, по-прежнему рассматривается как нарушение. 13 января Оман в ответ на письмо от 8 января 2016 года сообщил Группе, что она не вернулась в Оман. Следовательно, можно считать, что она находится в Египте (см. рекомендацию 23).

2. Ханнибал Каддафи

282. В декабре 2015 года Группе стало известно о сообщениях в средствах массовой информации о том, что Ханнибал Каддафи, находясь в Ливане, был похищен и впоследствии освобожден. Считалось, что г-н Каддафи проживал в Алжире, и Комитет не получал запросов об изъятии или уведомлений от любой из сторон относительно его поездки в Ливан.

283. Если эта информация подтвердится, то речь идет о нарушении режима запрета на поездки отдельным лицом и Ливаном, а также любым государством транзита. 15 декабря 2015 года Ливану было направлено письмо с просьбой представить дополнительную информацию. Еще одно письмо с предложением опровергнуть это обвинение было направлено 4 января 2016 года. Ответа получено не было.

284. Хотя предполагаемый выезд Ханнибала Каддафи из Алжира не будет являться нарушением санкций Алжиром, 15 декабря 2015 года Алжиру было направлено письмо с просьбой представить всю имеющуюся информацию об этой поездке. Ответа получено не было.

285. В сообщении также утверждалось, что Ханнибал Каддафи был резидентом Омана с 2012 года. 7 января 2016 года в ответ на запрос Группы Оман заявил, что он не въезжал в Оман с момента введения запрета на поездки.

B. Просьбы об изъятии и исключении из перечня

286. 12 ноября 2015 года поступила просьба об изъятии из запрета на поездки от имени Сайида Мухаммеда Каддаф ад-Дама (LYi.003) с целью прохождения курса лечения в Египте |63|. Предлагаемые сроки поездки охватывали период с 22 ноября 2015 года по 22 февраля 2016 года. Эта просьба была одобрена Комитетом.

287. 10 сентября 2015 года через координатора по исключению из перечня Комитет получил просьбу об исключении от имени включенного в перечень физического лица. 22 октября Комитет завершил процесс рассмотрения этой просьбы, отклонив ее.

C. Уведомление об оказании помощи в осуществлении

288. В соответствии с рекомендацией в промежуточном докладе Группы Комитет просил, чтобы Группа подготовила проект уведомления об оказании помощи в осуществлении в отношении запрета на поездки в качестве рекомендации государствам-членам.

289. Проект уведомления был представлен Комитету 24 ноября 2015 года и утвержден 7 января 2016 года. Он доступен на веб-сайте Комитета в качестве уведомления № 4 об оказании помощи в осуществлении |64|.

X. Рекомендации

290. Группа рекомендует:

Оружейное эмбарго

Совету Безопасности:

Рекомендация 1.

Рекомендовать правительству Ливии или будущему Правительству национального согласия информировать Совет о структуре, численности и составе ливийских сил безопасности и обороны, включая названия конкретных подразделений и имена командиров, прежде чем представлять любые просьбы об изъятии [см. пункт 142]

Рекомендация 2.

Про сить правительство Ливии или будущее Правительство национального согласия создать единый механизм закупок всех материальных средств для правительства, который должен представлять собой небольшой комитет по закупкам, состоящий из представителей соответствующих министерств. Его одобрение необходимо получить до представления просьбы об изъятии Комитету по санкциям. Он должен также отвечать за надзор над всей цепочкой поставок, включая уведомления после поставки. Правительство или будущее Правительство национального согласия должно представить Комитету имя или имена должностного лица или лиц, уполномоченных подписывать закупочную документацию от имени комитета по закупкам [см. пункт 175]

Рекомендация 3.

Про сить правительство Ливии или будущее Правительство национального согласия провести инвентаризацию своих материальных средств, включая химическое оружие, и рекомендовать им представить результаты Совету Безопасности в ближайшее по возможности время [см. пункты 110 и 174]

Рекомендация 4.

Потребовать от правительства Ливии или будущего Правительства национального согласия и экспортирующих государств-членов принятия проверяемых мер контроля до осуществления каких-либо поставок, включая:

a) обязательные подробные уведомления до и после поставки. Эта информация должна включать дату, порт ввоза, место доставки, способ доставки, предполагаемое место хранения и конкретное подразделение — конечный пользователь;

b) усиление принимаемых правительством мер контроля и регулирования в вопросах вооружений;

c) регулярные выезды на места международных наблюдателей для отслеживания поставок и контроля над запасами вооружений [см. пункт 174]

Рекомендация 5.

Обеспечить, чтобы соответствующие пункты о представлении информации об изъятии подлежащих эмбарго материальных средств (последнее упоминание в пунктах 19 и 20 резолюции 2213 (2015)) также распространялись на перевозку автомобильным транспортом [см. пункт 178]

Комитету:

Рекомендация 6.

Про сить правительство Ливии или будущее Правительство национального согласия назначить одного из членов комитета по закупкам в качестве представителя для связи с Группой и напомнить им, что Группе должен быть предоставлен доступ к складам для хранения оружия в соответствии с пунктом 25 резолюции 2213 (2015) [см. пункт 175]

Ливии (будущему Правительству национального согласия):

Рекомендация 7.

Обеспечить безопасное и эффективное управление, хранение и охрану го сударственных запасов при содействии международных партнеров, в том числе Службы Организации Объединенных Наций по вопросам деятельности, связанной с разминированием [см. пункт 174]

Замораживание активов

Совету Безопасности:

Рекомендация 8.

Однозначно разрешить и рекомендовать реинвестирование активов, замороженных в соответствии с мерами, в консультации с правительством Ливии, чтобы защитить ценность инвестиций обозначенных физических и юридических лиц [см. пункт 257]

Рекомендация 9.

Рекомендовать государствам-членам настоятельно призвать финансовые учреждения добавлять процентные выплаты к замороженным активам обозначенных физических и юридических лиц в соответствии с обычной деловой практикой [см. пункт 259]

Комитету:

Рекомендация 10.

Сообщить Объединенной Республике Танзания, что активы Далин Сандерс не подлежат замораживанию, введенному соответствующими резолюциями Совета Безопасности, и, следовательно, ее активы не должны быть заморожены в соответствии с ними [см. пункт 267]

Рекомендация 11.

Окончательно оформить, утвердить и распространить проект уведомления об оказании помощи в осуществлении режима замораживания активов, подготовленный Группой по просьбе Комитета [см. пункт 261]

Меры, принимаемые в связи с попытками незаконного экспорта сырой нефти из Ливии

Совету Безопасности:

Рекомендация 12.

Вернуться к вопросу о полезности, согласованности и уместности механизма обозначения, предусмотренного в резолюции 2146 (2014) [см. пункт 235]

Комитету:

Ливии (будущему Правительству национального согласия):

Рекомендация 13.

Унифицировать процедуры управления, оплаты, ревизии и заключения контрактов, чтобы нормализовать функционирование Национальной нефтяной корпорации, и гарантировать, что контракты с международными компаниями будут выполнены [см. пункт 241]

Рекомендация 14.

Включить проверенных сотрудников Службы охраны объектов нефтяного сектора в элитное подразделение, способное действовать в случае террористических нападений и бедствий на нефтяных объектах [см. пункт 232]

Критерии обозначения

Комитету:

Рекомендация 15.

Рекомендовать правительству Ливии или будущему Правительству национального согласия ввести процесс проверки кандидатов при реформировании и комплектовании своих вооруженные сил и сил безопасности, в том числе при назначении на руководящие должности [см. пункт 82]

Рекомендация 16.

Рекомендовать правительству Ливии или будущему Правительству национального согласия обеспечить, чтобы потоки государственных средств не направлялись нарушителям прав человека или членам террористических групп [см. пункт 196]

Рекомендация 17.

Способствовать искоренению нынешней обстановки безнаказанности в Ливии, предлагая обозначать согласно ливийскому санкционному режиму тех, кто совершает серьезные нарушения прав человека и международного гуманитарного права [см. пункт 80]

Ливии (будущему Правительству национального согласия):

Рекомендация 18.

Восстановить в ближайшее по возможности время единство государственных финансовых учреждений [см. пункт 224]

Государствам-членам:

Рекомендация 19.

Предложить Правительству национального согласия техническую помощь, чтобы не допустить какого-либо присвоения средств ливийских финансовых учреждений и Национальной нефтяной корпорации [см. пункт 224]

Рекомендация 20.

Предложить правительству Ливии или будущему Правительству национального согласия обеспечить, чтобы потоки государственных средств не направлялись нарушителям прав человека или членам террористических групп [см. пункт 196]

Рекомендация 21.

Способствовать искоренению нынешней обстановки безнаказанности в Ливии путем обеспечения адекватного финансирования для поддержки проводимых МУС расследований серьезных нарушений прав человека и международного гуманитарного права в постреволюционный период [см. пункт 80]

Общие рекомендации

Совету Безопасности:

Рекомендация 22.

Продлить мандат Группы на 18 месяцев [см. пункт 19]

Комитету:

Рекомендация 23.

Обновить санкционный перечень, добавив следующие идентификационные данные:

Абу Зайд Умара Дорда (LYi.006): дата рождения — 4 апреля 1944 года

Сафия Фаркаш аль -Барасси (LYi.019): предполагаемое местонахождение — Египет; оманское удостоверение личности №: 98606491, оманский паспорт (03825239), дата выдачи — 4 мая 2014 года, срок действия истекает 3 мая 2024 года

Сайид Мухаммед Каддаф ад-Дам (LYi.003): также известен как Сайед М. Гаддеф Эддам; ливийский паспорт № 513519; место рождения: Египет

Мутассим Каддафи (LYi.014): также известен как Алмуатесем Белла Му-аммар Каддафи/Мутассим Биллах Абуминиар Каддафи/Муатасмбла/; Муатасмбла/Моатассам; ливийский паспорт № B/001897; дата рождения — 5 февраля 1974 года; дата смерти — 20 октября 2011 года; место смерти — Сирт, Ливия [см. пункты 277 и 281]

Рекомендация 24.

Провести совместную встречу с Комитетом Совета Безопасности, учрежденным резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по «Исламскому государству Ирака и Леванта» (ДАИШ), «Аль-Каиде» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, включая «Ансар аш-Шариа» в Бенгази (QDe.146), «Ансар аш-Шариа» в Дерне (QDe.145) и ИГИЛ

Государствам-членам:

Рекомендация 25.

Оказать правительству Ливии или будущему Правительству национального согласия в соответствии с эмбарго на поставки оружия помощь в укреплении его потенциала для контроля над территориальными водами и решения таких проблем, как контрабанда оружия и топлива и незаконная перевозка мигрантов, в качестве альтернативы использованию воздушных судов для перехвата морских транспортных средств, подозреваемых в перевозке вооружений [см. пункты 198 , 208 и 209]

Рекомендация 26.

Довести до сведения Пятого комитета необходимость предоставления различным группам Совета Безопасности по наблюдению за санкциями того же уровня охраны и безопасности, который предоставляется персоналу Организации Объединенных Наций и наделенным мандатом Организации Объединенных Наций следователям, в частности, предоставления медицинской эвакуации без возмещения расходов и выдачи пропусков Организации Объединенных Наций [см. пункт 18]


Annexes

Contents

1. Abbreviations and acronyms
2. Overview of the evolution of the Libyan sanctions regime
3. Mandate and appointment
4. Institutions/individuals consulted
5. Outgoing correspondence
6. Responsiveness table
7. Situation in southern Libya
8. GNC and HoR obstruction
9. Vessel bombings
10. Use of IEDs by ISIL
11. GNC's statement in support of Zway in Kufra
12. Casualties and destruction in Kufra
13. Connections between national and local politics
14. Attacks on foreign missions
15. ISIL and BRSC in Benghazi
16. BRSC communiqué
17. AAS in DMSC-controlled areas
18. Support by Tripoli to BRSC and DMSC
19. Dar al Iftaa links to Extremists
20. Appointment letter Faraj Mohammad Mansour
21. Gharghour massacre
22. Blockages of humanitarian aid
23. Turi Defense Group
24. Dolarian Capital Inc
25. Updates on delivery of notified military materiel
26. Illicit transfer of Armoured Personnel Carriers to Libya in 2012
27. Transfers and potential transfers of materiel from the UAE
28. Posts from Egyptian Air Force (EAF) Facebook page
29. Investigations related to the transfers of Armoured Personnel Carriers (APCs)
30. Leaked UAE emails
31. Investigation on potential transfers from Montenegro
32. Investigations about alleged transfers from Turkey
33. EUC from the NSG Ministry of Defense
34. Haddad 1
35. Transfers of shotguns, hunting rifles and related ammunition
36. Additional information on arms transfers out of Libya
37. Libyan/Syrian trafficking network
38. Investigation about Nour M
39. Tracing of arms seized in Syria
40. CBL cheques to BRSC
41. NOC statement
42. INTERPOL Red Notice on Mr. D'Aloja
43. Fahmi Slim's smuggling network
44. Fuel smuggling
45. Armed group transport of illegal migrants
46. Letters of credit
47. Armed group protection of a construction company
48. Oil ports in Libya
49. Letters from eastern NOC
50. Eastern NOC letters to oil companies
51. Statement by Ibrahim Jadhran
52. Eastern NOC threatening companies with consequences
53. Order of eastern NOC for delivery
54. Maltese court transcript


Annex 1 Abbreviations and acronyms

AAS Ansar Al-Sharia
AIB Arab Investment Bank
AIS Automatic Identification System
APM anti-personnel mines
AQIM Al-Qaida in the Islamic Maghreb
ARES Armament Research Services
ARSC Ajdabiya Revolutionaries Shura Council
BRSC Benghazi Revolutionaries Shura Council
CAR Conflict Armament Research
CBL Central Bank of Libya
CID Criminal Investigation Department
Committee Committee established pursuant to Security Council resolution 1970 (2011) concerning Libya
Council United Nations Security Council
CW chemical weapon
DMSC Shura Council of Mujahideen in Derna
EU European Union
EUC End-user certificate
EUR Euro
GNA Government of National Accord
GNC General National Congress
HoR House of Representatives
IAEA International Atomic Energy Agency
IAN Implementation Assistance Notice
ICC International Criminal Court
IED Improvised explosive device
IMF International Monetary Fund
IMO International Maritime Organization
IOM International Organization for Migration
ISIL Islamic State in Iraq and the Levant
JEM Justice and Equality Movement
LAFICO Libyan Arab Foreign Investment Company
LAIP Libyan African Investment Portfolio
LC Letters of credit
LFB Libyan Foreign Bank
LIA Libyan Investment Authority
LLIDF Libyan Local Investment and Development Fund
LNA Libyan National Army
LPA Libyan Political Agreement
LTP Long Term Portfolio
LYD Libyan Dinar
MANPADS Man Portable Air Defence System
MIC Military Industrial Corporation
MNLA Mouvement national pour la liberation de l'Azawad
MUJAO Mouvement pour Purification et le jihad en Afrique de l'ouest
NGO Non-governmental organization
NIdN National Identification Number
NOC National Oil Corporation
NSG National Salvation Government
NTC National Transitional Council
OHCHR Office of the High Commissioner for Human Rights
OPCW Organization for the Prohibition of Chemical Weapons
Panel Panel of Experts
PFG Petroleum Facilities Guard
SDF Special Deterrence Force
SDN Specially Designated National
SLA Sudan Liberation Army
SLA/MM Sudan Liberation Army/Minni Minawi
SRSG Special Representative of the Secretary-General
SWIFT Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication
UAE United Arab Emirates
UNDSS United Nations Department for Safety and Security
UNHCR United Nations High Commissioner for Refugees
UNMAS United Nations Mine Action Service
UNSMIL United Nations Support Mission in Libya
USD United States Dollars


Annex 2 Overview of the evolution of the Libyan sanctions regime

1. By resolution 1970 (2011), the Security Council expressed grave concern at the situation in Libya, condemned the violence and use of force against civilians and deplored the gross and systematic violation of human rights. Within that context, the Council imposed specific measures on Libya, under Chapter VII of the Charter of the United Nations, including the arms embargo, which relates to arms and related materiel of all types, including weapons and ammunition, military vehicles and equipment, paramilitary equipment, and spare parts for the aforementioned, in addition to the provision of armed mercenary personnel. The arms embargo covers both arms entering and leaving Libya. The Council also imposed a travel ban and/or an asset freeze on the individuals listed in the resolution. Furthermore, the Council decided that the travel ban and the asset freeze were to apply to the individuals and entities designated by the Committee established pursuant to resolution 1970 (2011) concerning Libya involved in or complicit in ordering, controlling or otherwise directing the commission of serious human rights abuses against persons in Libya.

2. By resolution 1973 (2011), the Security Council strengthened the enforcement of the arms embargo and expanded the scope of the asset freeze to include the exercise of vigilance when doing business with Libyan entities, if States had information that provided reasonable grounds to believe that such business could contribute to violence and use of force against civilians. Additional individuals subject to the travel ban and asset freeze were listed in the resolution, in addition to five entities subject to the freeze. The Council decided that both measures were to apply also to individuals and entities determined to have violated the provisions of the previous resolution, in particular the provisions concerning the arms embargo. The resolution also included the authorization to protect civilians and civilian populated areas under threat of attack in Libya. In addition, it included a no-fly zone in the airspace of Libya and a ban on flights of Libyan aircraft.

3. On 24 June 2011, the Committee designated two additional individuals and one additional entity subject to the targeted measures. By resolution 2009 (2011), the Security Council introduced additional exceptions to the arms embargo and removed two listed entities subject to the asset freeze, while allowing the four remaining listed entities to be subjected to a partial asset freeze. It also lifted the ban on flights of Libyan aircraft.

4. By resolution 2016 (2011), the Security Council terminated the authorization related to the protection of civilians and the no-fly zone. On 16 December 2011, the Committee removed the names of two entities previously subject to the asset freeze.

5. In resolution 2040 (2012), the Council directed the Committee, in consultation with the Libyan authorities, to review continuously the remaining measures with regard to the two listed entities - the Libyan Investment Authority and the Libyan Africa Investment Portfolio - and decided that the Committee was, in consultation with the Libyan authorities, to lift the designation of those entities as soon as practical.

6. In resolution 2095 (2013), the Council further eased the arms embargo in relation to Libya concerning non-lethal military equipment.

7. By resolution 2144 (2014), the Council stressed that Member States notifying to the Committee the supply, sale or transfer to Libya of arms and related materiel, including related ammunition and spare parts, should ensure such notifications contain all relevant information, and should not be resold to, transferred to, or made available for use by parties other than the designated end user.

8. By resolution 2146 (2014), the Council decided to impose measures, on vessels to be designated by the Committee, in relation to attempts to illicitly export crude oil from Libya and authorized Member States to undertake inspections of such designated vessels.

9. By resolution 2174 (2014), the Council introduced additional designation criteria and requested the Panel to provide information on individuals or entities engaging or providing support for acts that threaten the peace, stability of security of Libya or obstructing the completion of the political transition. The resolution strengthened the arms embargo, by requiring prior approval of the Committee for the supply, sale or transfer of arms and related materiel, including related ammunition and spare parts, to Libya intended for security or disarmament assistance to the Libyan government, with the exception of non-lethal military equipment intended solely for the Libyan government. The Council also renewed its call upon Member States to undertake inspections related to the arms embargo, and required them to report on such inspections.

10. By resolution 2213 (2015), the Council extended the authorizations and measures in relation to attempts to illicitly export crude oil from Libya until 31 March 2016. The resolution further elaborated the designation criteria listed in resolution 2174 (2014).

11. By resolution 2214 (2015), the Council called on the 1970 Committee on Libya to consider expeditiously arms embargo exemption requests by the Libyan government for the use by its official armed forces to combat specific terrorist groups named in that resolution.

12. By resolution 2259 (2015), the Council confirmed that individuals and entities providing support for acts that threaten the peace, stability or security of Libya or that obstruct or undermine the successful completion of the political transition must be held accountable, and recalled the travel ban and assets freeze in this regard.

13. To date the Committee has published four implementation assistance notices which are available on the Committee's website. |1|


Annex 3 Mandate and appointment

1. By resolution 2213 (2015), the Council extended the mandate of the Panel of Experts established pursuant to resolution 1973 (2011) for a period of thirteen months, to carry out the following tasks: to assist the Committee in carrying out its mandate as specified in paragraph 24 of resolution 1970 (2011); to gather, examine and analyse information from States, relevant United Nations bodies, regional organizations and other interested parties regarding the implementation of the measures decided upon in resolution 1970 (2011), 1973 (2011) and modified in resolutions 2009 (2011), 2040 (2012), 2095 (2013), 2144 (2014), 2146 (2014), 2174 (2014) and 2213 (2015) in particular incidents of non-compliance; to make recommendations on actions that the Council, the Committee, the Libyan government or other States may consider to improve implementation of the relevant measures; and to provide to the Council an interim report on its work no later than 180 days after its appointment and a final report no later than 15 March 2016 with its findings and recommendations.

2. The Council also encouraged the Panel, while mindful of the responsibility of the United Nations Support Mission in Libya (UNSMIL), to assist the Libyan authorities to counter illicit proliferation of all arms and related materiel of all types, in particular heavy and light weapons, small arms and man-portable surface-to-air missiles (MANPADS), and to secure and manage Libya's borders, to continue to expedite its investigations regarding sanctions non-compliance, including illicit transfers of arms and related materiel to and from Libya, and the assets of individuals subject to the assets freeze established in resolutions 1970 (2011) and 1973 (2011) and modified in resolution 2009 (2011), 2040 (2012) and 2095 (2013) and encouraged UNSMIL and the Libyan government to support Panel investigatory work inside Libya, including by sharing information, facilitating transport and granting access to weapons storage facilities, as appropriate.

Following the adoption of resolution 2213 (2015), the Panel's six experts were appointed on 29 April 2015.


Annex 4 Institutions/individuals consulted

List of institutions/individuals consulted

This list excludes certain individuals, organisations or entities with whom the Panel met, in order to maintain the confidentiality of the source(s) and not to impede the ongoing investigations of the Panel.

Belgium
Government: Ministry of Defence, Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Interior, Ministry of Justice
Egypt
Government: Ministry of Foreign Affairs
France
Government Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Defence
Greece
Government Customs
Israel
Government Ministry of Foreign Affairs, Department of Regional Security and Counter Terrorism, Centre for Political Research, National Financial Countering Bureau
Italy
Government: Ministry of Defence, Ministry of Finance, Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Interior, Ministry of Justice
Organizations: NGOs
Jordan
Government: Ministry of Defence, Ministry of Foreign Affairs, Central Bank
Lebanon
Organisations NGOs
Libya
Government Central Bank, Civilian Aviation Authority, National Oil Corporation, House of Representatives, Ministry of Defence, Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Health,
Malta
Government Air Traffic Control, Attorney General Office, Ministry of Defence, Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Finance, Ministry of Interior, Ministry of Justice
Niger
Government Ministry of Defence, Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Justice, Ministry of Interior, CENTIF
Embassies France, USA
Qatar
Individuals Libyan diaspora
Tanzania
Individual Ms. Dalene Sanders
Tunisia
Government Ministry of Defence, Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Interior, Ministry of Justice
Organizations IOM, OHCHR, UNHCR, UNSMIL, WB, OIOL
Embassies France, Spain, UK, USA
Turkey
Government Ministry of Foreign Affairs
Uganda
Government Ministry of Foreign Affairs, Ministry of Defence, Central Bank
United Arab Emirates
Private companies Various
United Kingdom
Government: Foreign & Commonwealth Office, HM Treasury, Home Office, Ministry of Defence, National Crime Agency, Metropolitan Police Service
Organizations: International Maritime Organisation, Global Witness, NGOs
USA
Government: Department of Defence, Department of the Interior, Justice Department, State Department


Annex 5 Outgoing correspondence

Panel official outgoing correspondence to Member States since the drafting of submission of its last final report (S/2015/128)

OC no. Addressee About Date
22 Chair Report correction 12-Feb-15
23 Tanzania Visit 12-Feb-15
24 SC President Final report 23-Feb-14
25 Chair Libyan exemption request 6-Mar-15
26 Libya Oil measures 23-Mar-15
27 Entity Oil measures 1-Apr-15
28 Not used
29 Montenegro Arms Embargo 1-Apr-15
30 Serbia Arms Embargo 1-Apr-15
31 Libya Travel Ban, Assets Freeze 7-Apr-15
32 Uganda Assets Freeze 7-Apr-15
2213 mandate
33 Malta Assets Freeze 12-May-15
34 United Arab Emirates Arms Embargo 21-May-15
35 Singapore Assets Freeze 21-May-15
36 Chair Misapplication of the Assets Freeze 20-May-15
37 Libya Visas 22-May-15
38 Chair Draft IAN on Assets Freeze 22-May-15
39 Malta Visit 26-May-15
40 Tanzania Assets Freeze 27-May-15
41 Italy Visit 29-May-15
42 Algeria Visit 29-May-15
43 Malta Assets Freeze 2-Jun-15
44 Libya Assets Freeze 8-Jun-15
45 United Kingdom Visit 10-Jun-15
46 Spain Designation Criteria 11-Jun-15
47 Egypt Travel Ban 24-Jun-15
48 Oman Travel Ban 11-Jun-15
49 Czech Republic Arms Embargo 11-Jun-15
50 United States Assets Freeze 18-Jun-15
51 United Kingdom Arms Embargo 24-Jun-15
52 Greece Arms Embargo 24-Jun-15
53 Belgium Arms Embargo, Visit 25-Jun-15
54 Libya Assets Freeze 30-Jun-15
55 Turkey Visit 1-Jul-15
56 Italy Assets Freeze 30-Jun-15
57 Uganda Visit 1-Jul-15
58 Singapore Assets Freeze 1-Jul-15
59 Cyprus Oil measures 1-Jul-15
60 Libya Visit 6-Jul-15
61 Austria Arms Embargo 8-Jul-15
62 Bulgaria Arms Embargo 13-Jul-15
63 Libya Assets Freeze 14-Jul-15
64 Chair Travel Ban 15-Jul-15
65 Entity Arms Embargo 28-Jul-15
66 Nigeria Visit 27-Jul-15
67 WHO Arms Embargo 28-Jul-15
68 Uganda Visit 27-Jul-15
69 Greece Arms Embargo 28-Jul-15
70 Ukraine Designation Criteria 4-Aug-15
71 Tunisia Designation Criteria. 4-Aug-15
72 Republic of Korea Designation Criteria 4-Aug-15
73 Morocco Designation Criteria 4-Aug-15
74 Mali Designation Criteria 4-Aug-15
75 Iran Designation Criteria 4-Aug-15
76 Algeria Designation Criteria 4-Aug-15
77 Libya Visit to Tobruk 6-Aug-15
78 SRSG Leon Visit to Tobruk 6-Aug-15
79 Italy Arms Embargo, visit 11-Aug-15
80 Nigeria Visit 26-Aug-15
81 Sudan Visit 26-Aug-15
82 Greece Arms Embargo 26-Aug-15
83 SC President Interim report 2-Sep-15
84 Malta Oil measures 4-Sep-15
85 Greece Arms Embargo, visit 4-Sep-15
86 United Arab Emirates Arms Embargo, visit 8-Sep-15
87 Jordan Arms Embargo 11-Sep-15
88 Libya Visit 14-Sep-15
89 Italy Arms Embargo 14-Sep-15
90 Chad Visit 14-Sep-15
91 Niger Visit 14-Sep-15
92 Germany Assets Freeze 17-Sep-15
93 United States Arms Embargo 25-Sep-15
94 Tunisia Visit 29-Sep-15
95 Egypt Visit 1-Oct-15
96 Uganda Visit 2-Oct-15
97 United Arab Emirates Assets Freeze 5-Oct-15
98 Pakistan Arms Embargo 13-Oct-15
99 Poland Arms Embargo 13-Oct-15
100 Tunisia Assets Freeze 16-Oct-15
101 France Visit 17-Oct-15
102 Qatar Visit 18-Oct-15
103 Jordan Visit 19-Oct-15
104 Uganda Assets Freeze 20-Oct-15
105 Israel Visit 21-Oct-15
106 Tanzania Assets Freeze 22-Oct-15
107 Russian Federation Oil measures 22-Oct-15
108 Greece Visit 26-Oct-15
109 Belgium Arms Embargo 26-Oct-15
110 Nigeria Arms Embargo 26-Oct-15
111 Uganda Assets Freeze 26-Oct-15
112 Tunisia Assets Freeze 26-Oct-15
113 United Arab Emirates Assets Freeze 3-Nov-15
114 United States Assets Freeze 3-Nov-15
115 Turkey Arms Embargo 6-Nov-15
116 Austria Arms Embargo 6-Nov-15
117 Belgium Arms Embargo 6-Nov-15
118 United Arab Emirates Arms Embargo 12-Nov-15
119 Greece Visit 9-Nov-15
120 Turkey Visit 9-Nov-15
121 Tunisia Visit 9-Nov-15
122 Egypt Visit 11-Nov-15
123 Malta Arms Embargo 11-Nov-15
124 Sudan Arms Embargo 16-Nov-15
125 Qatar All measures 13-Nov-15
126 United Arab Emirates Assets Freeze 18-Nov-15
127 Italy Arms Embargo, visit 20-Nov-15
128 Bulgaria Arms Embargo 18-Nov-15
129 Libya Visit 20-Nov-15
130 Chair Draft IAN on Travel Ban 27-Nov-15
131 Chair Crude oil exports and structures 20-Nov-15
132 Turkey Arms Embargo 27-Nov-15
133 Serbia Arms Embargo, Designation Criteria 27-Nov-15
134 Jordan Arms Embargo, visit 27-Nov-15
135 France Arms Embargo 30-Nov-15
136 Armenia Arms Embargo 30-Nov-15
137 China Arms Embargo 8-Dec-15
138 Russian Federation Arms Embargo 8-Dec-15
139 Sudan Arms Embargo 10-Dec-15
140 Austria Arms Embargo 10-Dec-15
141 Tunisia Arms Embargo 14-Dec-15
142 Oman Travel Ban 17-Dec-15
143 Lebanon Travel Ban 15-Dec-15
144 Algeria Travel Ban 15-Dec-15
145 Syria Arms Embargo 17-Dec-12
146 Czech Republic Arms Embargo 21-Dec-15
147 United Arab Emirates Arms Embargo 22-Dec-15
148 United Kingdom Arms Embargo 22-Dec-15
149 Russian Federation Arms Embargo 28-Dec-15
150 Belarus Arms Embargo 28-Dec-15
151 Turkey Arms Embargo 28-Dec-15
152 Sudan Arms Embargo 28-Dec-15
153 Montenegro Arms Embargo 30-Dec-15
154 United States Arms Embargo 31-Dec-15
155 Greece Arms Embargo 31-Dec-15
2016
1 Uganda Assets Freeze 4-Jan-16
2 Tunisia Assets Freeze 4-Jan-16
3 Lebanon Travel Ban, Arms Embargo 4-Jan-16
4 Entity Assets Freeze 5-Jan-16
5 Tanzania Assets Freeze 4-Jan-16
6 Chair Fake Assets Freeze letter 5-Jan-16
7 Entity Arms Embargo 5-Jan-16
8 Egypt Travel Ban, Arms Embargo 5-Jan-16
9 Romania Arms Embargo 8-Jan-16
10 Hungary Arms Embargo 8-Jan-16
11 Oman Travel Ban 8-Jan-16
12 Russian Federation Arms Embargo 13-Jan-16
13 Ecuador Arms Embargo 13-Jan-16
14 Moldova Arms Embargo 13-Jan-16
15 Not used
16 Ukraine Arms Embargo 19-Jan-16
17 Saudi Arabia Arms Embargo 20-Jan-16


Annex 6 Responsiveness table

Table showing level of responsiveness by Member States or Organizations to requests for information and/or visit from the Panel from 8 January 2015 until 25 January 2016

Member State or Organization Number of letters sent Requested info fully supplied Info partially supplied No answer / information not supplied Request for visit
Algeria 3 1 2 Not granted
Armenia 1 1
Austria 3 1 2
Belarus 1 1
Belgium 3 3 Granted
Bulgaria 2 2 1
Chad 1 1 Not granted
China 1 1
Cyprus 1 1
Czech Republic 2 1 1
Egypt 4 2 2 Granted
France 2 1 1 Granted
Germany 1 1
Greece 7 6 1 Granted
Hungary 1 1
Iran 1 1
Israel 1 1 Granted
Italy 5 5 Granted
Jordan 3 3 Granted
Lebanon 2 2
Libya 10 8 2 Granted
Mali 1 1
Malta 5 4 1 Granted
Montenegro 2 2
Morocco 1 1
Niger 1 1 Granted
Nigeria 3 3
Oman 3 3
Pakistan 1 1
Poland 1 1