Information
Equipo Nizkor
        Bookshop | Donate
Derechos | Equipo Nizkor       

20янв16

English | Français | Español


Глобальный обзор осуществления государствами-членами резолюции 1373 (2001) Совета Безопасности


Организация Объединенных Наций
Совет Безопасности

S/2016/49

Distr.: General
20 January 2016
Russian
Original: English

Письмо Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюцией 1373 (2001) о борьбе с терроризмом, от 18 января 2016 года на имя Председателя Совета Безопасности

От имени Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюцией 1373 (2001) о борьбе с терроризмом, имею честь препроводить Совету Безопасности документ, содержащий глобальный обзор осуществления государствами -членами резолюции 1373 (2001) Совета Безопасности.

Этот обзор был подготовлен Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета в соответствии с пунктом 6 резолюции 2129 (2013) Совета Безопасности.

Комитет будет признателен за доведение настоящего письма и приложения к нему до сведения членов Совета и их опубликование в качестве документа Совета.

(Подпись) Амр Абдельлатиф Абулатта
Председатель
Комитет Совета Безопасности, учрежденный
резолюцией 1373 (2001) о борьбе с терроризмом


Приложение

Глобальный обзор осуществления государствами-членами резолюции 1373 (2001) Совета Безопасности

Содержание

I. Введение

II. Глобальная картина

III. Обзор положения в регионах

Африка

Азия

Латинская Америка

Европа и Северная Америка

IV. Тематический обзор

Добавление

Ключевые документы, касающиеся борьбы с терроризмом


I. Введение

1. Настоящий обзор подготовлен Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета во исполнение высказанной Советом Безопасности в его резолюции 2129 (2013) просьбы о том, чтобы Исполнительный директорат Контртеррористического комитета представил обновленный вариант обзора, опубликованного в сентябре 2011 года (S/2011/463).

2. Раздел I посвящен четырем ключевым проблемам, тенденциям и событиям, которые возникли после 2011 года и включают в себя: a) появление в больших количествах иностранных боевиков -террористов, которые отправляются в зоны конфликта, чтобы воевать там на стороне террористических организаций; b) роль женщин в террористической деятельности и предупреждении терроризма; c) особые проблемы, связанные с детьми и подростками в контексте терроризма; d) проблемы и тенденции, связанные с более широким использованием террористами информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), включая Интернет и социальные сети, в террористических целях.

3. В разделе II приводится оценка осуществления резолюции 1373 (2001) с разбивкой, как это было сделано и в предыдущем обзоре, по регионам и субрегионам. Используемая в обзоре разбивка на субрегионы необязательно совпадает с экономическим или политическим делением, используемым Организацией Объединенных Наций или другими международными или региональными организациями. В разделе II содержится также общая оценка тенденций и рисков и рекомендации, а также анализ осуществления резолюции 1373 (2001) в каждом субрегионе. В этот раздел обзора включены упоминания о конкретных го сударствах, которые добились заметных успехов в тех или иных областях. Однако тот факт, что другие государства не упоминаются в этом разделе, не следует рассматривать как негативную оценку их усилий по осуществлению резолюции.

4. В центре внимания в этом обзоре находятся основные тематические области, затрагиваемые в резолюции, а именно: законодательство по борьбе с терроризмом, противодействие финансированию терроризма, правоприменение, пограничный контроль и международное сотрудничество. В нем учтены также вопросы, касающиеся защиты прав человека, поскольку они имеют непосредственное отношение к требованиям, содержащимся в этой резолюции. По сравнению с обзором 2011 года были в целом расширены разделы, касающиеся правоприменения и пограничного контроля в каждом регионе, поскольку эксперты выработали дополнительные критерии для оценки прогресса в этих областях.

5. В разделе III изложены общие стандарты и рекомендуемые практические методы, необходимые для обеспечения выполнения положений резолюции, а также о свещены общемировые тенденции в деле осуществления этой резолюции в ключевых тематических областях. Эта тематическая часть может оказаться более полезной для общей аудитории, поскольку в ней отображена более целостная картина успехов, которых международное сообщество (в самом широком смысле этого слова) добилось в решении сложной проблемы терроризма за период с момента принятия резолюции.

6. В конце каждого раздела, посвященного субрегиону, содержатся важнейшие рекомендации в отношении практических шагов, которые государства-члены могли бы предпринять для повышения эффективности осуществления резолюции в каждом из регионов или в каждой из тематических областей. Хотелось бы надеяться, что эти рекомендации окажутся также полезными для других международных организаций и двусторонних доноров, прилагающих усилия в сфере противодействия терроризму.

7. В 2015 году Совет Безопасности опубликовал три доклада, которые были подготовлены экспертами Исполнительного директората Контртеррористического комитета по вопросам, касающимся осуществления резолюции 2178 (2014) Совета Безопасности, по проблеме пресечения потока иностранных боевиков-террористов и по связанным с этим вопросам политики (S/2015/338, S/2015/683 и S/2015/975). Анализ, проводимый в рамках настоящего обзора, созвучен этим докладам.

8. В основу обзора положена подборка материалов, составленных с учетом информации и обновленных данных, предоставленных Комитету государствами-членами, докладов о результатах визитов в государства-члены (делегации Исполнительного директората по поручению Комитета посетили более чем 90 государств), результатов проведения региональных семинаров и информации, предоставленной международными, региональными и субрегиональными организациями. Все эти сведения отражены также в детальном обзоре осуществления и обзоре оценки осуществления, проведенных Исполнительным директоратом в отношении каждого государства-члена. Настоящий обзор (как и его предыдущий вариант) был подготовлен экспертами Исполнительного директората на основе проведенного ими профессионального анализа информации, имевшейся в их распоряжении по состоянию на декабрь 2015 года.

9. В приложении к обзору содержится перечень основных документов, посвященных борьбе с терроризмом.

II. Глобальная картина

А. Общие замечания

10. Общий контекст, связанный с терроризмом, значительно изменился со времени подготовки предыдущего обзора, в котором было отмечено, что успехи, достигнутые государствами в осуществлении резолюции 1373 (2001), привели к ослаблению ряда террористических сетей. Государства продолжают добиваться успехов в борьбе с некоторыми сетями. В ряде районов (например, на части территории Юго-Восточной Азии) опасность терроризма несколько уменьшилась. Однако в некоторых районах Ближнего Востока и Африки эта угроза приобрела более широкие масштабы и дополнительные аспекты и в настоящее время затрагивает большее число государств-членов.

11. Террористическая угроза быстро меняется. Она также становится более разнородной, более серьезной и более комплексной, отчасти потому, что некоторые террористические организации получают значительные финансовые ресурсы в виде доходов от транснациональной организованной преступной деятельности. Терроризм и получающий все более широкое распространение воинствующий экстремизм продолжают дестабилизировать положение в неспокойных районах Ближнего Востока, Магриба, Сахеля, бассейна озера Чад и Африканского Рога. Террористические группы проворно используют в своих интересах возможности, возникающие в результате ослабления правительств в конфликтных ситуациях. Кризис в Сирийской Арабской Республике создал серьезную угрозу международному миру и безопасности. Кроме того, он спровоцировал самую острую в современном мире чрезвычайную гуманитарную ситуацию и привел к гибели не менее 250 000 человек (в том числе более 10 000 детей). В своем заявлении от 17 августа 2015 года (S/PRST/2015/15) Председатель Совета Безопасности отметил, что около 12 миллионов человек (включая более 4 миллионов человек, которые в поисках убежища оказались в соседних странах) были вынуждены покинуть свои дома и что более 12,2 миллиона человек в Сирийской Арабской Республике нуждаются в неотложной гуманитарной помощи.

12. Некоторые террористические группы контролируют обширные территории и питают надежды на создание государствоподобных структур. Значительные части Сирийской Арабской Республики находятся под контролем террористических групп, таких как «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), известное также как ДАИШ (и ИГИШ), и Фронт «Ан-Нусра». «Боко харам» контролирует значительные участки территории на северо-востоке Нигерии, а «Аш-Шабааб» контролирует обширные районы Сомали.

13. Транснациональная организованная преступная деятельность, в которой террористические организации участвуют сами по себе или в сотрудничестве с укоренившимися криминальными сетями, остается крупнейшим источником финансирования террористов. Недавние события, произошедшие в Сахеле, Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Европе и Центральной Азии, четко показывают, как транснациональная организованная преступность может дестабилизировать целые регионы и поспособствовать терроризму. В каждом из этих регионов террористические группы извлекают выгоду из транснациональной организованной преступности, оказывая давление на уголовных преступников, действующих в районах, находящихся под их фактическим контролем, сотрудничая с ними или облагая их налогом. Сотрудничество с организованными преступными сетями обеспечивает террористическим группам a) доступ к финансовым и материальным ресурсам благодаря незаконному обороту и контрабанде похищенных товаров, оружия, наркотиков, древностей и прочих ресурсов, незаконной торговле людьми и похищению людей в целях получения выкупа; b) возможности для вербовочной деятельности; c) полезные для них знания; d) оперативную поддержку; и e) доступ к каналам контрабанды и поддельным документам. Террористические организации и организованные преступные группы чувствуют себя вольготно в обстановке, характеризующейся нестабильностью. Их действия могут ослаблять государственные институты, порождая тем самым порочный круг.

14. Иностранные боевики-террористы, отправляющиеся в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику, а также в другие районы с целью влиться в ряды террористических организаций, создают острую и все усиливающуюся угрозу. Они делают конфликты более интенсивными, продолжительными и трудноразрешимыми и могут представлять серьезную угрозу для государств их происхождения, государств, через которые они следуют транзитом, и государств в которые они направляются, а также для государств, которые соседствуют с районами вооруженного конфликта, где активно действуют иностранные боевики-террористы (например, Иордания), и которые также могут рассматриваться как жертвы терроризма, поскольку они вынуждены тратить огромные средства на борьбу с этой угрозой. Угроза, которую представляют иностранные боевики-террористы, может затрагивать все регионы и все государства-члены (даже те, которые находятся далеко от районов конфликта). Террористы и террористические организации создали международные преступные сети в государствах, через которые транзитом следуют иностранные боевики-террористы, и оказывают этим боевикам-террористам финансовую поддержку.

15. Для устранения угрозы, создаваемой иностранными боевиками-террористами, требуется всеобъемлющая стратегия устранения факторов, способствующих распространению терроризма, включая принятие мер по предотвращению радикализации до уровня, порождающего терроризм, пресечению вербовки, воспрепятствованию поездкам иностранных боевиков-террористов, ликвидации каналов оказания им финансовой поддержки, противодействию воинствующему экстремизму, предотвращению подстрекательства к совершению террористических актов, поощрению политической и религиозной терпимости, социально-экономического развития, социальной сплоченности и инклюзивно-сти, урегулированию вооруженных конфликтов и содействию реинтеграции и социальной реабилитации возвращающихся боевиков-террористов (более подробную информацию по данному вопросу можно найти в документе S/2015/338).

B. Проблемы, тенденции и события

16. Совет Безопасности подчеркнул существенно важную роль, которую Исполнительный директорат Контртеррористического комитета призван играть в рамках общих усилий Организации Объединенных Наций по оценке проблем и тенденций, связанных с осуществлением резолюции 1373 (2001). В своей резолюции 2129 (2013) Совет поручил Исполнительному директорату выявлять назревающие проблемы, тенденции и события, связанные с терроризмом.

1. Иностранные боевики-террористы

17. 24 сентября 2014 года Совет Безопасности принял знаковую резолюцию 2178 (2014) (см. http://www.un.org/press/en/2014/sc11580.doc.htm), в которой он призвал все государства предпринять усилия к безотлагательному налаживанию сотрудничества в целях пресечения международного потока террористов. В этой резолюции Совет потребовал от государств принятия конкретных и практических мер по пресечению поездок иностранных боевиков-террористов с их территории и через их территорию и (что важно для целей настоящего обзора) подчеркивает, что усиление угрозы, создаваемой иностранными боевиками-террористами, является одним из аспектов новых проблем, тенденций и событий, которые связаны с резолюцией 1373 (2001) и которые требуют пристального внимания Контртеррористического комитета.

18. В 2015 году Исполнительный директорат определил меры, которые государствам надлежит принять для того, чтобы эффективно противостоять вызовам, связанным с иностранными боевиками -террористами. Эти меры касаются самых разных о бластей, включая законодательства, правоприменение, финансы, безопасность на границах, предупреждение воинствующего терроризма и вопросы реабилитации и реинтеграции. В большинстве государств соответствующие меры — пусть даже частично — уже применяются. В ряде государств найдены новаторские решения, касающиеся, в частности, противодействия воинствующему экстремизму и действий в отношении возвращающихся иностранных боевиков-террористов.

19. Отсутствие национальных уголовных законов, необходимых для судебного преследования иностранных боевиков-террористов, по-прежнему является одним из основных недостатков во всем мире. Мало какие государства включили в законодательство всеобъемлющие составы уголовных преступлений для обеспечения судебного преследования за связанные с подготовкой или соучастием действия, имеющие отношение к иностранным боевикам-террористам. Многие государства в борьбе с явлением, выражающимся в существовании иностранных боевиков-террористов, полагаются на существующее законодательство, но такого законодательства, возможно, недостаточно для предотвращения поездок иностранных боевиков-террористов. В большинстве государств на уголовном преследовании отрицательно сказываются трудности, связанные со сбором допустимых доказательств за границей, в частности в зонах конфликтов, или с преобразованием разведданных в допустимые доказательства, которые могут быть использованы против иностранных боевиков-террористов. Государства сталкиваются также с проблемами, связанными с формированием базы допустимых доказательств или с преобразованием разведданных в допустимые доказательства, при использовании информации, полученной с помощью информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), в частности социальных сетей. Проведение расследований и уголовное преследование предполагаемых иностранных боевиков-террористов в упреждающем порядке составляют еще одну проблему для всех субрегионов, в частности с учетом необходимости соблюдения надлежащей правовой процедуры и прав человека. Многим государствам по-прежнему сложно найти надлежащие меры реагирования на потенциальную угрозу, создаваемую конкретными категориями путешественников и возвращенцев. В ряде государств используются разнообразные административные меры (например, лишение гражданства лиц, имеющих двойное гражданство, аннулирование паспортов и отказ предоставлять социальные услуги).

20. В некоторых субрегионах отсутствие механизма обмена информацией и межведомственного сотрудничества и координации остается крупным препятствием для успешного воспрепятствования действиям иностранных боевиков-террористов. Все государства выгадали бы от укрепления обмена информацией между правоохранительными органами и межведомственного сотрудничества и координации на национальном и международном уровнях. Многие правоохранительные органы не имеют достаточного технического потенциала для расследования террористических дел в рамках верховенства права и в соответствии с международными обязательствами в области прав человека. Для борьбы с явлением, выражающимся в существовании иностранных боевиков-террористов, необходимы скоординированные действия правительственных учреждений и секторов, занимающихся информационно-коммуникационными технологиями и правоохранной деятельностью. Государства активизировали наблюдения за трансграничными передвижениями иностранных боевиков-террористов, однако многим из них недостает технического и оперативного потенциала, необходимого для того, чтобы эффективно выявлять и предотвращать поездки иностранных боевиков-террористов. Дополнительные трудности создают протяженные и пористые границы и неадекватный иммиграционный и визовый контроль. Очень мало государств полностью связаны с базами данных Международной организации уголовной полиции (Интерпол). Лишь немногие из них в настоящее время используют системы предварительной информации о пассажирах или системы записи регистрации пассажиров, которые представляют собой эффективные, основанные на оценке рисков инструменты выявления потенциальных иностранных боевиков-террористов. Поэтому государствам следует продолжать свои усилия по внедрению всеобъемлющих и новаторских подходов в целях эффективного пресечения потока иностранных боевиков-террористов в соответствии с резолюцией 2178 (2014).

21. Сохраняются некоторые пробелы в усилиях по пресечению финансирования терроризма. Государствам во всех регионах следует усилить национальные режимы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Многие государства по-прежнему сталкиваются с проблемами в активном расследовании дел, связанных с финансированием террористических организаций и предполагаемых иностранных боевиков-террористов, и уголовном преследовании за них, и лишь немногие из них приняли законодательные, институциональные и административные меры, необходимые для запрещения и пресечения фиксирования иностранных боевиков-террористов, включая их поездки и связанные с этим действия. Во многих государствах было вынесено мало- или вообще не было вынесено — обвинительных приговоров за финансирование терроризма.

22. Многие государства усмотрели необходимость устранения условий, способствующих распространению терроризма, в рамках всеобъемлющего подхода к борьбе с террористической угрозой. Государства во всех регионах внедрили ряд инструментов, дополняющих традиционную правоохранительную деятельность, в рамках усилий по противодействию воинствующему экстремизму и радикализации, которые ведут к терроризму, включая стратегии реабилитации и реинтеграции, ведение контрпропагандистской работы и пропаганду культурной и религиозной терпимости. Несмотря на все более широкое признание необходимости вовлечения гражданского общества в усилия по противодействию воинствующему экстремизму, возможности для такого взаимодействия остаются ограниченными в нескольких регионах. Очень мало государств разработали всеобъемлющие стратегии противодействия воинствующему экстремизму. Некоторые предусмотрели в своем контртеррористическом законодательстве меры для отслеживания распространения идей воинствующего экстремизма через Интернет. Однако предотвращение использования Интернета в террористических целях остается крупной проблемой для большинства регионов (см. S/2013/722, раздел XII).

23. Многим государствам тяжело бороться с проблемами, возникающими в связи с возвращением иностранных боевиков-террористов. Многие иностранные боевики-террористы могут вернуться в страны происхождения или направиться в третьи страны (включая страны, расположенные в других районах конфликта), принося с собой накопленный ими боевой опыт и связи с международными сетями. Некоторые возвращенцы могут также быть жертвами преступлений. В этих условиях некоторые государства принимают разнообразные меры в сфере уголовного правосудия, административные меры и меры по социальной реабилитации и реинтеграции, с тем чтобы ослабить угрозу, которую могут создать возвращающиеся иностранные боевики-террористы.

24. Транснациональный характер явления, выражающегося в существовании иностранных боевиков-террористов, требует укрепления сотрудничества между государствами в сфере уголовного правосудия, с тем чтобы лишить иностранных боевиков-террористов возможности найти убежище. Налаживание международного сотрудничества в судопроизводстве по уголовным делам, связанным с иностранными боевиками-террористами, представляет собой еще одну сложную задачу, поскольку в разных странах соответствующие преступления по-прежнему криминализируются по-разному. Это может служить причиной для отказа в международном сотрудничестве по уголовным делам. Так, например, просьба об оказании взаимной правовой помощи может быть отклонена потому, что запрашиваемое государство может не иметь необходимого законодательства и, следовательно, может отказаться применять принцип «дво й-ной наказуемости». Лишь в нескольких государствах, охваченных обзором, эффективно действует механизм направления просьб об оказании взаимной правовой помощи и запросов об экстрадиции. Многие из тех государств, которые еще не назначили центральный уполномоченный орган или не подписали двусторонние или трансрегиональные соглашения о сотрудничестве по уголовным делам, связанным с иностранными боевиками-террористами, входят в число государств, наиболее затронутых явлением, выражающимся в существовании иностранных боевиков-террористов.

25. Таким образом, государства должны подумать об использовании уже существующих и инновационных инструментов повышения уровня эффективности международного сотрудничества. Двумя примерами могут служить передача судопроизводства по уголовным делам и применение принципа взаимного признания иностранных судебных решений по уголовным делам. Государствам следует также подумать об использовании принципа взаимности как основы для о существления международного сотрудничества в контексте усилий по противодействию угрозе, создаваемой иностранными боевиками-террористами. Когда принцип взаимности применяется в соответствии с международными обязательствами в области прав человека, сотрудники правоохранительных органов и судебные власти могут успешно осуществлять международное сотрудничество, включая оказание взаимной правовой помощи и рассмотрение просьб об экстрадиции, в целях предания террористов правосудию. Все государства должны укреплять сотрудничество — как официальное, так и неофициальное — в судебной области в целях предания иностранных боевиков-террористов правосудию и создания надежной доказательной базы в соответствии с резолюцией 2178 (2014).

2. Женщины и терроризм

26. Женщины играют самые разные роли в связанных с терроризмом стратегиях, являясь жертвами террористического насилия, активными боевиками, сторонниками и агитаторами для террористических групп, а также выступая в качестве движущей силы социальных перемен и способствуя предупреждению актов терроризма и воинствующего экстремизма. Важно отметить, что до принятия резолюции 2129 (2013) в международно-правовых документах, касающихся борьбы с терроризмом, гендерный аспект практически не учитывался. Однако с тех пор прилагаются усилия по устранению этого упущения, причем основное внимание уделяется трем аспектам: женщины как жертвы терроризма, женщины как исполнители террористических актов и женщины как сила, способствующая предупреждению терроризма.

a) Женщины как жертвы терроризма

27. С 2013 года ИГИЛ, «Боко харам» и «Аш-Шабааб» совершают нападения на женщин, используя эти нападения как инструмент утверждения социального контроля и достижения военного превосходства, а также как средство для расширения своих военных и политических целей. Совершая индивидуальные и массовые похищения женщин, подвергая их изнасилованию, сексуальной эксплуатации, порабощению, принудительной беременности и другим видам жестокого обращения и наказания, группы, подобные ИГИЛ и «Боко харам», стремятся дестабилизировать, унизить, уничижить и уничтожить избранную ими часть населения, в данном случае любое сообщество людей, в том числе и других мусульман, которые не поддерживают их своеобразное толкование ислама.

28. Согласно докладам Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека (УВКПЧ), с 2013 года «Боко харам» совершает в отношении женщин и девочек широкомасштабные и жестокие акты, включая сексуальное порабощение, сексуальное насилие, принудительные браки, принудительную беременность и принудительное обращение в другую веру. Девушек часто выдают замуж за боевиков, а женщин более старшего возраста заставляют работать поварами и уборщицами. В Нигерии |1| более 200 похищенных женщин и девочек были, по сообщениям, проданы в качестве жен или сексуальных рабынь за 12 долларов США |2|. О судьбе многих из этих жертв ничего не известно, однако, по имеющимся сведениям, пленников на два-три дня лишают пищи и воды, а тех, кто пытается сбежать, избивают, угрожая им смертью. Многие женщины и девочки из числа тех, кому удалось сбежать |3|, были беременны; это указывает на то, что гендерное насилие используется в качестве инструмента достижения целей «Боко харам» (точно так же массовые изнасилования практиковались вооруженными группами в бывшей Югославии и Демократической Республике Конго). Освобожденные женщины во многих случаях боятся возвращаться в свои семьи, опасаясь быть отвергнутыми из-за того, что, став жертвами сексуальных преступлений, они могли навлечь бесчестие на свою семью. Женщины, отвергнутые своими семьями, становятся более уязвимыми к радикализации и втягиванию в терроризм, а также к разного рода эксплуатации, включая торговлю людьми.

29. Другие группы, включая ИГИЛ, также совершили множество нарушений прав человека, подобных тем, которые были совершены боевиками «Боко ха-рам» в отношении женщин. В ходе нападений, совершенных в начале августа 2014 года в Северном Ираке, боевики ИГИЛ похитили сотни женщин и девочек из этноконфессиональной группы езидов; многие из них были затем доставлены на территорию, контролируемую ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике, и проданы вместе с другими похищенными женщинами (примерно по 100 долл. США за каждую) в качестве сексуальных рабынь или подневольных работниц либо использованы как инструмент давления на переговорах о получении выкупа |4|. ИГИЛ с удовлетворением восприняло сексуальное порабощение женщин-езидок как символ завоевания и как средство недопущения того, чтобы родилось новое поколение езидов. По утверждению ИГИЛ, когда «порабощенные девочки рожают детей от своего хозяина», это означает, что «наступило время [апокалипсиса]» |5|.

30. В обстановке ужаса были задуманы и совершены в отношении женщин и многие другие нарушения прав человека, включая социальные репрессии, публичные избиения и казни и принуждение к ранним бракам. Сотни мусульманских женщин и девочек (некоторым из них исполнилось лишь 13 лет) были принуждены к тому, чтобы выйти замуж за боевиков ИГИЛ; это было сделано под тем предлогом, что такие браки являются «наградой», а не наказанием |6|. В результате этого увеличивается число ранних браков, поскольку родители предпочитают рано отдавать своих дочерей замуж в целях недопущения того, чтобы они стали женами боевиков ИГИЛ. Это вызывает серьезную озабоченность по поводу нарушения социальных, экономических и культурных прав девочек и молодых женщин, а также ослабления общего процесса социально-экономического развития Сирийской Арабской Республики. Таким образом, это явление серьезно подрывает глобальные усилия, направленные не только на то, чтобы бороться с терроризмом и предупреждать его, но и на то, чтобы способствовать поощрению устойчивого экономического развития и построению более мирного, справедливого и равноправного общества |7|.

31. Репрессии в отношении женщин, выражающиеся в жестком и зачастую жестоком контроле за соблюдением социальных и нравственных норм, были отмечены также в районах, находящихся под контролем «Аш-Шабааб» и других организаций |8|. Таким образом, нарушение прав женщин, часть которых можно охарактеризовать также как нарушения норм международного гуманитарного права, носят системный и широкомасштабный характер. Поэтому усилия по предотвращению и сдерживанию таких нарушений и устранению их последствий также должны носить системный характер и должны сочетать в себе местные и национальные инициативы, предпринимаемые в рамках глобального сотрудничества.

32. В своих усилиях, направленных на поддержку и реабилитацию жертв терроризма и воинствующего экстремизма, государства должны обеспечивать, чтобы должностные лица, находящиеся на передовой линии, и практические работники имели четкое представление об особых нуждах женщин, обусловленных их мучениями и страданиями, а также о положении, сложившемся в их общинах. Было бы также полезно увеличить число женщин, работающих в секторе безопасности, особенно в правоохранительных органах и контртеррористических подразделениях. Не менее важно способствовать оказанию жертвам социальной и религиозной поддержки на местном уровне. Так, например, после тех страданий, которые выпали на долю женщин-езидок, религиозный лидер езидов, известный под именем Баба Шейх, выступил с заявлением, в котором приветствовал возвращение женщин, вырвавшихся на свободу в результате побега, в их общины, и указал, что никто не должен причинять им вреда |9|.

b) Женщины как исполнители террористических актов

33. Участие женщин в совершении актов политического насилия и терроризма не является новым явлением |10|. Однако заметная активизация деятельности передовых членов террористических групп из числа женщин и увеличение доли женщин среди иностранных боевиков-террористов требуют более глубокого изучения этой темы. В Нигерии, столкнувшись с существенным ограничением свободы передвижения ее членов |11|, организация «Боко харам» приняла решение привлечь женщин к осуществлению логистических задач, таких как незаконная транспортировка оружия и боеприпасов и передача информации, исходя из того, что женщинам проще пройти через контрольно-пропускные пункты и легче избежать домашних обысков, нежели мужчинам |12|. В августе 2013 года правительственные силы арестовали пять женщин из числа членов «Боко ха-рам», которые прятали оружие и боеприпасы под своими хиджабами |13|. В 2014 году были выявлены женщины, снабжавшие информацией эту группу |14|. В июле 2014 года в Кано четыре нападения были совершены женщинами-смертницами |15|. На территории, контролируемой ИГИЛ, женщины активно вступают в ряды «Аль-Хансы», подразделения полиции нравов «Аль-Хисба», состоящего только из женщин, а также помогают следить за соблюдением строгого кодекса правил в одежде и применять меры наказания. Кроме того, как сообщается, женщины вносят свой вклад в прилагаемые этой группой усилия, направленные на то, чтобы предоставлять базовые медицинские и образовательные услуги.

34. Женщины выполняют также в интересах террористических групп роли вербовщиков и агитаторов. По сообщениям, ИГИЛ вербует больше женщин, чем любая другая группа. Значительную часть вербовочной деятельности осуществляют сами женщины, завербованные ранее |16|. В отличие от «Аль-Каиды» ИГИЛ стремится установить контроль над территориями и создать государ-ствоподобные структуры. Оно ставит перед женщинами конкретные задачи, позволяя им удовлетворять потребность в самовыражении. Это особо касается иностранных боевиков-террористов, которые в целях достижения идеала покидают свои семьи. Зарегистрированы многочисленные случаи, когда женщины-иностранки отправляются на территорию, контролируемую ИГИЛ, и используют социальные сети для пропаганды этой группы и ее проекта создания го сударственного образования |17|. В Нигерии в июле 2014 года за вербовку женщин в ряды террористов были арестованы три женщины, включая вдову боевика «Боко харам» |18|.

35. Хотя роль женщин в террористической деятельности до сих пор не изучена достаточно глубоко, проведенные исследования позволяют предположить, что женщины и мужчины становятся участниками террористической деятельности, как правило, по одним и тем же причинам: недовольство, социально -политическая обстановка, личные жалобы и обиды, идеологические убеждения, потенциальная или реальная выгода, стремление добиться перемен в обществе и тяга к приключениям |19|. Что касается «Боко харам», то, по всей видимости, экономические стимулы сыграли свою роль в вербовке женщин. В северной части Нигерии доход 69,1 процента жителей составляет менее 1 доллара в день |20|. «Боко харам» выплачивает женщинам, занимающимся транспортировкой оружия, вознаграждение в размере от 30 до 312 долларов за выполнение каждого такого поручения |21|. Однако мотивы, побуждающие женщин вступать в ряды террористических организаций, зависят от конкретных обстоятельств и весьма разнообразны. Исследования, основанные на рассказах возвратившихся иностранных боевиков-террористок, свидетельствуют о том, что поиск новой и конкретной индивидуальности, стремление вырваться из жестких тисков общества и желание добиться общественных перемен — все это сыграло свою роль в подталкивании женщин к вступлению в ряды террористических групп, независимо от того, принадлежат ли они к бедным слоям или среднему классу, исповедуют ли они религию или нет и проживают ли они в сельской местности или в городах |22|.

36. Государствам рекомендуется, чтобы они в своих усилиях, направленных на то, чтобы сдержать отмеченный в последнее время рост числа женщин среди террористов, занялись более глубоким изучением причин, по которым террористическая пропаганда быстрее находит отклик у женщин и девочек, и разработали целенаправленные стратегии реагирования, которые могут включать в себя адресные проекты, специально разработанные в рамках программ, которые были бы нацелены на устранение коренных причин воинствующего экстремизма, будь то благодаря экономическому развитию, созданию рабочих мест или поощрению прав человека и верховенства права. Эти проекты необязательно должны быть нацелены на женщин, но они обязательно должны учитывать их конкретные нужды, чувствительные струнки и слабости. Важное значение имеют также программы контрпропагандистской деятельности. В их осуществление следует вовлекать женщин, в первую очередь женщин, которые порвали с террористическими группами |23|. Необходимо также разрабатывать программы социальной реабилитации, учитывающие гендерную специфику и призванные способствовать реинтеграции женщин в общество и осуществлению более эффективных программ контрпропагандистской деятельности.

с) Женщины как сила, способствующая предупреждению терроризма

37. Женщины могут также быть мощным инструментом достижения социальных перемен и могут способствовать предупреждению терроризма и воинствующего экстремизма. Многие уже вносят вклад в новаторские усилия по распространению информации и разработке и осуществлению собственных стратегий предупреждения терроризма, а также принимают участие в реализации общенациональных контртеррористических стратегий (речь идет, в частности, об учителях, социальных работниках и женщинах, активно занимающихся общественной деятельностью). Во многих странах женщин рассматривают как хранителей культурных, социальных и религиозных ценностей, открывают для них доступ и возможности оказывать влияние в рамках местной общины таким образом, чтобы это способствовало диалогу и проявлению гражданской активности. Так, например, на территории, контролируемой ИГИЛ, местные женские группы организовали сети для того, чтобы освобождать захваченных женщин и возвращать их в родные семьи |24|. В Европе женщины на протяжении многих лет — и в целом весьма конструктивно — участвуют в осуществлении контрпропагандистских стратегий и стратегий, направленных на то, чтобы убедить людей покинуть ряды террористических организаций. В Пакистане в течение уже 10 лет женские группы оказывают поддержку женщинам, находящимся в уязвимом положении, и помогают им убеждать их сыновей отказаться от идей воинствующего экстремизма |25|.

38. В 2014 году было создано первое глобальное объединение женщин по противодействию терроризму — «Соратницы в борьбе с воинствующим экстремизмом». Это объединение побуждает женщин бороться с воинствующим экстремизмом в их общинах и помогает им в этом |26|. Все такие инициативы (и множество им подобных) были признаны в качестве конструктивного вклада в национальные и глобальные усилия по борьбе с терроризмом. Способность гражданского общества действовать свободно — как в зонах конфликта, так и в других местах — имеет существенно важное значение для раскрытия катализирующего потенциала местных действующих лиц, включая женщин, как силы, способствующей предупреждению терроризма и воинствующего экстремизма |27|. Для достижения этой цели государствам рекомендуется наращивать потенциал женских групп гражданского общества, включая женщин из числа политических, общественных и религиозных лидеров, с тем чтобы они могли эффективным образом вести работу в рамках своих местных общин. Судя по всему, женщины колеблются между тем, чтобы связаться с властями и сообщить им о возможной радикализации члена семьи (который в результате этого может потерять свободу), и тем, чтобы помешать его отъезду за границу (поскольку он в случае отъезда может потерять жизнь). Чтобы женщины могли играть конструктивную роль в содействии предупреждению воинствующего экстремизма, настоятельно необходимо обеспечить также гарантию защиты их прав и прав членов их семей.

39. При разработке программ реагирования в сфере уголовного правосудия и других программ, способствующих спасению, вызволению, реабилитации и реинтеграции женщин, являющихся жертвами или исполнителями террористических актов, государствам следует обеспечить, чтобы такие программы разрабатывались в консультации с местными женщинами, которые обладают опытом в этом вопросе, и чтобы эти программы официально предусматривали обмен информацией и налаживанием обратной связи для целей извлечения уроков и накопления передового опыта. Следует также помнить о том, что отношения каждой конкретной женщины с террористической группой представляют собой конкретную историю жизни, которая может включать в себя множество стра-ниц |28|. Одна и та же женщина на разных этапах жизни может быть объектом, исполнителем и лицом, способствующим предупреждению террористических актов, она может побуждать других совершить поездку, может сама отправиться в поездку, может отказаться от своего решения, может попытаться покинуть группу и в конечном итоге может способствовать предотвращению вербовки других лиц, рассказав им свою историю. Поэтому существенно важно, чтобы усилия, связанные с выяснением роли женщин в противодействии терроризму, предпринимались с учетом конкретной ситуации и реальных фактов и носили всеобъемлющий характер.

3. Информационно-коммуникационные технологии

а) Угроза

i) Вербовка

40. Стремительный технический прогресс привел в истекшем десятилетии к созданию условий, в которых люди получили возможность свободно общаться и мгновенно обмениваться мнениями со своими собеседниками по всему миру. Эта новая способность осуществлять прямую и многостороннюю коммуникацию с глобальной аудиторией избавила террористические организации от необходимости использовать традиционные средства коммуникации в качестве основного канала ознакомления своих сторонников и более широкого круга людей со своими посланиями.

41. ИГИЛ активно использует широкие возможности информационно -коммуникационных технологий для того, чтобы распространять свою идеологию, широко оповещать о своих шагах/достижениях, собирать средства и координировать свои действия. Оно воспользовалось социальными сетями для того, чтобы проводить весьма эффективные вербовочные кампании, в рамках которых было охвачено более 30 000 иностранных боевиков-террористов из более чем 100 государств.

42. Социальные сети очень эффективны для целей вербовки, поскольку они способны обеспечивать проведение децентрализованных кампаний силами добровольцев, которые тиражируют полученные сообщения. Согласно оценкам, в период с сентября по декабрь 2014 года сторонники ИГИЛ использовали около 46 000 учетных записей пользователя в «Твиттере» |29|. Хотя сложно оценить то, насколько социальные сети способны самостоятельно обеспечить процесс радикализации, несомненно то, что социальные сети облегчают контакты между людьми, подвергшимися радикализации, и вербовщиками террористов. Почти 80 процентов проживающих в Соединенных Штатах Америки лиц, желающих вступить в ряды иностранных боевиков-террористов, читали в Интернете экстремистские и пропагандистские материалы и сами пропагандировали их в информационном пространстве или поддерживали в Интернете контакты с другими экстремистами |30|. Лица, желающие вступить в ряды террористической организации или отправиться в зону конфликта, могут установить прямой и анонимный контакт с вербовщиком террористов, используя широкодоступные платформы, такие как Twitter, Facebook, YouTube, Tumblr, Ask.fm, Instagram или WhatsApp. Затем они могут «уйти в тень» и продолжить общение с помощью зашифрованных сообщений через защищенные приложения.

43. Помимо обеспечения возможности осуществлять глобальный охват потенциальных новобранцев социальные сети предоставляют вербовщикам возможность вести узкую рассылку (т.е. передавать свои сообщения ограниченному числу конкретных получателей). В целях привлечения молодежи ИГИЛ создает пропагандистские видеоролики, опираясь на продукцию современной поп-культуры, такую как фильмы и видеоигры. Сцены насилия и применения силы (например, записи процесса обезглавливания людей или снимки невинных жертв, якобы убитых врагами ИГИЛ) призваны найти мощный отклик среди обиженных и обездоленных людей. В пропагандистских материалах, предназначенных для других сегментов рынка, изображения продуктов питания, котят и маленьких детей призваны показать ИГИЛ в благоприятном свете и создать впечатление «нормальной» жизни на территориях, подконтрольных ИГИЛ. Объектами некоторых вербовочных кампаний в Интернете сейчас становятся высококлассные профессионалы, такие как хакеры, веб-дизайнеры и разработчики программных приложений для мобильных телефонов и специализированных платформ в социальных сетях — как открытых, так и защищенных. Другие кампании нацелены на врачей, инженеров и иных специалистов.

44. А вот закрытые интернет-форумы менее доступны для потенциальных вербовщиков, которые во многих случаях не знают адресов сайтов, или паролей, или участников форумов, которые могли бы предоставить им такую информацию. Кроме того, серверы таких форумов могут подвергаться враждебному воздействию и кибератакам, таким как DDoS-атака, которая представляет собой попытку сделать ресурс машины или сети недоступным для пользователей путем их перегрузки огромным числом запросов. Тем не менее закрытые интернет-форумы остаются излюбленным инструментом членов и сторонников террористических групп, упорно стремящихся освоить их.

ii) Технические трудности: шифрование и установление личности пользователя

45. Современные методы шифрования и анонимность позволяют пользователям Интернета защищать конфиденциальность и неприкосновенность их материалов, препятствуя доступу третьей стороны или нежелательному воздействию, и скрывать свою личность. Например, прикладные программы, обеспечивающие защищенную передачу информации, такие как Threema, обеспечивают действенное сквозное шифрование в цепочке отправитель-получатель благодаря использованию хорошо известных и зарекомендовавших себя методов шифрования. Помимо использования методов шифрования, сведения о которых можно найти в открытых источниках, террористические организации начали разрабатывать свои собственные программы шифрования. Однако такое шифрование, позволяющее защитить содержание сообщения, не может скрыть идентифицирующие элементы, такие как IP-адрес (известные также как метаданные). Стремясь избежать идентификации, пользователи Интернета применяют также инструменты обезличивания, такие как TOR-ретранслятор, бесплатную программу, которая пропускает интернет-трафик через 6000 ретрансляторов для сокрытия местонахождения пользователя и его действий.

46. Эти инструменты защищают пользователя от вмешательства в его частную жизнь и при этом позволяют искать, читать, формировать и распространять в Интернете мнения и информацию, не подвергаясь произвольному и незаконному воздействию (см. доклад Специального докладчика по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение (A/HRC/29/32)). Однако сотрудники правоохранительных органов и контртеррористических структур выражают озабоченность по поводу того, что террористы и лица, совершающие общеуголовные преступления, используют методы шифрования и обеспечения анонимности для сокрытия своих действий, затрудняя тем самым усилия правительств по предупреждению терроризма и проведению соответствующих расследований. Правоохранительные органы вынуждены внимательно просматривать огромные массивы данных и проводить различие между лицами, которые лишь выражают свои мнения, и лицами, которые могут присоединиться к террористической организации, отправятся в поездку или совершить акт терроризма на территории своего государства. Технологические компании, такие как Apple, Microsoft и Google, объявили о намерении осуществлять сквозное шифрование корпоративных данных и данных пользователей, а некоторые правительства требуют открыть для них «лазейку», с тем чтобы они могли расшифровывать данные. Через несколько лет может сложиться ситуация, когда практически все сообщения в сети будут шифроваться. Методы шифрования непрерывно совершенствуются, делая невозможным взлом защиты правоохранительными органами.

iii) Кибератаки

47. По мере повышения их технического уровня террористические организации будут предпринимать все более частые попытки нанести ущерб важнейшим объектам инфраструктуры, включая глобальные финансовые учреждения, коммуникационные сети, системы инженерного обеспечения и коммунального обслуживания и правительственные объекты. В докладе по итогам четвертой сессии Группы правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности, состоявшейся в июле 2015 года (A/70/174), был сделан вывод о том, что существует все более реальная опасность использования информационно-коммуникационных технологий для террористических целей, в том числе для совершения террористических нападений на объекты ИКТ или связанную с ИКТ инфраструктуру, а не только для вербовки сторонников, финансирования, обучения и подстрекательства, причем, если не принять соответствующих мер, это может поставить под угрозу международный мир и безопасность.

48. Участники некоторых дискуссионных форумов призывают хакеров совершать массированные нападения на тех, кто считается врагом. В причастности к некоторым атакам, которым подвергались финансовые учреждения, подозревают террористические организации или их сторонников, которые также регулярно совершают распределенные атаки на отказ в обслуживании, устраивают утечку данных, совершают мошеннические операции с кредитными картами и обезображивают веб-сайты, т.е. осуществляют действия, которые требуют относительно низкого уровня специальных знаний. Один такой «черный хакер», Джунаид Хусейн, известный также как Абу Хусейн аль-Британи, в 2012 году был приговорен в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии к тюремному заключению за то, что взломал электронную почту бывшего премьер-министра Великобритании и разместил содержавшуюся там информацию в Интернете. Впоследствии он покинул территорию Соединенного Королевства и отправился в Сирийскую Арабскую Республику, чтобы оказывать там поддержку ИГИЛ; он, как предполагается, был ключевой фигурой в группе под названием «Киберхалифат», которая взломала в Твиттере учетные записи пользователя Центрального командования Соединенных Штатов и американских органов массовой информации, таких как «Ньюсуик» и «Интернэшнл бизнес таймс»; он был убит в августе 2015 года. По данным одной из российских компаний, занимающихся киберзащитой, хакеры, связанные с ИГИЛ, в 2014 году совершили около 600 нападений на российские веб-сайты. Аналогичные нападения были зафиксированы по всему миру.

49. Даже если террористические организации не имеют современных средств ведения войны в кибернетическом пространстве, они могут приобрести необходимые технические знания в «черном Интернете» (закрытых сетях), где о р-ганизованные преступные группы продают незаконные наркотики, оружие и товары-подделки. Некоторые особо важные объекты критической инфраструктуры, такие как электростанции, могут использовать «воздушные зазоры» для обеспечения того, чтобы защищенная компьютерная сеть была физически изолирована от незащищенных сетей, таких как Интернет или незащищенная локальная сеть. Лицам, планирующим совершить кибератаку, в этом случае потребуется получить физический доступ к защищенной компьютерной сети, завербовав человека, который имеет законный доступ в безопасную зону.

b) Меры реагирования

i) Государства-члены

50. Все более широкое использование террористами информационно -коммуникационных технологий в своих целях создает значительную проблему для высших должностных лиц и сотрудников правоохранительных органов. Регулирование Интернета носит децентрализованный характер. Существует очень мало общепринятых правил, а некоторые государства не располагают внутренней законодательной базой и не обладают способностью для того, чтобы контролировать и регулировать деятельность в сфере, подпадающей под их юрисдикцию.

ii) Законодательство

51. Приводимый ниже список содержит ряд вопросов, которые государствам необходимо будет решить в контексте усилий, связанных с анализом и выявлением случаев злоупотребления киберпространством в террористических целях и недопущением таких случаев, а также с преследованием за соответствующие деяния.

  • Какие юрисдикционные основы признаются в национальных законах? (использование компьютерной системы/компьютерных данных, находящихся в пределах территории; действия, направленные против компьютерной системы/компьютерных данных, находящихся в пределах территории; принцип гражданства (правонарушителя); принцип гражданства (жертвы; принцип обычного места жительства; принцип инкорпорации (юридического лица); принцип защиты государственных интересов; юрисдикция при отказе в выдаче (принцип «либо выдай, либо суди»); действия на борту морского или воздушного судна, плавающего/ летающего под национальным флагом?)
  • Предусматривают ли государства, криминализируя деяния, связанные с подстрекательством к терроризму, финансированием, планированием или совершением любого из преступлений, упоминаемых в 19 международно -правовых документах по борьбе с терроризмом, установление уголовной ответственности таким образом, чтобы она распространялась и на использование информационно-коммуникационных технологий?
  • Предусмотрены ли за неправомерное использование киберпространства в террористических целях, не влекущее за собой причинение смерти или тяжких телесных повреждений, наказания, соразмерные или аналогичные наказаниям, предусмотренным за другие террористические акты, не влекущие за собой причинение смерти или тяжких телесных повреждений?

iii) Технический потенциал в сфере правоприменения

52. В ряде государств принимаются меры по наблюдению за киберпростран-ством, такие как создание подразделений по контролю интернет-пространства, которые следят за содержанием материалов в социальных сетях, оказывают правоохранительным органам поддержку в расследовании киберпреступлений, маркируют материалы террористического характера и информируют частные компании о неправомерном использовании их ресурсов |31|.

iv) Полномочия правоприменительных органов

53. В одних государствах был проведен обзор специальных следственных полномочий правоприменительных органов в сфере, связанной с информационно-коммуникационными технологиями и терроризмом. Другие государства могли бы пожелать рассмотреть следующие вопросы:

  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предоставляющие компетентным органам право потребовать от человека, находящегося на территории данного государства, чтобы он предоставил данные, которыми он владеет или которые он контролирует?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предусматривающие право на досмотр компьютеров или проверку данных?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предусматривающие право на конфискацию компьютеров или данных?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предусматривающие право на сбор данных в режиме реального времени?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предусматривающие право на перехват данных контента?
  • Осуществляется ли за специальными следственными полномочиями надлежащий судебный и парламентский надзор?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предусматривающие, что электронные доказательства/записи признаются допустимыми в ходе судебного разбирательства, и предусматривают ли они процесс, связанный с правилами установления подлинности?

54. Другой областью, могущей привлечь интерес Комитета и Исполнительного директората, является регулирование частного сектора:

  • Содержат ли национальные законы положение, обязывающее интернет-провайдеров и другие компании, работающие в сфере информационно-коммуникационных технологий, хранить данные о клиенте в течение определенного периода времени?
  • Предоставляют ли национальные законы компетентным органам право в приказном или ином порядке добиваться незамедлительного осуществления операций по сохранению указанных компьютерных данных?
  • Предусматривают ли национальные законы введение режима защиты данных для защиты частной жизни людей?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предоставляющие компетентным органам право удалять размещенные в Интернете материалы при условии получения предварительного разрешения от судебных органов и осуществлении ими судебного надзора?
  • Содержат ли национальные законы четко сформулированные положения, предусматривающие право на получение информации о подписчиках?

55. В контексте усилий по противодействию использованию террористами информационно-коммуникационных технологий возникает также проблема эффективности и целесообразности удаления содержимого сайтов: его можно удалить на законном основании, однако удаленные материалы можно без труда вновь разместить под новой учетной записью или на новой платформе или новом сервере. Как представляется, невозможно полностью искоренить размещаемые террористами материалы. Кроме того, в некоторых обстоятельствах необходимость сохранения разведывательной ценности и неэффективность процесса удаления могут сделать удаление информационных материалов контрпродуктивным шагом.

v) Многосторонний подход: частный сектор и гражданское общество

Трудности, с которыми сталкиваются частные интернет-компании

56. Интернет в значительной мере является зоной частного владения и сферой деятельности частных структур. Компании, занимающиеся социальными сетями, телекоммуникационные компании, интернет-провайдеры, компании, обеспечивающие хостинг для веб-сайтов, компании, предоставляющие услуги по хранению данных, и компании, предоставляющие любые другие услуги, связанные с использованием информационно-коммуникационных технологий, являются неотъемлемыми элементами глобальной ИКТ -инфраструктуры. Многие ведущие частные корпорации вовлечены в глобальную деятельность и имеют пользователей по всему миру. Кроме того, они разместили в некоторых го сударствах свои дата-центры. Частные компании должны соблюдать национальные законы государств, в которых они действуют, и должны сотрудничать с правоохранительными органами. Однако, как было отмечено выше, комплексный характер глобальных ИКТ-рамок порождает ряд сложных юрисдик-ционных проблем, связанных с применимостью национальных законов и полномочиями государств по обеспечению их соблюдения. Частные компании в рамках осуществляемых ими международных операций должны соблюдать национальные законы, которые могут вступать в противоречие друг с другом. Так, например, компания Facebook разработала руководящие принципы, касающиеся сотрудничества с правоохранительными органами по всему миру, сохранения данных и срочных запросов.

57. Частные компании также применяют свои собственные условия использования их услуг и могут либо удалить контент, либо аннулировать учетные записи пользователей, нарушающих установленные условия. Компании принимают такие меры в отношении террористических деяний, таких как вербовка и подстрекательство к терроризму в контексте действий иностранных боевиков-террористов. Большинство крупных компаний в режиме упреждения и на добровольной основе регулируют материалы, загружаемые их клиентами, или удаляют материалы, противоречащие установленным ими правилам. Компания YouTube за последние два года удалила 14 млн. видеороликов. Facebook еженедельно получает и рассматривает 1 млн. уведомлений пользователей, касающихся нарушения условий использования (причем не только уведомлений, имеющих отношение к материалам, связанным с терроризмом), а Twitter в последние месяцы ликвидировал около 2000 учетных записей, связанных с ИГИЛ. Следует напомнить, что любые такие меры должны приниматься с учетом международного права прав человека, в частности международных стандартов, касающихся свободы выражения мнения и права на защиту частной жизни. Комитет и Исполнительный директорат могут пожелать провести обзор практических методов, используемых частным сектором по всему миру, и поддержать усилия этой отрасли по саморегулированию в соответствии с международно-правовыми стандартами.

58. Успешно осуществляется регулирование интернет-материалов иного рода, например детской порнографии. Однако регулировать эту категорию материалов относительно легко из-за самого характера этих материалов. Анализ материалов из категории политической пропаганды, даже если их можно однозначно увязать с насилием, является гораздо более сложной и субъективной по своему характеру работой. Поскольку заложенные алгоритмы не позволяют проводить анализ в автоматическом режиме, регулированием должны заниматься эксперты, хорошо знающие тему и обладающие требуемыми лингвистическими навыками. Крупные компании, работающие в сфере информационно-коммуникационных технологий, используют группы сотрудников для анализа содержания таких материалов в круглосуточном режиме.

59. Хотя уголовные санкции или правоприменительные меры могут оказаться уместными в тех случаях, когда общение в Интернете и социальных сетях доходит до уровня подстрекательства к терроризму или вербовки, во многих других случаях наиболее эффективным инструментом противодействия предосудительным материалам, размещаемым в Интернете террористами и их сторонниками, может стать контрпропаганда. Правительства продолжают разрабатывать методы контрпропагандистской деятельности с целью отражать и опровергать идеи и взгляды, поддерживающие или прославляющие террористическую деятельность, а некоторые из этих правительств действуют на опережение, готовя материалы противоположного содержания (например, материалы, в которых пересказываются и подтверждаются позитивные идеи и взгляды, пропагандируются мир, уважение и социальное единство или разоблачаются вредоносные идеи террористов). Эффективные стратегии противодействия угрозе радикализации под воздействием Интернета требуют того, чтобы правительства не только принимали законодательные и правоприменительные меры, но и налаживали взаимодействие с общинами и работниками соответствующей отрасли. А в большинстве случаев наиболее активными участниками контрпропагандистской деятельности могут быть родственники и друзья, организации гражданского общества, образовательные учреждения, религиозные или общинные лидеры и другие негосударственные субъекты. Для повышения уровня эффективности таких кампаний к их осуществлению следует активно привлекать частный сектор (поскольку он имеет очень хорошее представление о демографических аспектах функционирования социальных сетей и инструментах маркетинга). Правительства должны приветствовать инициативы, идущие снизу, и поддерживать их.

Правозащитный аспект вопросов, касающихся информационно -коммуникационных технологий

60. Действия, предпринимаемые государствами в целях недопущения или пресечения распространения сообщений и информационных материалов с помощью ИКТ в террористических целях, вызывают вопросы по поводу связи между недопустимыми формами выражения мнения и уважением права на свободу слова и выражения мнения. В преамбуле к своей резолюции 1624 (2005) Совет Безопасности напоминает о статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и указывает далее, что любые ограничения свободы выражения мнения должны быть установлены законом и являться необходимыми по причинам, изложенным в пункте 3 статьи 19 Пакта. Охрана государственной безопасности является одним из оснований, позволяющих законным образом ограничивать свободу выражения мнения. Однако ограничения должны быть соразмерны масштабам угрозы и не должны носить дискриминационного характера. Кроме того, в статье 20 Пакта ко всем государствам обращен призыв законодательно запретить всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию.

61. Хотя технологии отправки цифровых сообщений могут быть использованы отдельными людьми в преступных целях, в том числе в целях, связанных с терроризмом, государства должны осторожно подходить к отслеживанию цифровых сообщений частных лиц. Широкомасштабное отслеживание цифровых сообщений может не только затронуть право на неприкосновенность частной жизни, но и подорвать другие основополагающие права человека, такие как право на свободу выражения мнения, ассоциации и передвижения (A/HRC/13/37, пункты 33-38). Как отметил Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по правам человека, законное и адресное (в отличие от широкомасштабного) отслеживание цифровых сообщений может стать необходимой и действенной мерой со стороны разведывательных и правоохранительных органов в их усилиях по предотвращению вербовки террористов через Интернет (A/HRC/27/37, пункт 24).

62. Частные интернет-компании должны непрерывно выявлять, оценивать, предупреждать и смягчать неблагоприятные последствия своих действий для прав человека их клиентов, как это рекомендуется, в частности, в Руководящих принципах предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, одобренных Советом Организации Объединенных Наций по правам человека в 2011 году (A/HRC/27/37, пункт 43).

63. Следует продолжать расширенный многосторонний диалог по вопросам, касающимся действий воинствующих экстремистов и/или террористов в Интернете. В этой связи в рамках этого диалога, возможно, потребуется сконцентрировать внимание на доступных средствах, позволяющих продолжить процесс «саморегулирования» с учетом прав человека, а также обеспечить эффективное сотрудничество частных компаний с разведывательными и правоохранительными органами.

III. Обзор положения в регионах

Африка

Северная Африка
(Алжир, Египет, Ливия, Мавритания, Марокко, Тунис)

А. Общий контекст, связанный с терроризмом и террористической угрозой

1. Тенденции (включая иностранных боевиков-террористов)

64. В Северной Африке первым государством, столкнувшимся (в 1980-х годах) с терроризмом, был Египет. В 1990 -х годах с терроризмом столкнулся и Алжир. Террористические нападения, совершенные недавно в провинции Синай, показали, что Египет по-прежнему подвержен угрозе терроризма. Совсем недавно жертвой трех террористических нападений стал Тунис. Ухудшение ситуации в Ливии привело к созданию там убежищ, в которых укрываются террористы, и к резкому увеличению потоков оружия, получаемого террористическими группами как в этом субрегионе, так и за его пределами. В число этих групп входят Организация «Аль-Каида» в странах исламского Магриба (АКИМ), «Ансар аш-Шариа», ИГИЛ и группы, присягнувшие на верность ИГИЛ (которые используют субрегион Северной Африки для вербовки иностранных боевиков-террористов). Среди тех примерно 30 000 иностранных боевиков-террористов, которые отправились в Сирийскую Арабскую Республику, более 6000 составляют выходцы из этого субрегиона, до сих пор являющегося зоной, через которую проходит значительный транзитный поток незаконных товаров, включая наркотики и оружие, а также незаконных мигрантов.

2. Риски

65. Напряженность внутри стран и внешнеполитическая напряженность, неблагоприятная политическая ситуация и обстановка в плане безопасности в Ливии и последствия «арабской весны» повысили степень уязвимости этого региона, в котором всегда наблюдался приток мигрантов, направлявшихся в Европу. Закрытие ряда пунктов пропуска через границу и привлечение военных к охране границ в целях укрепления безопасности спровоцировали раздоры между различными группами местного населения, что еще более обострило напряженность. Отсутствие в некоторых государствах субрегиона потенциала, необходимого для охраны границ, вызывает озабоченность у их соседей. Возвращающиеся иностранные боевики-террористы создают угрозу безопасности государств этого субрегиона. Существует опасность того, что связи между террористическими организациями и организованными преступными сетями, которые способствуют финансированию террористических актов, позволят террористическим группам прочно закрепиться в этом субрегионе.

3. Важнейшие вопросы/рекомендации

  • Поощрять расследования и судебное преследование, основанные на верховенстве права
  • Реформировать сектор безопасности таким образом, чтобы в его деятельности учитывались права человека
  • Налаживать взаимодействие с соответствующими местными общинами и негосударственными субъектами благодаря разработке и осуществлению надлежащих стратегий противодействия воинствующему экстремизму
  • Поощрять работу полиции с населением в качестве средства, позволяющего предотвращать вербовку людей в члены террористических групп
  • Разрабатывать стратегии и программы судебного преследования, реинтеграции и социальной реабилитации иностранных боевиков-террористов
  • Укреплять субрегиональный механизм обмена информацией и разведывательными данными, в том числе об иностранных боевиках-террористах
  • Подключить основные пункты пересечения границы к системе Интерпола I/24-7 и обеспечить более эффективное использование баз данных Интерпола
  • Внедрить систему предварительной информации о пассажирах и осуществлять пограничный контроль на основе оценки рисков
  • Проводить всеобъемлющие оценки рисков в целях защиты тех, кто предоставляет услуги по переводу денежных средств/ценностей, и не допускать использования некоммерческих организаций в целях финансирования терроризма
  • Укреплять региональное сотрудничество в борьбе с терроризмом.

B. Области оценки

1. От профилактики до реабилитации

а) Всеобъемлющие (субрегиональные и национальные) контртеррористические стратегии

66. В этом субрегионе не было разработано контртеррористической стратегии, однако на уровне государств выработаны национальные подходы, «дорожные карты» и/или стратегии по борьбе с терроризмом и/или воинствующим экстремизмом. Государствам необходимо налаживать взаимодействие с соответствующими местными общинами и негосударственными субъектами при разработке и осуществлении стратегий противодействия воинствующему экстремизму и поощрять работу полиции с населением как средство предотвращения вербовки террористов. В некоторых государствах осуществляются программы социальной реабилитации осужденных террористов. В настоящее время не существует ни одной конкретной программы социальной реабилитации бывших иностранных боевиков-террористов.

b) Права человека

67. Ни в одном из государств этого субрегиона нет независимого органа, который осуществлял бы надзор за деятельностью правоохранительных органов по борьбе с терроризмом. В большинстве государств надзор за правоохранительной деятельностью осуществляют прокуратура и работники следственных органов. Во всех государствах созданы национальные правозащитные учреждения, однако лишь два таких учреждения признаны независимыми, а их эффективность не была продемонстрирована в полной мере. Все государства используют такое определение террористических актов, которое в некоторых случаях является слишком широким и расплывчатым и, следовательно, может быть распространено на деяния, которые могут быть не связаны с терроризмом. Правозащитные органы Организации Объединенных Наций неоднократно выражали озабоченность по поводу, в частности, чрезмерных сроков содержания под стражей до суда, лишения лиц, содержащихся под стражей, права переписки и общения и утверждений о грубом обращении с лицами, содержащимися под стражей. Ряд государств предприняли шаги в целях устранения этой озабоченности, в частности приняли или скорректировали уже имеющиеся законы для обеспечения того, чтобы в законодательстве были учтены ключевые принципы верховенства права.

2. Сопутствующие факторы

а) Намерение и знания

68. В большинстве государств действуют положения, конкретно устанавливающие уголовную ответственность за пассивную и активную вербовку в целях совершения актов терроризма, а в трех государствах признана уголовно наказуемым деянием вербовка, осуществляемая как на их территории, так и за ее пределами.

69. В ряде государств приняты законы по противодействию киберпреступно-сти, которые позволяют компетентным органам с разрешения судебных властей отслеживать электронные сообщения в целях предотвращения террористических преступлений. В одном из государств закон обязывает также компании, предоставляющие услуги, хранить данные (в частности, данные, необходимые для выявления преступлений и идентификации преступников). Однако государства этого субрегиона выражают озабоченность по поводу того, что интернет-серверы расположены за рубежом, в связи с чем для блокирования некоторых веб-сайтов необходимо сотрудничество судебных органов. Кроме того, сотрудничеству на этом направлении мешают законы о защите данных. Большинство государств высказались также за необходимость организации для судебных работников специализированной подготовки по проблеме киберпреступности. Все государства (за исключением одного) в той или иной мере обладают способностью вести наблюдение за интернет-сайтами и социальными сетями. В одном государстве создано, в частности, подразделение по борьбе с киберпреступностью, причем его специалисты обладают инструментами и навыками, необходимыми для ведения электронных поисков и отслеживания в Интернете пропагандистских материалов, агитационной деятельности и деятельности по вербовке.

b) Средства

i) Финансирование/замораживание активов

70. Все государства (за исключением одного) установили уголовную ответственность за финансирование терроризма, квалифицировав это деяние как отдельный состав преступления, причем определение «терроризм» в большинстве государств охватывает финансирование как отдельного террориста, так и террористической организации. В двух государствах либо было обновлено законодательство, либо были приняты имплементациональные положения для включения в санкционный список лиц и организаций, активы которых должны быть заморожены. Еще в одном государстве начат процесс пересмотра законодательства в области противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма с целью включить в него положения, касающиеся замораживания активов. Однако лишь одно государство может оперативно осуществлять замораживание активов и лишь одно государство приступило к проведению всеобъемлющей национальной оценки рисков в целях предотвращения или сокращения масштабов отмывания денег и финансирования терроризма. В большинстве государств действует система декларирования, нацеленная на то, чтобы выявлять незаконное физическое перемещение наличности через границу. Однако, как представляется, эти системы призваны прежде всего обеспечивать контроль за иностранной валютой и предотвращать отток капитала, а не противодействовать отмыванию денег и финансированию терроризма. Поэтому очень немногие подразделения финансовой разведки получают от таможенных органов сведения, призванные пополнять их базы данных. Ни в одном государстве не было проведено обзора деятельности некоммерческого сектора на предмет оценки риска того, что им могут злоупотреблять в целях финансирования терроризма. В Марокко, однако, было проведено мероприятие по анализу разнообразных некоммерческих организаций в целях оценки риска, связанного с финансированием терроризма. В одном государстве недавно была приостановлена деятельность большого числа некоммерческих организаций из-за подозрений в их связи с экстремистскими группами.

ii) Огнестрельное оружие

71. Поскольку одно из государств не может управлять своими запасами оружия и боеприпасов и лишено возможности контролировать свои границы, происходит незаконное трансграничное перемещение оружия. Реагируя на эту ситуацию, некоторые государства либо закрыли свои границы, либо вырыли вдоль них рвы. В большинстве государств этого региона установлена уголовная ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия, однако в их законодательстве не полностью охвачены ситуации, связанные с модификацией огнестрельного оружия или незаконным удалением маркировочных знаков.

3. Имеющиеся возможности и охрана границ

72. Лишь в одном государстве существует положение, конкретно устанавливающее уголовную ответственность за незаконную переправку террористов. Однако во всех других государствах приняты законы, устанавливающие уголовную ответственность за незаконную переправку мигрантов, и это законодательство может применяться в отношении незаконной переправки террористов. Хотя в нескольких государствах действуют автоматизированные информационные системы управления границей, которые связаны с национальными базами данных, лишь в одном государстве основные пункты пересечения границы имеют доступ к базе данных Интерпола I-24/7, где содержатся сведения о похищенных и утерянных проездных документах, к базе данных, содержащих уведомления Интерпола «с красным углом», касающиеся подозреваемых и разыскиваемых лиц, или к санкционным перечням Организации Объединенных Наций. Ни в одном из государств не внедрена система предварительной информации о пассажирах, хотя в некоторых государствах проводится ручная сверка со списками пассажиров, получаемыми до прибытия пассажиров в пункт назначения.

73. Лишь в одном государстве существует законодательство, посвященное беженцам, хотя большинство из них применяют процедуры определения статуса беженца и тесно взаимодействуют с Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ). Некоторые го сударства проводят проверку биографических данных в целях недопущения того, чтобы лица, совершившие преступные деяния, включая террористические акты, или причастные к ним, могли злоупотреблять статусом беженца. По крайней мере в одном из государств имели место случаи высылки беженцев.

4. Предание террористов правосудию

a) Планирование и подготовка

74. Лишь немногие государства определили планирование и подготовку террористических актов как отдельный состав преступления; другие государства опираются на содержащиеся в их уголовном кодексе общие положения об ответственности за соучастие в тяжких преступлениях. В некоторых государствах установлена уголовная ответственность за некоторые виды материальной поддержки террористического акта (например, за поставку оружия, финансирование, предоставление убежища или укрывательство террористов).

b) Поездки иностранных боевиков-террористов

75. Ряд государств предприняли шаги по выполнению требований резолюции 2178 (2014). Эти государства либо внесли поправки в свои законы, либо сейчас занимаются внесением поправок в целях инкорпорирования в законы некоторых ключевых положений этой резолюции, включая криминализацию поездок, которые их граждане или иностранцы, проживающие на их территории, осуществляют для целей совершения, планирования, подготовки или участия в совершении террористических актов или для подготовки террористов или прохождения такой подготовки на территории государства или за ее пределами; умышленной организации поездок лиц, направляющихся за границу для целей совершения, планирования, подготовки или участия в совершении террористических актов, включая вербовку, или для подготовки террористов или прохождения такой подготовки, а также въезда на территорию или транзитного проезда через нее, чтобы добраться до другой страны в целях совершения террористических актов на ее территории. Все государства установили уголовную ответственность за присоединение к террористической группе на их территории и/или за пределами их территории. В одном государстве была принята законодательная поправка, конкретно криминализирующая финансирование поездки, как того требует резолюция 2178 (2014).

76. Что касается транзита и выезда иностранных боевиков -террористов, то два государства применяют административные меры в целях конфискации паспортов лиц, подозреваемых в том, что они намерены присоединиться к террористическим группам. Одно государство изучает возможность введения для своих граждан, желающих отправиться за рубеж, выездных виз. Однако применение этой системы подверглось критике со стороны правозащитных механизмов Организации Объединенных Наций. Прозвучала также озабоченность по поводу запрета на поездки, вводимого в отношении молодежи без веских на то оснований или с нарушением судебной процедуры. Рекомендуется обеспечивать уважение принципов, касающихся верховенства права и прав человека, при разработке механизмов, предусматривающих введение запрета на поездки или отказ в выдаче проездных документов.

с) Способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование

77. В ряде государств проводились расследования и осуществлялось судебное преследование в отношении лиц, подозреваемых в совершении террористических актов. При проведении расследований предполагаемой террористической деятельности следователи используют широкий диапазон специальных методов расследования. Однако условия и процедуры применения таких методов службами безопасности должны быть четко, ясно и исчерпывающим образом определены в законодательстве и судебной практике, с тем чтобы обеспечить их соответствие принципам, касающимся верховенства права и прав человека. В этих государствах это не всегда делается. В целях повышения эффективности основанных на верховенстве права и правах человека расследований, судебных разбирательств и процессов вынесения приговора по делам, связанным с терроризмом, необходимо также укреплять национальный потенциал посредством организации специализированной подготовки.

78. Во всех государствах (за исключением двух) были созданы специализированные судебные группы для рассмотрения дел, связанных с терроризмом. Это способствует специализации работников судебной системы и централизованному рассмотрению дел, связанных с терроризмом, а также объединению людских, материальных и финансовых ресурсов. В одном государстве рассмотрением террористических преступлений могут также заниматься военные трибуналы. По мнению ряда государств, их прокурорские органы обладают достаточными полномочиями, способностью, опытом, техническими возможностями и людскими ресурсами для разбирательства дел, связанных с терроризмом. Однако все государства сходятся во мнении относительно необходимости осуществления дальнейшей подготовки сотрудников, которые должны обмениваться опытом со своими иностранными коллегами.

5. Реальное осуществление международного сотрудничества

a) Эффективные механизмы оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции

79. Ни в одном из государств этого субрегиона не были разработаны и обнародованы руководящие принципы в отношении национальных законов и процедур, касающихся оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции. Однако в одном из государств такие руководящие принципы в настоящее время разрабатываются. Если не считать одного государства, в котором был принят закон, специально посвященный вопросам экстрадиции, государства Северной Африки в основном используют международные, региональные и двусторонние соглашения, а также некоторые положения своих уголовно-процессуальных кодексов или законов о борьбе с терроризмом, которые касаются экстрадиции и оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам. Во всех го сударствах (за исключением одного) был назначен национальный центральный уполномоченный орган, отвечающий за рассмотрение просьб, касающихся экстрадиции и взаимной правовой помощи.

80. Примерами осуществления эффективного международного сотрудничества являются создание платформы для сотрудничества прокурорских органов Бельгии, Испании, Марокко и Франции в борьбе с терроризмом и налаживание между Алжиром и Францией связи взаимодействия в судебной области путем прикомандирования магистрата, ответственного за эту связь, к родственной структуре своего партнера. Однако необходимо и далее укреплять сотрудничество в судебной области как среди государств этого региона, так и со странами Сахеля.

b) Обеспечение эффективного обмена информацией и разведывательными данными

81. Обмен информацией и разведывательными данными осуществляется главным образом на двусторонней основе. В этом субрегионе нет представительства Интерпола. Это ослабляет сотрудничество между полицейскими органами в рамках субрегиона. Хотя во всех государствах имеется Национальное центральное бюро Интерпола, следует расширять консультации и активизировать работу по пополнению баз данных Интерпола, включая базу данных об иностранных боевиках-террористах. Три государства (Алжир, Ливия и Мавритания) являются членами Группы по координации и связи, которая базируется в городе Алжир и представляет собой механизм, призванный заниматься обобщением и обработкой разведывательных данных, получаемых от разведывательных служб государств-членов для последующей передачи этих данных Объединенному военно-штабному комитету по Сахельскому региону, который, однако еще не приступил к работе.

Восточная Африка
(Джибути, Кения, Коморские Острова, Руанда, Объединенная Республика Танзания, Сомали, Судан, Уганда, Эритрея, Эфиопия, Южный Судан)

A. Общий контекст, связанный с терроризмом и террористической угрозой

1. Тенденции (включая иностранных боевиков-террористов)

82. В Восточной Африке достигнут определенный прогресс в осуществлении резолюций 1373 (2001) и 1624 (2005), в частности в вопросах, касающихся предотвращения финансирования терроризма. Однако полному осуществлению соответствующих резолюций Совета, включая резолюцию 2178 (2014), по-прежнему мешают существенные препятствия, такие как ограниченность потенциала и сохранение конфликтов и нестабильности. Этот субрегион продолжает страдать от действий террористических групп, в частности группировки «Аш-Шабааб». Согласно оценкам, изложенным в марте 2014 года в докладе заместителя Генерального секретаря по гуманитарным вопросам и Координатора чрезвычайной помощи (S/2014/177, пункт 12), группа «Аш-Шабааб» контролировала по меньшей мере половину южной и центральной частей Сомали. Политическая напряженность в прибрежных районах может стать причиной для дальнейшей радикализации. Недавно возникшие группы, такие как «Аль-Мухаджирун», используют социальные сети, чтобы угрожать общинам в Кении, Объединенной Республике Танзания и Уганде. Государства этого субрегиона выступают также в качестве государств происхождения, государств транзита и государств назначения для иностранных боевиков-террористов.

83. По мнению УВКБ, неорганизованные и организованные потоки мигрантов и лиц, ищущих убежища, мешают усилиям государств по обеспечению эффективного контроля на протяженных и пористых границах и устойчивой интеграции различных групп населения. Другие государства этого субрегиона добились прогресса в осуществлении контртеррористического законодательства, однако используют при этом главным образом силовые методы. Кроме того, выражается озабоченность по поводу ограничения свободы действий организаций гражданского общества.

2. Риски

84. Политическая напряженность в прибрежных районах и легкодоступность стрелкового оружия и легких вооружений чреваты угрозой дальнейшей радикализации. Кроме того, часть территории этого субрегиона может с высокой степенью вероятности использоваться в целях создания надежных убежищ для террористов и в целях планирования террористических актов для их последующего совершения за пределами субрегиона. Этот субрегион страдает от непрекращающегося конфликта, а усилия по осуществлению международно-правовых документов по противодействию терроризму носят очень ограниченный характер. Существует вероятность того, что субрегион постепенно превратится в эпицентр разного рода незаконной деятельности (незаконный оборот стрелкового оружия и легких вооружений, незаконный оборот наркотиков, незаконная торговля людьми и сырьевыми товарами). В некоторых государ ствах в настоящее время созданы лагеря для беженцев, и правительства выражают о собую озабоченность по поводу последствий перемещения населения и опасности злоупотребления механизмами предоставления убежища. Для решения этих проблем требуются ресурсы и возможности, которых у большинства государств этого субрегиона нет. Использование наличных средств по-прежнему носит повсеместный характер, а меры, принимаемые в целях выявления курьеров, перевозящих наличность, являются недостаточно эффективными. Это повышает опасность незаконного оборота и усиливает риск перетока денежных средств из каналов незаконного оборота в распоряжение террористических организаций.

3. Важнейшие вопросы/рекомендации

85. В рамках этого субрегиона особое внимание следует уделять осуществлению и укреплению уже разработанных мер. В частности, государства должны:

  • принять конкретные антитеррористические законы, отразив в них требования резолюции 2178 (2014);
  • внедрять системы комплексного управления границей в целях недопущения использования в противоправных целях отдаленных, слабо контролируемых районов;
  • укреплять механизм обмена информацией между пограничными органами, правоохранительными органами и органами безопасности, в том числе за счет совместного использования без данных Интерпола и других баз данных;
  • совершенствовать меры по контролю и мониторингу в отношении стрелкового оружия и легких вооружений;
  • осуществлять меры по выявлению трансграничных потоков наличных средств и поощрять комплексные подходы в финансовой области;
  • наращивать усилия по предупреждению воинствующего экстремизма путем поощрения диалога и взаимодействия между общинами и цивилизациями. Усилия по противодействию воинствующему экстремизму должны носить всеобъемлющий и инклюзивный характер, с тем чтобы они способствовали обеспечению взаимопонимания в обществе.

B. Области оценки

1. От профилактики до реабилитации

а) Всеобъемлющие (субрегиональные и национальные) контртеррористические стратегии

86. Хотя Восточноафриканское сообщество разработало субрегиональную контртеррористическую стратегию, мало что известно о ее осуществлении. В государствах этого субрегиона не было разработано ни национальной стратегии, ни всеобъемлющего, комплексного подхода к противодействию терроризму/воинствующему экстремизму. Кения, однако, в настоящее время разрабатывает комплексную стратегию противодействия терроризму и воинствующему экстремизму, основные элементы которой аналогичны основным элементам Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных Наций (резолюция 60/288 Генеральной Ассамблеи). Осуществление стратегии и разработка всеохватного процесса с участием гражданского общества по-прежнему составляют сложную задачу.

b) Права человека

87. Поправки, предложенные к контртеррористическому законодательству одного из государств, вызвали озабоченность по поводу степени их сбалансированности и соразмерности. Конституционный суд этого государства приостановил, однако, внедрение ряда мер, связанных с проведением расследования, в стремлении защитить права человека и верховенство права.

88. Лишь в нескольких государствах этого субрегиона созданы независимые органы для осуществления надзора за деятельностью правоохранительных органов. В четырех государствах созданы независимые учреждения по правам человека, однако они еще не доказали свою эффективность. Право на справедливое судебное разбирательство и право на обеспечение надлежащей правовой процедуры, как правило, закреплены в национальной конституции или национальном законодательстве, а в большинстве государств создана также комиссия по правам человека. Однако правозащитные органы Организации Объединенных Наций выражают озабоченность по поводу внесудебных казней, силовых методов действий правоохранительных органов, расового и этнического профилирования, отсутствия до ступа к гражданским судебным органам и подавления деятельности институтов гражданского общества в некоторых государствах. Кроме того, в целях разработки целостного и эффективного механизма предупреждения государства субрегиона должны уделить внимание мерам по ослаблению напряженности, порождаемой нищетой, низким образовательным уровнем, ограниченным доступом к системе правосудия и недостаточной степенью социального единства. Особо важное значение имеет внедрение инклюзивного подхода, который охватывал бы ключевые структуры гражданского общества.

2. Сопутствующие факторы

а) Намерение и знания

89. Лишь в некоторых государствах этого субрегиона вербовка людей в ряды террористической организации считается преступлением. Это крупный пробел общего характера.

90. Террористические группы, действующие в этом субрегионе, широко используют Интернет для пропаганды своей деятельности и распространения угроз в адрес местных общин. Однако из-за слабости потенциала и ограниченности ресурсов число людей, пользующихся Интернетом, пока невелико. Политическая нестабильность также ограничивает масштабы пользования Интернетом. Поэтому перехват телефонных сообщений по-прежнему является инструментом, широко используемым при проведении расследований и в работе разведывательных служб.

91. В рамках своих усилий по борьбе с распространением террористической идеологии, вербовкой в ряды террористов и подстрекательством к совершению террористических актов правительства стран субрегиона должны и далее уделять внимание роли Интернета и других информационно-коммуникационных технологий, а также другим потенциальным источникам террористической угрозы, включая ситуацию, связанную с положением беженцев, лиц, ищущих убежища, и неорганизованных мигрантов, и межобщинную напряженность (террористическому нападению, совершенному в апреле 2015 года в Гариссе, предшествовали политические дискуссии по поводу необходимости закрытия лагеря беженцев в Дадабе). Активизацию межобщинного диалога следует рассматривать как существенно важный элемент мер, направленных на предупреждение воинствующего экстремизма и терроризма. Правительства, как правило, не предпринимают шагов для оценки опасности финансирования терроризма путем неправомерного использования некоммерческих организаций и для повышения уровня информированности об этой опасности. С другой стороны, в ряде государств введены жесткие требования регистрации некоммерческих организаций, которые можно истолковать как ущемление права на свободу ассоциации. Однако отказ от введения соответствующих требований в отношении некоммерческих организаций может оказаться контрпродуктивным и может подорвать эффективность соответствующих законов. Укрепление отношений с некоммерческими организациями может способствовать выработке надлежащих положений и может также способствовать оптимизации мер по борьбе с воинствующим экстремизмом.

b) Средства

i) Финансирование/замораживание активов

92. Использование наличных средств и альтернативных систем перевода денежных средств по-прежнему носит повсеместный характер. Кения, Объединенная Республика Танзания и Эфиопия добились улучшений в совершенствовании своих систем противодействия финансированию терроризма и были исключены из контрольного списка Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег. Семь государств ратифицировали Международную конвенцию 1999 года о борьбе с финансированием терроризма. Все государства (за исключением одного) установили уголовную ответственность за финансирование терроризма. Однако лишь Кения разработала всеобъемлющие правовые рамки замораживания активов. В других государствах либо не существует никаких рамок, либо разработаны лишь ограниченные по охвату рамки, необходимые для безотлагательного замораживания активов. Лишь в Кении и Эфиопии были приняты практические меры по замораживанию активов. Выражается озабоченность по поводу игнорирования надлежащих правовых процедур в контексте принятия национальных мер по замораживанию активов. Системы, позволяющие контролировать или отслеживать физическое перемещение наличных средств через границу, по-прежнему носят ограниченный характер, что во многих случаях объясняется слабостью потенциала и ограниченностью ресурсов. Недостаточно активный обмен информацией между подразделениями финансовой разведки и таможенными органами на национальном и субрегиональном уровнях еще более ослабляет усилия по выявлению денежных потоков. Финансовые меры, нацеленные на предупреждение опасности финансирования терроризма, могут спровоцировать контрпродуктивную реакцию («снижение рисков»), такую как закрытие счетов альтернативных систем перевода денежных средств, некоммерческих организаций и компаний, предоставляющих мобильные услуги. Это чревато негативными последствиями, выражающимися в ограничении объема информации, доступной правительствам.

ii) Огнестрельное оружие

93. Меры, принимаемые в целях сдерживания потока стрелкового оружия и легких вооружений, включают в себя введение международных эмбарго в отношении оружия (Эритрея и Сомали) и меры законодательного характера. Однако способность осуществлять такие меры по-прежнему ослабляют протяженные, пористые границы стран субрегиона, коррупция, огромные количества стрелкового оружия и легких вооружений, присутствующих в субрегионе, и сохранение политической нестабильности и конфликтов в Судане и Южном Судане. Руанда разработала эффективные программы разоружения, демобилизации и реинтеграции, однако не становится менее насущной необходимость разработки субрегионального подхода к разоружению, демобилизации и реинтеграции, нацеленного на согласование законов, наращивание институционального потенциала и разработку совместных трансграничных операций.

3. Имеющиеся возможности и охрана границ

94. В Восточной Африке сохраняется исключительно высокий уровень уязвимости к преступлениям, связанным с терроризмом. Сохранение политической нестабильности и конфликтов в Сомали, Судане и Южном Судане является неотъемлемой частью этой уязвимости, которую усугубляют пористые границы стран этого субрегиона, незаконные потоки наличных средств и оружия, а также потоки мигрантов и беженцев/лиц, ищущих убежища. Неравенство в экономических, социальных и культурных правах может также усиливать напряженность в отношениях между различными этническими группами в этом регионе, что может играть на руку террористам, осуществляющим пропагандистскую и вербовочную деятельность в районах, где правительства, судя по всему, не реагируют должным образом на требования местных общин или критику с их стороны. В некоторых государствах приняты законы, направленные на борьбу с незаконной переброской людей и незаконной торговлей ими. Лишь в одном государстве все пункты въезда/выезда подключены к базам данных Интерпола. Ни в одном государстве не внедрена система предварительной информации о пассажирах. По имеющимся данным, лишь в нескольких государствах внедрена система управления информацией, обеспечивающая связь между пограничными контрольно-пропускными пунктами и доступ в режиме реального времени к визовой информации и паспортным данным, а также к соответствующим предупреждениям.

95. Для поездок в некоторые государства — члены Восточноафриканского сообщества их гражданам не требуется виза. Это послабление может порождать злоупотребления. Кроме того, слабо используются базы данных, такие как база данных Интерпола о похищенных и утерянных проездных документах, и недостает ресурсов, необходимых для внедрения механизмов комплексного управления границей. Наличие значительного числа беженцев и лиц, ищущих убежища, усугубляет эту проблему, порождая трудности, связанные с интеграцией и налаживанием межобщинных отношений. В большинстве государств приняты законы о беженцах и внедрены системы определения статуса беженца. В целом государства этого субрегиона тесно взаимодействуют с Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев. Некоторые государства являются «государствами происхождения»: потоки беженцев направляются из Сомали, Эритреи и Южного Судана в другие государства, находящиеся в этом субрегионе или за его пределами. Однако нельзя точно сказать, позволяют ли существующие законы эффективно противодействовать злоупотреблению такими системами со стороны предполагаемых террористов и обладают ли должностные лица надлежащей подготовкой в этом вопросе.

4. Предание террористов правосудию

a) Планирование и подготовка

96. В большинстве государств установлена уголовная ответственность за планирование или подготовку террористического акта. В ряде государств действуют более широкие положения (например, положения, касающиеся побуждения/содействия, подстрекательства и сговора), которые могут быть использованы для предотвращения террористических актов благодаря упреждающим мерам по расследованию и судебному преследованию. В целом, однако, сохраняется необходимость в укреплении законодательных рамок. Не во всех государствах приняты конкретные законы о противодействии терроризму.

b) Поездки иностранных боевиков-террористов

97. Ни в одном из государств нет закона, в котором был бы конкретно отражен элемент резолюции 2178 (2014), касающийся поездок. Однако в некоторых государствах законодательство носит достаточно широкий характер, позволяющий охватить большинство преступлений, связанных с иностранными боевиками-террористами. В некоторых государствах установлена также уголовная ответственность за организацию или прохождение подготовки в целях совершения актов терроризма.

c) Способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование

98. Большинство государств испытывают острый дефицит соответствующих ресурсов и возможностей. Лишь Кения и Уганда продемонстрировали способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование в рамках дел о терроризме, в том числе силами специально обученных групп судебных работников, дополняемых специализированными полицейскими подразделениями, уполномоченными использовать широкий диапазон специальных методов расследования. Другие государства этого субрегиона продолжают сталкиваться с проблемами, мешающими укреплению гражданского потенциала в сфере уголовного правосудия, необходимого для расследования преступлений, связанных с терроризмом, и судебного преследования за них. В Сомали большинство дел, связанных с терроризмом, рассматривается военными трибуналами. В Кении, Объединенной Республике Танзания и Уганде были созданы специализированные контртеррористические подразделения. В Руанде специализированное контртеррористическое подразделение было создано в структуре полиции, однако сотрудники этого подразделения не прошли специальной подготовки, не имеют специальных средств и не обладают специальными полномочиями. Правозащитные органы Организации Объединенных Наций выразили озабоченность по поводу силовых методов, используемых созданным в Кении полицейским контртеррористическим подразделением.

5. Реальное осуществление международного сотрудничества

a) Эффективные механизмы оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции

99. Если говорить в целом, то государства этого субрегиона слабо используют двусторонние соглашения. Различные региональные механизмы (Содружество, ВАС, Межправительственная организация по развитию (ИГАД)) обеспечивают возможности для обмена информацией и сотрудничества. Некоторые государства широко используют международно-правовые документы по борьбе с терроризмом в качестве правовой основы для оказания взаимной правовой помощи и осуществления экстрадиции. Конвенции ИГАД, посвященные взаимной правовой помощи и экстрадиции, еще не вступили в силу. Их ратифицировали лишь Джибути и Эфиопия. Однако существует ряд существенно важных инструментов противодействия терроризму. Большинство государств этого субрегиона создали у себя национальное центральное бюро Интерпола и являются членами Восточноафриканской организации по сотрудничеству начальников полиции, которая разрабатывает для правоохранительных органов руководства, призванные способствовать укреплению и стандартизации процедур проведения расследований.

100. Неофициальное сотрудничество (в частности, в рамках Восточноафри-канской организации по сотрудничеству начальников полиции) способствовало успешному обмену информацией между Кенией и Угандой в рамках подготовки к судебному процессу над теми, кто в 2010 году совершил акт бомбового терроризма в Кампале. В некоторых государствах строгое соблюдение требований, касающихся двойной наказуемости, может снизить степень эффективности международного сотрудничества. Не все государства включили преступления, связанные с терроризмом, в категорию преступлений, могущих послужить основанием для выдачи преступника. Это также снижает эффективность субрегионального и международного сотрудничества в рамках дел о терроризме.

b) Обеспечение эффективного обмена информацией и разведывательными данными

101. Что касается информации/разведывательных данных и проведения расследований, то членство в ВАС, Восточноафриканской организации по сотрудничеству начальников полиции и Интерполе обеспечивает прочную основу для информационного обмена и сотрудничества. Некоторые государства заключили эффективные двусторонние соглашения в целях противодействия конкретным преступлениям, таким как пиратство. Такие соглашения могут быть также использованы для укрепления сотрудничества в других областях.

102. Осуществление региональной контртеррористической стратегии ВАС способствовало бы более широкому использованию механизмов международного и субрегионального сотрудничества, оказания взаимной правовой помощи, осуществления выдачи и обмена информацией. Однако важное значение имеет также создание необходимой инфраструктуры и соответствующего потенциала. В рамках усилий, направленных на профилактику преступлений, следует также уделять первоочередное внимание мерам по устранению условий, способствующих терроризму, и использовать в этих целях целостный, субрегиональный подход, учитывая при этом потоки людей, перемещающихся в пределах субрегиона.

Южная часть Африки
(Ботсвана, Замбия, Зимбабве, Лесото, Маврикий, Мадагаскар, Малави, Мозамбик, Намибия, Свазиленд, Сейшельские Острова, Южная Африка) |32|

A. Общий контекст, связанный с терроризмом и террористической угрозой

1. Тенденции (включая иностранных боевиков-террористов)

103. Государства, расположенные в южной части Африки, привержены полному осуществлению резолюций 1373 (2001) и 2178 (2014), однако прогресс в этом деле сдерживают коллизия приоритетов и нехватка потенциала. Этот субрегион не пострадал от террористических нападений. Однако он не огражден от угрозы терроризма, особенно если учитывать меняющийся характер глобального контекста, связанного с терроризмом. Группа «Аш-Шабааб», действующая на Африканском Роге, и даже ИГИЛ, действующее в Сирийской Арабской Республике и Ираке, начинают вербовать в свои ряды жителей этого субрегиона, а ряд государств этого субрегиона используется гражданами западных стран, желающими влиться в ряды иностранных боевиков-террористов, в качестве государств транзита. Не исключена также возможность использования этого субрегиона в целях создания надежных убежищ для террористов и планирования и подготовки террористических актов, которые будут совершены за пределами субрегиона. По мнению Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев, неорганизованные и организованные потоки мигрантов и лиц, ищущих убежища, подрывают способность государств эффективно контролировать протяженные и пористые границы и обеспечивать устойчивую интеграцию различных групп населения. Не исключена вероятность того, что Мозамбик, имеющий протяженную морскую границу и расположенный поблизости от Объединенной Республики Танзания, уже используется группой «Аш-Шабааб» в качестве надежного убежища.

2. Риски

104. Государства — члены Сообщества по вопросам развития стран юга Африки (САДК) (в состав которого входят все вышеуказанные 12 государств) признали существование ряда общих и объединяющих их рисков, включая протяженные, пористые границы, слабость институционального потенциала (как системы уголовного правосудия и механизма обеспечения социального развития, так и финансовых учреждений) и отсутствие законодательства, конкретно нацеленного на борьбу с терроризмом, или специальных сил и средств, необходимых для проведения расследований и осуществления судебного преследования. Однако вследствие того, что этот субрегион пока еще не стал жертвой терроризма, существующие рамки и соответствующие учреждения/ механизмы не подвергались сколь-либо серьезному испытанию. Потенциально значимые региональные структуры, такие как Центр раннего предупреждения САДК/Интерпола, еще не работают в полную меру. Правительства выражают озабоченность по поводу перемещения людей и возможного злоупотребления системами предоставления убежища, распространения стрелкового оружия и легких вооружений, незаконного оборота наркотиков и незаконной переправки людей. Террористы могут использовать эти факторы уязвимости в своих интересах.

3. Важнейшие вопросы/рекомендации

  • Укреплять общую координацию и способность предупреждать терроризм и злонамеренное использование слабо контролируемой территории, а также эффективно противостоять нападениям. Это включает в себя укрепление способности и готовности повышать эффективность своевременного обмена информацией между пограничными органами, правоохранительными органами и органами безопасности и использования совместных электронных баз данных, включая базы данных Интерпола, а также совершенствование механизма контроля и мониторинга в отношении стрелкового оружия и легких вооружений
  • Внедрять эффективные меры по регулированию трансграничных потоков наличных средств и поощрять комплексные подходы в финансовой области
  • Решать проблемы, порождаемые отсутствием социального единства и неорганизованными потоками мигрантов и беженцев, и ускорять процесс экономического развития в интересах всех слоев общества.

B. Области оценки

1. От профилактики до реабилитации

a) Всеобъемлющие (субрегиональные и национальные) контртеррористические стратегии

105. Если не считать Южной Африки, резко отличающейся от других стран субрегиона, то ни в одном государстве этого субрегиона не разработана национальная стратегия и не осуществляется всеобъемлющий, комплексный подход к противодействию терроризму. Однако, действуя под эгидой САДК и созданного Африканским союзом Африканского научно-исследовательского центра по борьбе с терроризмом, государства субрегиона на протяжении 2014 и 2015 годов разработали комплексную контртеррористическую стратегию для южной части Африки, которая нацелена на предупреждение и в целом согласуется с Глобальной контртеррористической стратегией Организации Объединенных Наций. Необходимо обеспечить, чтобы осуществление этой стратегии и других контртеррористических мер носило сбалансированный и соразмерный характер и чтобы при этом соблюдались права человека и учитывался принцип верховенства права.

b) Права человека

106. В большинстве государств созданы органы по осуществлению надзора в сфере правоприменения. Однако не все из этих надзорных органов являются независимыми или эффективными. Право на справедливое судебное разбирательство и право на обеспечение надлежащей правовой процедуры, как правило, закреплены в национальной конституции или национальном законодательстве. Однако обоснованную озабоченность вызывают проблемы, мешающие обеспечению предусмотренной законом защиты, активному осуществлению надзора и использованию эффективных средств правовой защиты. Кроме того, в целях разработки целостных и эффективных механизмов предупреждения государства должны уделять внимание напряженности, порождаемой высокими уровнями нищеты и ограниченностью доступа к образованию и системе правосудия, а также недостаточной степенью социального единства.

2. Сопутствующие факторы

a) Намерение и знания

107. В государствах этого субрегиона введено в действие законодательство, нацеленное на предотвращение совершения преступлений на самом раннем этапе и недопущение совершения террористического акта. В девяти государствах вербовка людей в ряды террористической организации считается преступлением. В Мозамбике и Южной Африке также введены в действие законы, в которых планирование и подготовка террористического акта квалифицируются как преступное деяние. В девяти государствах были введены в действие более широкие по охвату нормативные положения, такие как положения о побуждении/содействии, подстрекательстве и сговоре, которые также могут быть использованы для предотвращения террористических актов путем принятия упреждающих мер по расследованию и судебному преследованию. Некоторые из этих положений могут также применяться в целях выполнения содержащегося в резолюции 2178 (2014) требования установить уголовную ответственность за поездки, однако в целом действующие правовые рамки требуют укрепления.

108. Использование террористами и террористическими организациями информационно-коммуникационных технологий в целях вербовки, подстрекательства и распространения идей и взглядов не является крупной проблемой для некоторых государств этого субрегиона, где масштабы использования таких технологий относительно невелики. В четырех государствах многие жители (от 40 до 50 процентов) пользуются Интернетом. Перехват телефонных сообщений при проведении расследований и для сбора разведывательной информации по-прежнему является в этом субрегионе уместным инструментом.

109. Роль Интернета и других информационно -коммуникационных технологий не следует игнорировать, а власти должны и далее уделять пристальное внимание возможности стремительного распространения таких технологий. Вместе с тем другие форумы и методы, возможно, играют более важную роль в противодействии вербовке, борьбе с подстрекательством к совершению террористических актов и/или сдерживании распространения знаний, требуемых для совершения таких преступлений. Власти стран этого субрегиона уделяют повышенное внимание вопросам, касающимся беженцев, лиц, ищущих убежища, и неорганизованных мигрантов, а также проблемам межобщинной напряженности. Активизацию диалога между общинами и правительством следует рассматривать как существенно важный элемент мер, направленных на предупреждение воинствующего экстремизма и терроризма. В ситуациях, где большую роль играют социально-экономические проблемы и вопросы развития, взаимодействие правительства с некоммерческими организациями может эффективно способствовать принятию практических мер по борьбе с воинствующим экстремизмом.

b) Средства

i) Финансирование/замораживание активов

110. Оплата наличными по -прежнему является предпочтительным методом платежа по сравнению с кредитными операциями или банковскими электронными платежами. Во всех государствах (за исключением одного) были введены в действие законы, направленные на противодействие финансированию терроризма. Большинство государств могут замораживать средства, хотя их соответствующие механизмы не подверглись сколь-либо серьезному испытанию. Сектор некоммерческих организаций в большинстве стран не подвергался оценке на предмет определения рисков и не был объектом информационно-просветительских кампаний, которые должны проводиться государствами. Лишь в Южной Африке была проведена оценка степени уязвимости этого сектора для попыток его использования в целях финансирования терроризма. Системы, позволяющие контролировать или отслеживать физическое перемещение наличных средств через границу, по-прежнему носят ограниченный характер. Пять государств (Ботсвана, Лесото, Намибия, Свазиленд и Южная Африка) являются членами Таможенного союза стран юга Африки, который предусматривает свободу торговли и общий таможенный тариф. Четыре государства являются членами Единого валютного союза, который допускает свободное обращение южноафриканского ранда (исключая территорию Ботсваны).

ii) Огнестрельное оружие

111. Законодательство и организационные структуры, призванные регулировать стрелковое оружие и легкие вооружения, в этом регионе отличаются заметной неоднородностью. В Южной Африке действует весьма совершенный режим, а еще в двух государствах созданные режимы действуют на приемлемом уровне. Во всех других государствах имеются лишь устаревшие, не отвечающие требованиям или неполные рамочные основы или вообще отсутствует законодательство по данному вопросу. Региональная организация сотрудничества начальников полиции стран юга Африки (САРПКО) разработала программу, призванную способствовать осуществлению принятого в 2001 году Протокола о контроле за огнестрельным оружием, боеприпасами и другими связанными с ними материалами в регионе Сообщества по вопросам развития стран юга Африки. Эта программа включает в себя предложения, касающиеся согласования законов, наращивания институционального потенциала, проведения совместных трансграничных операций и разоружения, демобилизации, реинтеграции и развития, а также проведения исследований; ее осуществление носит, однако, неустойчивый и неоднородный характер.

3. Имеющиеся возможности и охрана границ

112. До сих пор государства этого субрегиона уделяли особое внимание свободному перемещению людей и товаров в рамках субрегиона, поскольку это способствует развитию торговли и туризма. В 2005 году государства — члены САДК разработали протокол о содействии перемещению людей, который, в частности, предусматривает безвизовый въезд граждан любого государства — члена САДК на территорию других государств — членов САДК. Однако этот протокол пока еще не вступил в силу. Государства этого субрегиона рассматривают также введение единой субрегиональной визы для лиц, приезжающих из-за пределов субрегиона, на основе принятого САДК в 1998 году Протокола о развитии туризма. Лишь в Южной Африке в отношении определенных категорий лиц предусмотрено частичное требование, касающееся получения транзитной визы. Наличие значительного числа беженцев/лиц, ищущих убежища, создает серьезные проблемы в плане интеграции и межобщинных отношений, а также размещения людей. Большинство государств субрегиона приняли законы, касающиеся беженцев, и внедрили системы определения статуса беженца, а также тесно взаимодействуют с Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев. Однако неясно, позволяют ли существующие законы эффективно противодействовать злоупотреблению такими системами со стороны предполагаемых террористов и обладают ли должностные лица надлежащей подготовкой в этом вопросе. В восьми государствах введены в действие законы, направленные на решение проблемы контрабандной/незаконной переправки людей/террористов.

113. Системы управления границей, как правило, не подкреплены развитым потенциалом информационно-коммуникационных технологий, хотя правоохранительные органы всех государств в той или иной степени имеют связь с Интерполом. По имеющимся данным, в двух государствах до сих пор не внедрена система управления информацией, которая обеспечивала бы связь между пограничными контрольно-пропускными пунктами и доступ в режиме реального времени к визовой информации и паспортным данным, а также к соответствующим предупреждениям. Это негативно сказывается на усилиях по проведению эффективной оценки рисков в отношении въезжающих в страну людей. Еще в одном государстве Иммиграционное управление продолжает использовать в своей работе систему, в целом основанную на бумажных носителях информации. Лишь в международных аэропортах смонтированы компьютерные системы обработки информации и обеспечивается доступ к контрольным спискам. В Южной Африке пограничные пункты полностью компьютеризированы. В ряде го сударств правоохранительные органы подключены к базам данных Интерпола, которые, однако, не в полной мере доступны для всех пограничных пунктов въезда/выезда. Несколько государств сообщили о том, что используемые ими системы регистрации данных о путешественниках содержат списки особого внимания, которые регулярно обновляются путем включения в них информации, получаемой от Интерпола. Информация, содержащаяся в проездных документах прибывающих пассажиров, сверяется со списками особого внимания, хотя данные о пассажирах заносятся в базу данных спустя лишь два-три дня после их прибытия.

4. Предание террористов правосудию

a) Планирование и подготовка

114. В восьми государствах предусмотрена уголовная ответственность за предоставление убежища или укрывательство предполагаемых или осужденных террористов. В законодательстве одного государства содержатся общие положения, предусматривающие уголовную ответственность за оказание поддержки, пособничество или содействие совершению преступления советами. Это законодательство может быть использовано для осуществления судебного преследования за такие деяния. В двух государствах нет законов, устанавливающих уголовную ответственность за террористические акты. Эффективное и надлежащее применение этих положений могло бы, без ущерба для чьих-либо прав, служить для государств мощным профилактическим средством, хотя нет информации о том, предпринимались ли когда-либо попытки осуществить такое судебное преследование.

b) Поездки иностранных боевиков-террористов

115. Существующее законодательство позволяет осуществлять судебное преследование за некоторые связанные с терроризмом преступления, включающие в себя трансграничные аспекты, и в некоторой степени охватывает поездки, о которых идет речь в резолюции 2178 (2014). В целом, если такие деяния частично осуществляются в пределах означенного государства или если к ним причастны обвиняемые лица, имеющие гражданство или статус постоянного жителя преследующего государства, осуществление судебного преследования возможно. Преступный сговор как состав преступления, предусмотренный в девяти государствах, также может послужить основанием для судебного преследования за планирование и подготовку преступления. В Мозамбике конкретно предусмотрена уголовная ответственность за подготовительные действия, к которым относятся покушение на преступление, оказание поддержки и пособничество/содействие совершению преступления советами (эти составы могут быть использованы для осуществления судебного преследования за поездку, как того требует резолюция 2178 (2014)). Уголовная ответственность за подготовку и планирование террористического акта четко предусмотрена в Южной Африке. В двух государствах нет законов, предусматривающих уголовную ответственность за террористические акты; в одном государстве нет закона о борьбе с финансированием терроризма. Отсутствие таких законов усложняет оказание взаимной правовой помощи и выполнение просьб о выдаче преступников.

c) Способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование

116. Лишь Южная Африка продемонстрировала способность эффективно проводить расследования и осуществлять судебное преследование в рамках дел, связанных с терроризмом. В Южной Африке создано также хорошо оснащенное и хорошо подготовленное специализированное следственное подразделение, опирающееся на помощь специализированного полицейского подразделения, уполномоченного использовать широкий диапазон специальных методов расследования, включая, в частности, перехват сообщений, проведение скрытых операций и ведение наблюдения, и обладающего специальными полномочиями на то, чтобы останавливать и досматривать людей и транспортные средства. Положение, предусматривающее использование специальных методов расследования, и процедуры применения таких методов в большинстве стран этого региона недостаточно проработаны, слабо используются или вообще отсутствуют. Неизвестно также, в какой степени они были опробованы компетентными органами.

5. Реальное осуществление международного сотрудничества

a) Эффективные механизмы оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции

117. Протоколы, заключенные в рамках САДК, обеспечили основу для сотрудничества в вопросах, касающихся взаимной правовой помощи и экстрадиции. Однако национальные требования в отношении двойной наказуемости, конкретные договоренности или соглашения и требование относительно необходимости быть участником того или иного конкретного международно-правового документа могут ослабить способность государств эффективно участвовать в таком сотрудничестве. Семь государств (Ботсвана, Замбия, Лесото, Малави, Мозамбик, Намибия, Южная Африка) являются также участниками Сети ответственных за поддержание контактов лиц в странах Содружества, которая способствует осуществлению международного сотрудничества в уголовных делах. Складывается, однако, впечатление, что в большинстве государств, за исключением Южной Африки, в законодательстве которой закреплен принцип «либо выдай, либо суди», нелегко получить онлайновый доступ к применяемым процедурам и контактной информации, а также к центральным уполномоченным органам.

b) Обеспечение эффективного обмена информацией и разведывательными данными

118. Что касается информации/разведывательных данных и проведения расследований, то членство в САДК, САРПКО и Интерполе обеспечивает прочную основу для информационного обмена и сотрудничества. Как члены Индо-океанской комиссии Маврикий, Мадагаскар и Сейшельские Острова являются также участниками механизма по укреплению информационного обмена в судебной и административной сферах и в сфере общественной безопасности, обеспечивают обмен профе ссиональными знаниями и опытом и координируют действия сотрудников органов безопасности. Однако из-за различий в техническом и кадровом потенциале не все государственные органы могут осуществлять своевременный и регулярный информационный обмен и обработку информации. Система предварительной информации о пассажирах внедрена лишь в Южной Африке.

119. Предполагается, что осуществление субрегиональной контртеррористической стратегии придаст дополнительный импульс коллективным усилиям, что позволит полностью задействовать механизмы международного и субрегионального сотрудничества в вопросах, касающихся взаимной правовой помощи, экстрадиции и информационного обмена, в том числе обеспечить необходимую инфраструктуру и достаточное число хорошо подготовленных сотрудников. В соответствии с этой стратегией в программе превентивных действий следует также уделять первоочередное внимание мерам по устранению условий, способствующих терроризму, и использовать для этого целостный, субрегиональный подход, который должен учитывать потоки людей, перемещающихся в пределах субрегиона, и обеспечить воплощение принципиальной готовности в практические действия, с тем чтобы не допустить укоренения терроризма.

Западная Африка
(Бенин, Буркина-Фасо, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Кот-д'Ивуар, Либерия, Мали, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Того)

A. Общий контекст, связанный с терроризмом и террористической угрозой

1. Тенденции (включая иностранных боевиков-террористов)

120. Западная Африка сталкивается с многообразной террористической угрозой, будь то в Сахеле, Северной Нигерии или северной части Мали, где вооруженные террористические группы, включая «Аль -Каиду» в странах исламского Магриба, «Ансар ад-Дин» и «Аль-Мурабитун», занимаются незаконным оборотом, контрабандой и похищением людей в целях получения выкупа и стремятся создавать союзы с группами мятежников. Положение в Сахеле продолжают дестабилизировать ситуация, сложившаяся в Ливии, и непрерывные потоки незаконных вооружений. Хотя нет веских доказательств связи между терроризмом и организованными преступными группами, действующими в этом субрегионе, совпадение их интересов очевидно. Осуществление военной операции в северной части Мали и в Сахеле подорвало способность террористических групп предпринимать широкомасштабные действия. Однако террористические нападения, совершенные недавно, в том числе после подписания в июне 2015 года мирного соглашения, показывают, что террористические группы сохраняют активность. Эти нападения, как представляется, стали более изощренными; кроме того, в ходе этих нападений используются усовершенствованные самодельные взрывные устройства. Сахель является также местом назначения для иностранных боевиков-террористов, прибывающих главным образом из Северной Африки и Европы, а также регионом, откуда отправляются иностранные боевики -террористы, намеревающиеся вступить в ряды ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике и Ираке, и «Боко харам» в бассейне озера Чад.

121. Что касается южной части этого субрегиона, то на протяжении долгого времени недооценивалась угроза, которую представляет «Боко харам». Эта угроза, первоначально носившая чисто внутренний характер, приобрела субрегиональные масштабы и затронула Нигер, Камерун и Чад. «Боко харам» и «Аль-Мурабитун» присягнули на верность ИГИЛ. В результате военных операций, предпринятых государствами бассейна озера Чад, «Боко харам» была ослаблена и лишилась значительной части контролировавшихся ею территорий в Северной Нигерии. Однако она продолжает направлять террористов-смертников, нередко детей или женщин, которые приводят в действие самодельные взрывные устройства в местах общественного пользования. На протяжении многих лет во всех государствах этого субрегиона борьба с терроризмом не входила в число их приоритетов. Теперь все государства Западной Африки, в частности государства, граничащие с зонами конфликта, начинают постепенно осознавать масштабы террористической угрозы, с которой они сталкиваются. Все более широкое признание находит мысль о том, что безопасность является неотъемлемым элементом общей стратегии развития субрегиона.

2. Риски

122. Политическая нестабильность, коррупция, экономический кризис и слабость оперативного потенциала делают Западную Африку особо уязвимой к терроризму. Очень серьезный вызов представляют собой протяженные и пористые государственные границы. Богатство природных ресурсов этого субрегиона привлекает транснациональные организованные преступные группы, кот о-рые финансируют деятельность террористических групп в рамках непрерывно меняющихся союзов и интересов. Опасность того, что природные ресурсы субрегиона будут осваиваться и продаваться в целях финансирования терроризма, особо высока в отдаленных районах, для которых характерны слабость государственной власти и легкость доступа к пограничным переходам. Правительства беспокоят также риски, связанные с распространением стрелкового оружия и легких вооружений, поступающих из Ливии. Незаконный оборот наркотиков и незаконная торговля сырьевыми товарами и людьми являются столь прибыльными и имеют такие широкие масштабы, что создают угрозу для общей стабильности государств и повышают степень их уязвимости к терроризму.

3. Важнейшие вопросы/рекомендации

  • Укреплять механизмы совместного/комплексного управления границей и проводить анализ рисков и оценку угроз, связанных с границами, в том числе в отношении иностранных боевиков-террористов
  • Более эффективно использовать базы данных Интерпола (следует подключить основные пункты въезда к системе Интерпола I/24-7 и непрерывно пополнять базы данных Интерпола)
  • Укреплять способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование в рамках дел, связанных с терроризмом
  • Усилить контроль за трансграничным перемещением наличных средств, используемых для финансирования терроризма
  • Укреплять механизм регулирования деятельности систем перевода денежных средств и некоммерческого сектора в целях недопущения их использования для финансирования терроризма
  • Разрабатывать на национальном уровне комплексные и всеобъемлющие стратегии предупреждения терроризма, воинствующего экстремизма и радикализации местных жителей
  • Наращивать усилия по противодействию возможному использованию информационно-коммуникационных технологий террористическими группами в пропагандистских целях.

B. Области оценки

1. От профилактики до реабилитации

a) Всеобъемлющие (субрегиональные и национальные) контртеррористические стратегии

123. В 2013 году Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС) приняло субрегиональную контртеррористическую стратегию и дополняющий ее план осуществления. Однако эта стратегия пока еще не осуществляется в полную меру из-за нехватки необходимых для этого средств. Всеобъемлющая национальная стратегия была принята только в Нигере и Нигерии. В Нигере повестка дня в области безопасности была интегрирована в национальную стратегию развития. Ни в одном государстве пока еще не разработана конкретная программа по решению проблемы иностранных боевиков-террористов, включая вопросы их социальной реабилитации.

b) Права человека

124. В двух государствах (Буркина-Фасо и Мали) создана национальная комиссия по расследованию нарушений прав человека, совершенных правоохранительными органами. Однако она начала действовать лишь в одном из этих го сударств. В Нигерии создана независимая комиссия по правам человека, которая в настоящее время занимается расследованием нарушений прав человека, совершенных силами безопасности. В ряде других государств созданы национальные учреждения по правам человека, которые в некоторых случаях не являются независимыми или работоспособными, или не существует никакого механизма или органа, который осуществлял бы надзор за силами безопасности в целях недопущения возможных нарушений прав человека или наказания за совершенные нарушения.

125. В большинстве государств законодательство содержит относительно широкие определения терроризма. Это может породить значительную проблему при толковании террористических действий в свете необходимости соблюдения обязательств в отношении прав человека. В нескольких государствах принят специальный закон о борьбе с терроризмом, а в большинстве государств в уголовные и уголовно-процессуальные кодексы были включены специальные положения, посвященные терроризму. В нескольких государствах в отношении террористических преступлений были предусмотрены специальные процедуры, позволяющие игнорировать нормы общеуголовного права (например, расширенные права на осуществление ареста или проведение обыска помещений без соответствующего ордера).

126. Хотя большинство государств закрепили в своих конституциях принципы, касающиеся беспристрастности правосудия, презумпции невиновности и гарантии справедливого судебного разбирательства, на практике многие заключенные, включая лиц, являющихся фигурантами дел о терроризме, лишены возможности пользоваться всеми принадлежащими им основополагающими правами, в частности теми, которые касаются предельных сроков содержания под стражей до предъявления обвинения судьей и доступа к адвокату. В некоторых государствах было признано применение пыток. В государствах, особо сильно страдающих от терроризма, для лиц, являющихся фигурантами дел о терроризме, сроки содержания под стражей были увеличены. Это повышает опасность усиления радикализации лиц, содержащихся под стражей, в период их пребывания в тюрьме или в следственном изоляторе.

127. Малийский и нигерийский кризисы вынудили тысячи беженцев искать убежища в соседних государствах. По оценкам Управления Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев, в июле 2015 года в Диффе, Нигер, насчитывалось примерно 16 000 беженцев из Нигерии. Реагируя на повторяющиеся кризисы, связанные со значительным перемещением людей, многие государства Западной Африки учредили национальные комиссии, отвечающие за работу с беженцами. Большинство государств ратифицировали Конвенцию 1951 года о статусе беженцев и Протокол 1967 года к этой конвенции, однако не во всех государствах четко установлен принцип невысылки, в том числе в контексте дел, связанных с терроризмом. Некоторые государства (включая Мали) могут высылать лиц, имеющих статус беженца, будь то по соображениям безопасности или в связи с тем, что эти лица были осуждены за деяния, квалифицируемые как преступления или правонарушения.

2. Сопутствующие факторы

a) Намерение и знания

128. В Западной Африке вербовочные сети террористов активно действуют в районах конфликта и в соседних районах. Эти сети используют в своей деятельности финансовые и идеологические стимулы. Повсеместно высокие уровни безработицы, тяжелая экономическая ситуация и отсутствие образования у некоторых категорий населения, в частности у молодежи, часто используются вербовщиками в своих целях. Однако вербовка в ряды террористов признана уголовно наказуемым деянием лишь в некоторых государствах этого субрегиона.

129. Лишь в нескольких государствах были введены в действие — пусть даже недостаточно полные — положения, устанавливающие уголовную ответственность за подстрекательство к терроризму. Их неполнота все же вызывает озабоченность, учитывая масштаб террористической угрозы в этом субрегионе. Уровень пользования Интернетом колеблется в пределах от низкого до среднего, однако со временем повышается, особенно в городах. Государства этого субрегиона не обладают способностью отслеживать интернет-сайты или социальные сети и не имеют базового оборудования и базовых знаний, необходимых для разработки планов недопущения использования Интернета в террористических целях.

b) Средства

i) Финансирование/замораживание активов

130. Все государства — члены ЭКОВАС являются членами Межправительственной группы по борьбе с отмыванием денег в Западной Африке (МГБОД). В экономике стран субрегиона по-прежнему повсеместно используются наличные денежные средства, а доля лиц, имеющих банковские счета, не превышает 12 процентов. Для выявления возможных фактов отмывания денег и финансирования терроризма следует — на основе тесного сотрудничества между таможенными органами и подразделениями финансовой разведки — использовать механизмы декларирования наличных средств при пересечении границы. Однако такие механизмы являются, как правило, несовершенными или неработоспособными и нацелены прежде всего на решение проблемы, связанной с оттоком капитала. Системы перевода денежных средств играют жизненно важную роль в общих операциях с наличностью (на долю Нигерии приходится треть от общего объема денежных переводов в Африке). Однако, как представляется, в целом очень низок уровень осознания рисков, порождаемых системами перевода денег, действующими вне рамок официальной финансовой системы, равно как и уровень оценки рисков, связанных с отмыванием денег/финансированием терроризма. Согласно аналитическому докладу, опубликованному в 2013 году Межправительственной группой по борьбе с отмыванием денег и Группой разработки финансовых мер, сектор некоммерческих организаций используется террористическими организациями для осуществления операций с денежными средствами. Учитывая нынешнюю террористическую угрозу, требуется обеспечить более строгий внутренний контроль в секторе некоммерческих организаций, укрепить управленческие стратегии и повысить уровень финансовой добросовестности. Немногие государства провели оценку этого сектора в контексте усилий по борьбе с отмыванием денег/финансированием терроризма или в рамках обзора их соответствующих законов. В большинстве государств были приняты законы о борьбе с финансированием терроризма. Лишь несколько государств, действуя в соответствии с рекомендацией 5 Группы разработки финансовых мер, ввели уголовную ответственность за финансирование отдельного террориста или террористической организации в любых целях.

131. Западноафриканский экономический и валютный союз в июле 2015 года утвердил пересмотренную инструкцию в отношении противодействия отмыванию денег/финансированию терроризма, включая новые единообразные правовые рамки в этой области, в соответствии с которыми государства-члены этого союза должны к январю 2016 года завершить законодательный процесс, направленный на инкорпорирование этих рамок в национальное законодательство. Однако и в пересмотренном нормативном акте остаются пробелы в том, что касается криминализации деяния, связанного с финансированием терроризма, и полного учета резолюций Совета Безопасности. В частности, не было в полной мере учтено требование о криминализации финансирования отдельного террориста или отдельной организации в любых целях. Механизмы замораживания активов особо актуальны в контексте Западной Африки, где активно действует ряд террористических организаций (например, «Боко харам», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба и Движение за единство и джихад в Западной Африке (ДЕДЗА)). Однако лишь в нескольких государствах созданы надлежащие системы, позволяющие безотлагательно блокировать финансовые средства террористов.

ii) Огнестрельное оружие

132. Большинство государств признали незаконное изготовление, незаконное владение, незаконную транспортировку, незаконное накопление запасов стрелкового оружия и легких вооружений и незаконную торговлю ими уголовно наказуемым деянием, но при этом не ввели уголовной ответственности за незаконный оборот или модификацию огнестрельного оружия и незаконное удаление маркировочных знаков. Многие законы устарели и требуют пересмотра для внесения в них поправок с учетом принятой в 2006 году Конвенции ЭКОВАС о стрелковом оружии и легких вооружениях, которая недавно вступила в силу, и соответствующего протокола к Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности. Эта проблема вызывает озабоченность в связи с массовым притоком в этот субрегион вооружений, включая стрелковое оружие, из Ливии.

3. Имеющиеся возможности и охрана границ

133. Пористые границы по-прежнему являются для государств этого субрегиона одной из самых серьезных проблем. Хотя в ряде го сударств были приняты законы о статусе иностранцев, предусматривающие наказания и санкции в отношении тех, кто незаконно переправляет и укрывает людей, незаконно въехавших на территорию этих государств, ни в одном из них конкретно не затронута проблема незаконной переправки террористов. Некоторые государства еще не ратифицировали Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности. В целях ослабления угрозы терроризма некоторые государства предоставили местным общинам право уведомлять власти о перемещениях подозрительных лиц. В Нигерии было создано 400 смешанных (жандармерия/национальная гвардия) патрулей, которые осуществляют круглосуточное наблюдение на всей национальной территории, а старостам деревень были переданы номера телефонов, по которым они могут связаться с ближайшим патрулем.

134. В некоторых государствах в главных аэропортах были смонтированы системы, обеспечивающие существующим национальным объектам инфраструктуры, созданным для охраны границ, связь с базами данных Интерпола. Однако лишь в очень немногих из этих государств к системе Интерпола I-24/7 были подключены пограничные посты, контролирующие пункты пересечения сухопутных и морских границ. Кроме того, до сих пор не налажены координация и обмен информацией между различными пограничными органами. В целом отсутствуют автоматизированные системы, позволяющие хранить информацию о лицах, пересекающих границу при въезде или выезде, а пограничные органы не могут получать эту информацию ни в режиме постоянного доступа, ни по запросу. Некоторые государства субрегиона внедрили защищенную систему сверки личных данных, которая представляет собой базу данных пограничного контроля, созданную при содействии Соединенных Штатов Америки для усиления способности государств выявлять террористов и облегчать работу иммиграционных служб.

135. Лишь немногие государства проводят основанную на фактических данных оценку риска, создаваемого путешественниками, и ни в одном из государств не существует подразделений, которым было бы поручено составлять профили рисков в основных международных аэропортах или обрабатывать информацию о пассажирах или грузе до их прибытия в пункт назначения. Ни одно государство не внедрило систему предварительной информации о пассажирах. В большинстве государств принимаются определенные меры по выявлению поддельных проездных документов, однако все из них нуждаются в более совершенном оборудовании и повышении уровня подготовки персонала. В большинстве государств по-прежнему используются главным образом системы ручной обработки данных, хотя в нескольких государствах в настоящее время осуществляется проце сс обновления данных, содержащихся в книгах записей актов гражданского состояния, в целях изготовления более качественных удостоверений личности. В Мали создана национальная комиссия по записям актов гражданского состояния в целях осуществления экспериментального проекта, предусматривающего компьютеризацию процесса записи актов гражданского состояния.

136. Массовые волнения в Сахеле и Северной Нигерии спровоцировали крупный беженский кризис. По состоянию на июль 2015 года в Нигерии число внутренне перемещенных лиц равнялось 1,3 миллиона (из них 56 процентов составляли дети). В ряде государств используется процедура определения статуса беженца, однако неясно, позволяет ли эта процедура предотвращать случаи предоставления убежища террористам.

4. Предание террористов правосудию

a) Планирование и подготовка

137. Лишь несколько государств выделили организацию, планирование и подготовку террористического акта в самостоятельный состав преступления. В большинстве государств широко используется практика предъявления обвинений в пособничестве в совершении тяжких преступлений. Однако в уголовном кодексе или контртеррористическом законодательстве большинства государств отсутствуют четкие положения, предусматривающие судебное преследование за подготовительные действия, которые предполагается осуществить на территории одного государства в целях последующего совершения террористических актов, направленных против других государств или их граждан.

b) Поездки иностранных боевиков-террористов

138. Немногие государства предприняли шаги к выполнению содержащегося в резолюции 2178 (2014) требования криминализировать поездки иностранных боевиков-террористов и содействие их поездкам, а также их оснащение и финансирование. В ряде государств была введена уголовная ответственность за вербовку и за прохождение или организацию — на территории государства или за ее пределами — подготовки для целей совершения актов терроризма. Необходимо продолжить распространение информации об обязанностях государств, вытекающих из резолюции 2178 (2014).

c) Способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование

139. Мали, Нигер и Сенегал создали в рамках своей судебной системы специальную контртеррористическую судебную структуру, которая включает в себя службу уголовного преследования и специализированные контртеррористические палаты в суде первой инстанции, суде присяжных и апелляционном суде. В Нигере в настоящее время около 50 дел находится на стадии судебного разбирательства, причем многие подозреваемые содержатся под стражей. Однако в большинстве государств по-прежнему слаб контртеррористический потенциал, что обусловлено нехваткой ресурсов и отсутствием специализированной подготовки. В этом направлении следует прилагать дальнейшие усилия, в частности в государствах, напрямую затрагиваемых терроризмом, включая Нигерию.

140. Немногие государства используют специальные методы расследования при расследовании дел о терроризме или принимают меры, позволяющие перехватывать сообщения. В 2011 году в Нигере было создано Национальное контртеррористическое управление, представляющее собой объединенную правоохранительную структуру, призванную заниматься расследованием дел о терроризме, а также играть в этой связи координационную и ведущую роль; его юрисдикция распространяется на всю территорию страны. Поскольку государства этого субрегиона обладают ограниченными ресурсами, такой комплексный подход можно рассматривать как положительный пример укрепления механизма проведения контртеррористических расследований. Следует также уделить внимание объединению контртеррористических расследований и расследований действий организованных преступных групп, учитывая тесную связь между терроризмом и организованной преступностью.

5. Реальное осуществление международного сотрудничества

a) Эффективные механизмы оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции

141. Как представляется, сотрудничество в судебной области довольно успешно осуществляется между государствами, в которых используется один и тот же язык и существуют схожие правовые системы, и сопряжено с большими трудностями в отношениях между соседними государствами, где существуют разные правовые системы. Буркина-Фасо, Мали, Мавритания и Нигер являются основателями Платформы по судебным вопросам для стран Сахельского региона, которая ускоряет обработку взаимных просьб государств-участников этой платформы и способствует проведению расследований. Были также подготовлены конкретные руководящие принципы, касающиеся взаимной правовой помощи. Сенегал имеет в рамках этого механизма статус наблюдателя.

142. В государствах субрегиона не было разработано общедоступных руководящих принципов в отношении национальных законов и процедур, которые способствовали бы обработке просьб об оказании взаимной правовой помощи или просьб о выдаче. Однако в большинстве государств был назначен центральный уполномоченный орган, отвечающий за обработку просьб, касающихся как оказания взаимной правовой помощи, так и выдачи. Во многих го с-ударствах эта обязанность возложена на Министерство юстиции. Хотя в контртеррористических законах некоторых государств до сих пор отсутствуют положения, касающиеся сотрудничества в судебной области, в большинстве го с-ударств такие меры предусмотрены в законодательстве о противодействии финансированию терроризма (которое, однако, носит более ограниченный — по сфере охвата — характер). Большинство государств являются участниками конвенций ЭКОВАС, касающихся оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции, и могут также осуществлять сотрудничество в этих субрегиональных рамках по оказанию взаимной правовой помощи. Ни одно из государств этого субрегиона пока не ратифицировало подписанную в 2008 году в Рабате франкоязычными странами Конвенцию о взаимной правовой помощи и выдаче в целях борьбы с терроризмом, которая после ее вступления в силу станет очень хорошим инструментом обеспечения эффективного субрегионального сотрудничества.

b) Обеспечение эффективного обмена информацией и разведывательными данными

143. Что касается сотрудничества в вопросах борьбы с терроризмом между сотрудниками следственных органов и сотрудниками разведслужб, то на территории ряда государств функционируют региональные или субрегиональные механизмы сотрудничества, такие как базирующийся в Аддис-Абебе Комитет служб разведки и безопасности Африки и базирующийся в Алжире Центр обобщения разведывательной информации; эти механизмы способствуют обмену информацией о террористических группах, действующих в этом субрегионе. Четыре государства — члена Комиссии по освоению бассейна озера Чад и Бенин также осуществляют военное сотрудничество в рамках Многонациональной объединенной оперативно -тактической группы, которая недавно создала разведывательный центр, в состав которого входят представители разведывательных служб Бенина, Камеруна, Нигера, Нигерии и Чада.

144. На субрегиональном уровне государства заключили ряд конкретных соглашений, которые в большей степени касаются организованной преступности, нежели терроризма. В их число входит Западноафриканская инициатива по проведению совместных операций, которая нацелена на согласование стратегий в борьбе с наркотиками. Три государства (Буркина-Фасо, Гана и Того) являются участниками трехстороннего соглашения об осуществлении контроля на границах в целях борьбы с организованной преступностью. Кроме того, го сударства-члены Сахельской группы пяти (Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад) разрабатывают и осуществляют многосторонние военные операции, чтобы контролировать ситуацию в приграничных районах. Сотрудничество в рамках Сахельской группы пяти охватывает вопросы развития и противодействия воинствующему экстремизму. С учетом положения в плане борьбы с терроризмом, сложившегося в субрегионе, существенно важно расширять обмен оперативной информацией по вопросам, касающимся противодействия терроризму, особенно в контексте осуществления Контртеррористической стратегии ЭКОВАС.

Центральная Африка
(Ангола, Бурунди, Габон, Демократическая Республика Конго, Кабо-Верде, Камерун, Республика Конго, Сан-Томе и Принсипи, Центральноафриканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея)

A. Общий контекст, связанный с терроризмом и террористической угрозой

1. Тенденции (включая иностранных боевиков-террористов)

145. Камерун и Чад в настоящее время находятся на передовом крае борьбы с терроризмом. Группировка «Боко харам», возникшая в Западной Африке, за последние два года совершила целую серию нападений. Бурунди активно участвует в борьбе против группировки «Аш -Шабааб». Оно направило в Сомали 5000 военнослужащих, а его силы и средства подвергаются нападениям со стороны «Аш-Шабааб». Другие государства этого субрегиона пока еще не затронуты этой угрозой напрямую, однако признают, что она распространяется на юг. Камерун и Чад являются одновременно государствами происхождения и государствами назначения, если говорить об иностранных боевиках-террористах, стремящихся пополнить ряды «Боко харам». «Армия сопротивления Бога» (группа, объявленная Африканским союзом террористической), действует менее активно, чем в прошлом, но тем не менее демонстрирует способность незаконно пересекать границы и проникать на территории государств субрегиона. «Аль-Каида» в странах исламского Магриба играет главенствующую роль в операциях по похищению иностранцев в Камеруне, Мали, Нигере и Нигерии, особенно после 2009 года. Как представляется, этой же угрозе подвержен Чад, в частности его приграничные районы. Вызывает также озабоченность предполагаемая связь между «Боко харам» и «Аль-Каидой» в странах исламского Магриба. «Боко харам» ослабляют в военном отношении совместные действия Камеруна, Нигера, Нигерии и Чада, которые официально оформили это сотрудничество путем создания Многонациональной объединенной оперативно-тактической группы. Оперативные возможности «Боко харам» и районы, находящиеся под контролем этой группы, постепенно сокращаются. Однако эта группа осуществила серию успешных нападений с использованием самодельных взрывных устройств и террористов -смертников, и, как предполагается, угроза, исходящая от «Боко харам», в ближайшем будущем сохранится.

2. Риски

146. Большинство государств страдает от проблем, порождаемых пористостью границ, слабостью государственного управления и высокими уровнями нищеты. В Демократической Республике Конго и Центральноафриканской Республике действуют миссии по поддержанию мира, а правительства этих стран осуществляют лишь ограниченный контроль над своими территориями. Нынешний кризис в Центральноафриканской Республике делает еще более рельефным риск радикализации в рамках некоторых общин. Последствием ливийского кризиса стало резкое увеличение масштабов распространения стрелкового оружия и боеприпасов. Обусловленное этим увеличение числа вооруженных групп может еще более дестабилизировать положение. Затянувшиеся местные споры, межгосударственное соперничество и социально-экономические проблемы служат для террористических групп питательной средой, которую они используют для наращивания своих рядов, распространения своих взглядов и ослабления авторитета признанных органов государственного управления.

3. Важнейшие вопросы/рекомендации

  • Ввести в действие всеобъемлющие правовые положения о борьбе с терроризмом, в которых были бы в полной мере отражены составы преступлений, упоминаемые в международно-правовых документах о борьбе с терроризмом, участниками которых они являются, а также связанные с иностранными боевиками-террористами составы преступлений, упоминаемые в резолюциях 1373 (2001), 1624 (2004) и 2178 (2014)
  • Принять всеобъемлющее законодательство об оружии
  • Принимать меры по обеспечению осуществления субрегиональной стратегии противодействия терроризму и распространению стрелкового оружия и легких вооружений, противодействовать вербовке террористическими группами юношей и девушек, разработать программы социальной реабилитации и создать специальные системы ювенального уголовного правосудия для судебного преследования молодых правонарушителей
  • Вве сти в действие законы о беженцах.

B. Области оценки

1. От профилактики до реабилитации

a) Всеобъемлющие (субрегиональные и национальные) контртеррористические стратегии

147. Ни в одном государстве нет национальной контртеррористической стратегии. Однако в 2015 году государства этого субрегиона приняли субрегиональную стратегию противодействия терроризму и распространению стрелкового оружия и легких вооружений. Теперь сложная задача заключается в том, чтобы претворить эту стратегию в жизнь. В настоящее время нет никаких конкретных программ, нацеленных на социальную реабилитацию бывших террористов или иностранных боевиков-террористов. Невелико число инициатив, направленных на предупреждение радикализации и воинствующего экстремизма.

b) Права человека

148. Лишь в нескольких государствах были созданы механизмы надзора за деятельностью правоохранительных органов, причем не все эти механизмы являются независимыми и эффективными. В некоторых государствах созданы комиссии по правам человека для отслеживания нарушений прав человека, однако ни одна из этих комиссий не получила аккредитации от Международного координационного комитета национальных учреждений по поощрению и защите прав человека. В некоторых государствах установлена уголовная ответственность за террористические преступления, однако определение террористического преступления во многих случаях страдает отсутствием ясности и четкости, необходимых для того, чтобы исключить деяния, не входящие в круг тех, которые определены в международно-правовых документах. Лишь в одном государстве подверглись судебному преследованию лица, совершившие террористические преступления. Правозащитные органы Организации Объединенных Наций выражают озабоченность по поводу использования некоторыми государствами военных трибуналов для судебного преследования в рамках дел о терроризме. В некоторых государствах лица, совершившие преступления, связанные с терроризмом, приговариваются к смертной казни без учета реальной степени тяжести совершенных ими деяний. В ряде государств в судебной системе отсутствуют элементарно необходимые элементы, а в пенитенциарной системе царит такой хаос, что неизвестно даже число тюрем и заключенных. Поступают также сообщения об ужасных условиях содержания и чрезмерных сроках содержания под стражей до суда. В некоторых государствах выражается сомнение по поводу независимости и беспристрастности судебного корпуса, поскольку не существует независимого механизма, который отвечал бы за подбор судей и надзор за их работой, а судьи подвергаются разнообразному давлению и воздействию, в том числе со стороны представителей исполнительной власти.

2. Сопутствующие факторы

a) Намерение и знания

149. Лишь в нескольких государствах конкретно установлена уголовная ответственность за вербовку для целей совершения актов терроризма или вступление в ряды террористической организации за рубежом.

150. Лишь в одном государстве установлена уголовная ответственность за подстрекательство к совершению террористических преступлений. В другом го сударстве принят закон, включающий в себя статью о признании уголовно наказуемым деянием разжигание этнической ненависти, однако в этом законе не предусмотрено уголовной ответственности за подстрекательство к совершению террористического акта. В двух государствах установлена уголовная ответственность за оправдание преступлений, таких как терроризм, однако определения составов преступления носят слишком широкий характер. «Боко ха-рам» все шире использует Интернет и социальные сети для ведения пропагандистской деятельности. Хотя о реальном воздействии таких пропагандистских кампаний мало что известно, а во многих государствах субрегиона масштабы использования Интернета до сих пор очень невелики, это тем не менее создает новую проблему для правоохранительных органов, которые, как представляется, не имеют ни оборудования, ни правовых, технических или иных возможностей, позволяющих предотвращать и пресекать использование информационно-коммуникационных технологий в террористических целях.

b) Средства

i) Финансирование/замораживание активов

151. В экономике государств Центральной Африки по-прежнему повсеместно используются наличные денежные средства. Системы перевода денежных средств, включая лицензированные службы перевода денежных ценностей, альтернативные системы перевода денежных средств и системы предоставления банковских услуг по мобильной связи широко доступны и не контролируются надлежащим образом, в результате чего их можно без особого труда использовать для целей отмывания денег и финансирования терроризма. Цен-тральноафриканское экономическое и валютное сообщество (ЦАЭВС) приняло директиву № 2/10 от 2 октября 2010 года о внесении поправок в директиву № 01/03 о борьбе с отмыванием и финансированием терроризма, которая включает в себя определение террористического преступления, соответствующее статье 2 (1) Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма. Однако это определение не включает в себя финансирование индивидуального террориста или террористической организации. Кроме того, положения, касающиеся замораживания средств, не отвечают содержащемуся в резолюции 1373 (2001) требованию о безотлагательном блокировании средств. Эта директива в настоящее время пересматривается в целях ее приведения в соответствие с резолюцией 1373 (2001) и рекомендациями Группы разработки финансовых мер. Ни в одном из остальных государств субрегиона не предусмотрена уголовная ответственность за финансирование терроризма, несмотря на рекомендации Группы. Даже если в них создан механизм по обеспечению блокирования средств, то либо он не соответствует рекомендациям Группы и резолюции 1373 (2001), либо положения, касающиеся имплементации, до сих пор не приняты.

152. Во всех государствах — членах ЦАЭВС созданы подразделения финансовой разведки, однако лишь в трех из них (в Габоне, Камеруне и Чаде) они работают в полную меру. Во всех других государствах этого субрегиона (за исключением одного) также созданы подразделения финансовой разведки, но и они не работают в полную меру. Группа действий против отмывания денег в Центральной Африке обратилась с просьбой признать ее в качестве регионального органа, аналогичного Группе разработки финансовых мер. Два государства (Бурунди и Демократическая Республика Конго) не являются членами ни одной из таких структур. Два государства (Кабо-Верде и Сан-Томе и Принсипи) входят в состав МГБОД. Группа действий против отмывания денег в Центральной Африке в интересах входящих в нее государств приступила к оценке рамочной основы усилий по борьбе с отмыванием денег/финансированием терроризма. Кроме того, ею начато аналитическое исследование степени уязвимости сектора недвижимости к отмыванию денег, а также риска использования сектора некоммерческих организаций в целях финансирования терроризма и отмывания денег. Было заведено лишь несколько дел о финансировании терроризма; ни одно из государств — членов ЦАЭВС не провело ни обзора своего законодательства о некоммерческих организациях в свете проблемы отмывания денег и финансирования терроризма, ни оценки рисков, порождаемых сектором некоммерческих организаций.

153. Декретом 02 Центральноафриканского экономического и валютного сообщества/Валютного союза Центральной Африки от 29 апреля 2000 года для лиц, выезжающих за пределы региона ЦАЭВС, установлена обязанность декларировать при пересечении границы наличные средства, превышающие установленную сумму. В пределах этого региона действует принцип свободного движения капитала. Лишь в немногих других государствах субрегиона действует система декларирования или объявления, которая позволяла бы выявлять случаи незаконного физического перемещения наличных средств через границу.

ii) Огнестрельное оружие

154. В некоторых государствах имеется довольно полное законодательство о стрелковом оружии и легких вооружениях. В других государствах действует устаревшее законодательство, которое не охватывает вопросы, касающиеся незаконного оборота, модификации огнестрельного оружия или незаконного удаления маркировочных знаков. Принятая в 2010 году Центральноафриканская конвенция о контроле за стрелковым оружием и легкими вооружениями, боеприпасами к ним и составными частями и компонентами, которые могут быть использованы для их изготовления, ремонта или сборки (Киншасская конвенция) (см. A/65/517-S/2010/534, приложение), пока не вступила в силу, поскольку ее ратифицировало недостаточное число государств.

3. Имеющиеся возможности и охрана границ

155. В государствах субрегиона не разработано правовых рамок, позволяющих предотвращать незаконную переброску террористов. Кроме того, очень ограничена их способность осуществлять эффективный контроль за своими границами. Усилия сконцентрированы на укреплении пограничного контроля в международных аэропортах. Некоторые государства установили в международных аэропортах компьютеризированную систему управления информацией о въезде/выезде путешественников, однако лишь в одном из них аэропорты подключены к системе Интерпола I-24/7. Сухопутные границы, как правило, плохо оборудованы, а на пограничных пунктах используется система ручной обработки информации на бумажных носителях. Сверка с национальными списками особого внимания и предупреждениями проводится вручную. Ни в одном государстве в международных аэропортах не внедрена система предварительной информации о пассажирах. В августе 2015 года начальники полицейских служб Бурунди и Руанды подписали соглашение об использовании коммуникационной сети и баз данных Интерпола в целях укрепления границы между Руандой и Бурунди, с тем чтобы наладить должным образом борьбу с торговлей людьми и терроризмом.

156. Все государства являются участниками Конвенции о статусе беженцев и протокола к ней, однако процесс их осуществления оставляет желать лучшего. Лишь в очень небольшом числе государств введены в действие законы о беженцах, в которых закреплен принцип невысылки и которые содержат положения, не позволяющие лицам, причастным к террористической деятельности, злоупотреблять системой предоставления убежища. Однако неясно, существует ли в этих государствах эффективная процедура определения статуса беженца, которая обеспечивала бы отказ в предоставлении убежища лицам, планировавшим террористический акт, способствовавшим террористическому акту или участвовавшим в его совершении.

4. Предание террористов правосудию

a) Планирование и подготовка

157. Лишь два государства определили подготовку и планирование террористических актов, а также содействие им в качестве самостоятельных составов преступления. Однако определение террористического акта является слишком широким и, следовательно, может быть неправомерно использовано для охвата деяний, не подпадающих под действие международно-правовых документов о борьбе с терроризмом. В остальных странах субрегиона отсутствует возможность для осуществления судебного преследования за подготовительные или вспомогательные действия, которые совершены в государстве для целей совершения террористических актов, направленных против других государств или их граждан за пределами территории этого государства.

b) Поездки иностранных боевиков-террористов

158. Государства субрегиона пока не предприняли никаких конкретных шагов для выполнения требований резолюции 2178 (2014), касающихся установления уголовной ответственности, хотя два государства включили в свое контртеррористическое законодательство положения, позволяющие им осуществлять судебное преследование в отношении любого лица, которое занимается вербовкой или организует подготовку для целей совершения актов терроризма где бы то ни было. Вступление в ряды террористической организации за границей также является уголовно наказуемым деянием, если намерение состоит в том, чтобы совершить террористический акт на территории этих двух государств.

c) Способность проводить расследования и осуществлять судебное преследование

159. В Центральной Африке потенциал, необходимый для осуществления судебного преследования в рамках сложных дел о терроризме, весьма ограничен. Лишь в Чаде возбуждаются дела о террористических преступлениях и создан специальный уголовный суд для рассмотрения таких дел. Специальные методы расследования предусмотрены в директиве 2/10 ЦАЭВС и включают в себя отслеживание банковских счетов, получение доступа к компьютерным сетям и компьютерам, перехват телефонных и факсимильных сообщений и осуществление наблюдения с помощью аудио- и видеосредств. Однако эти методы применяются лишь в отношении отмывания денег и финансирования терроризма. Как представляется, правоохранительные органы сильно ограничены в возможностях использования таких инструментов. Ни в одном из государств субрегиона не создано специального следственного подразделения.

5. Реальное осуществление международного сотрудничества

a) Эффективные механизмы оказания взаимной правовой помощи и экстрадиции

160. Лишь немногие государства приняли законы, касающиеся взаимной правовой помощи и экстрадиции; другие государства опираются либо на двусторонние договоры, либо на положения, содержащиеся в их уголовно-процессуальном кодексе. Директива, подготовленная ЦАЭВС в 2010 году, содержит положения, касающиеся взаимной правовой помощи, однако эти положения применяются лишь в отношении финансирования терроризма. Ни в одном государстве не разработано общедоступных руководящих принципов в отношении национальных законов или процедур, l