Information
Equipo Nizkor
        Bookshop | Donate
Derechos | Equipo Nizkor       

13янв17

English | Français | Español


Девятнадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, представленный во исполнение резолюции 2253 (2015) по ИГИЛ (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам и организациям


Back to top

Организация Объединенных Наций
Совет Безопасности

S/2017/35

Distr.: General
13 January 2017
Russian
Original: English

Письмо Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, от 11 января 2017 года на имя Председателя Совета Безопасности

Имею честь настоящим препроводить девятнадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, учрежденной резолюцией 1526 (2004), который был представлен Комитету Совету Безопасности, учрежденному резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, в соответствии с пунктом (a) приложения I к резолюции 2253 (2015).

Буду признателен за доведение настоящего письма и доклада до сведения членов Совета Безопасности и за их распространение в качестве документа Совета.

(Подпись) Кайрат Умаров
Председатель
Комитет Совета Безопасности,
учрежденный резолюциями 1267 (1999),
1989 (2011) и 2253 (2015) по организации
«Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ),
организации «Аль-Каида» и связанным
с ними лицам, группам, предприятиям
и организациям


Письмо Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями от 30 декабря 2016 года на имя Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям

Имею честь сослаться на пункт (a) приложения I к резолюции 2253 (2015), в котором Совет Безопасности просил Группу по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями каждые шесть месяцев представлять в письменном виде всеобъемлющие, независимо подготовленные доклады Комитету Совета Безопасности, учрежденному резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, при этом он просил представить первый доклад к 30 июня 2016 года.

Руководствуясь этим, я препровождаю Вам девятнадцатый всеобъемлющий доклад Группы по наблюдению, подготовленный во исполнении просьбы, содержащейся в приложении I к резолюции 2253 (2015). Группа отмечает, что подлинный текст настоящего доклада составлен на английском языке.

(Подпись) Ханс-Якоб Шиндлер
Координатор
Группа по аналитической поддержке
и наблюдению за санкциями


Девятнадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, представленный во исполнение резолюции 2253 (2015) по ИГИЛ (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам и организациям

Резюме

В течение отчетного периода организация «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ)ª по-прежнему находилась под постоянным военным давлением, в частности в Ираке, Сирийской Арабской Республике, Ливии, Нигерии и Афганистане. Однако эта группа и филиалы «Аль-Каиды» продолжают представлять сложную и многостороннюю угрозу для международной безопасности. В то время как члены ИГИЛ и их сторонники совершили целый ряд нападений за пределами непосредственных зон конфликта в ответ на оказываемое на эту организацию давление, филиалы «Аль-Каиды» также поддерживают значительный уровень террористической активности в тех регионах, где они действуют. В Юго-Восточной Азии и Западной и Восточной Африке наблюдается повышение уровня опасности, исходящей от ИГИЛ или филиалов «Аль-Каиды».

Как представляется, общий приток иностранных боевиков-террористов в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику заметно снизился в результате усиления мер контроля, принятых государствами-членами, и оказываемого на эти группы военного давления. Хотя государства-члены продолжают сообщать о перемещениях иностранных боевиков-террористов в некоторых частях Африки, эти показатели значительно ниже численности боевиков, которые пополняли ядро ИГИЛ в 2014 и 2015 годах. Все более серьезную проблему представляют возвращающиеся и перехваченныеb боевики. Их перемещения чреваты сосредоточением лиц, которые представляют значительную потенциальную угрозу в конкретных регионах.

В дополнение к ослаблению притока иностранных боевиков-террористов начали давать результаты и санкционные меры, принятые в отношении различных источников поступлений ИГИЛ. Это касается, в частности, торговли предметами древности, которые были незаконно вывезены из Ирака и Сирийской Арабской Республики. Государства-члены сообщили Группе по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями и Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры об увеличении числа перехватов и проводимых в связи с этим уголовных расследований.


ª Включена в перечень как «Аль-Каида» в Ираке (QDe.115).
b Иностранные боевики-террористы, чье прибытие в зоны конфликта было пресечено усилиями национальных властей.

Содержание

I. Общий обзор угрозы

II. Региональные тенденции

III. Оценка воздействия

IV. Санкционные меры

V. Судебные иски против режима санкций
VI. Деятельность Группы и отзывы

Приложения*

I. Litigation by or relating to individuals on the sanctions list
II. ISIL core leadership

* Приложения распространяются только на том языке, на котором они были представлены, и публикуются без официального редактирования.


I. Общий обзор угрозы

A. Активизация усилий «Исламского государства Ирака и Леванта» по организации нападений за пределами зон конфликта и жизнестойкость филиалов «Аль-Каиды»

1. В настоящее время организация «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в военном отношении заняла оборонительную позицию в ряде регионов и в целом не продемонстрировала способности отразить оказываемое на нее сейчас постоянное давление. Вместе с тем в качестве ответной меры эта организация продолжала призывать своих последователей и сторонников за пределами зон конфликта к совершению нападений. Таким образом, отчетный период характеризовался постоянной чередой нападений, вдохновляемых ИГИЛ или совершаемых при ее пособничестве. Государства-члены пояснили, что в некоторых случаях в этих нападениях участвовали не только лица, «вдохновенные» пропагандой ИГИЛ, но и члены более широких сетей, связанных с действующими совместно с ядром ИГИЛ иностранными боевиками-террористами, некоторым из которых было поручено совершать конкретные нападения. Наряду с этим, как говорится ниже, филиалы «Аль-Каиды» во многих регионах оказались жизнестойкими и совершали постоянные нападения |1|.

2. Одним из конкретных аспектов этой угрозы являются радикализованные лица, которые считаются «надежными инсайдерами» на важнейших объектах инфраструктуры, в частности в аэропортах. ИГИЛ и филиалы «Аль-Каиды» взяли на себя ответственность за ряд недавних террористических нападений, совершенных «надежными инсайдерами», имевшими специальный доступ к помещениям, информации и профессиональной подготовке, или осуществленных при их поддержке. Эти «инсайдеры» были благосклонно настроены по отношению к террористическим организациям и сотрудничали с ними в совершении нападений. Например, как пояснило Группе по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями одно из государств-членов, нападение на «Да-алло эрлайнз» в Могадишо в феврале 2016 года было совершено при содействии работника аэропорта, позволившего нападавшему проникнуть в безопасную зону аэропорта. Это явление представляет собой новую проблему для государств-членов, которые в основном направляют свои ресурсы на устранение «внешних угроз». Группа будет работать с государствами-членами и другими соответствующими заинтересованными сторонами для отслеживания этого явления и при необходимости вынесет рекомендации в своем следующем докладе.

B. Возвращающиеся лица

3. Одно из государств-членов отметило, что в настоящее время оно столкнулось с проблемой значительного притока возвращающихся лиц из Сирийской Арабской Республики, проезжающих через его территорию, а также иностранных боевиков-террористов, которые были задержаны на пути в Сирийскую Арабскую Республику. Государство-член пояснило, что многие из этих возвращающихся лиц отказываются ехать в страны их гражданства или проживания и юридически их можно обязать сделать это только в том случае, если они подпадают под действие международных ордеров на арест |2|. В настоящее время отсутствуют международные нормы, которые определяли бы, каким образом должна решаться проблема таких возвращающихся лиц |3|, и несмотря на то, что большинство стран выполняет обязательство принимать своих возвращающихся граждан, это необязательно распространяется на тех, кто имеет двойное гражданство, и не означает, что эти страны будут содействовать их возвращению. Государство-член сообщило, что таким возвращающимся лицам разрешается выбрать страну, для которой им не требуется виза и в которую они могут быть депортированы. Таким образом, нынешняя ситуация влечет за собой опасность того, что такие лица могут скапливаться в отдельных районах, усиливая в них угрозу безопасности. В связи с этим, возможно, необходимо согласовать стандарты международной практики для решения проблемы возвращающихся лиц. Совет Безопасности может пожелать рассмотреть данный вопрос в одной из своих будущих резолюций.

II. Региональные тенденции

A. Европа

4. Угроза планируемых ИГИЛ нападений за пределами зон конфликта появилась после того, как в сентябре 2014 года Абу Мохамед аль-Аднани (QDi.325) выступил с речью, в которой угрожал отомстить Соединенным Штатам Америки и странам Европы за наносимые ими авиаудары по ИГИЛ. Впоследствии ИГИЛ придерживалось многовекторной стратегии нападений, включающей организацию крупномасштабных нападений, пособничество совершению нападений путем предоставления указаний или помощи в той или иной форме и побуждение к их совершению посредством пропаганды.

5. В течение отчетного периода ИГИЛ не удалось организовать никаких крупномасштабных нападений в Европе. Вероятно, это объясняется сочетанием ряда факторов, включая затруднение перемещения боевиков в континентальную Европу в результате усиления пограничного контроля на границе с Турцией, давление, оказываемое на боевиков в районах конфликта, утрату территории, на защиту которой были потрачены значительные ресурсы, и не в последнюю очередь принятие крупномасштабных мер силами полиции и служб безопасности в ряде стран, благодаря которым удалось раскрыть заговоры и обнаружить ячейки по всей Европе. Тем не менее угроза крупномасштабных нападений под руководством ИГИЛ сохраняется. Одно из государств-членов сообщило о том, что ИГИЛ направило от 60 до 90 боевиков в Европу для совершения терактов в Париже и Брюсселе. Не все из них были установлены и арестованы.

6. Государства-члены отметили, что члены ИГИЛ в зонах конфликта поручали совершение нападений другим боевикам в их родных странах. Например, Джунаид Хусейн (не включен в перечень) и Рияд Хан (не включен в перечень) (оба погибли) вступали через Интернет в контакт с отдельными лицами в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, побуждая их к совершению нападений. Как представляется, такие подстрекатели работают на страновой/региональной и языковой основе, связываясь через Интернет с людьми в их странах происхождения в целях совершения нападений. Разнообразие национальностей, языков и мест прежнего проживания среди боевиков на территории, удерживаемой ИГИЛ, расширяет их глобальный охват.

7. Первоначально сообщалось, что многие из нападений, вдохновленных ИГИЛ, были совершены «одиночками», однако последующие расследования показали, что в большинстве случаев вовлеченные в них лица получали поддержку или средства от других экстремистов и/или преступных групп. ИГИЛ распространяет информацию о различных методах нападений посредством пропаганды через Интернет, например в журнале «Дабик», в котором публикуются также чертежи самодельных взрывных устройств. Использование грузовика для нападения на людей на рождественском базаре в Берлине 19 декабря 2016 года совпадает с методом совершения теракта в Ницце, Франция, 14 июля 2016 года и могло быть обусловлено влиянием таких публикаций.

8. Некоторые государства-члены сообщили о том, что приток европейских иностранных боевиков-террористов в ряды ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике и Ираке существенно замедлился в силу ряда факторов. Сокращение притока таких боевиков в ИГИЛ объясняется проводимыми военными кампаниями, утратой территории и ухудшением его финансового положения. Кроме того, меры, принятые многими европейскими государствами-членами для ограничения проезда в зоны конфликта, и в частности недавние меры, принятые правительством Турции, помогли уменьшить поток боевиков из Европы. Одно из европейских государств-членов сообщило о том, что некоторые боевики по-прежнему пытаются проехать в зону конфликта, однако поток существенно снизился — с уровня, достигавшего 100 человек в месяц в 2013 и 2014 годах, до уровня менее 5 боевиков в месяц в 2016 году. Что касается других государств-членов, то этот показатель снизился в 2016 году на 20-50 процентов.

9. Как отмечено в восемнадцатом докладе Группы (S/2016/629), большое число иностранных боевиков-террористов, возвращающихся в страны их происхождения и, возможно, намеревающихся совершать нападения, а также тех, кто в настоящее время подвергается воздействию радикальных идей в этих странах, представляет собой растущую угрозу для безопасности европейских государств-членов. Некоторые из этих государств сообщили о том, что от 15 до 40 процентов их граждан и постоянных жителей, отправившихся в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику, вернулись. Некоторые государства-члены особо отметили, что этот показатель отражает растущее число возвращающихся женщин, которые в настоящее время привлечены к ответственности. Как и ожидалось, государства-члены отметили, что такие возвращающиеся лица представляют различную степень угрозы. Определенная их доля представляет серьезную угрозу, и в отношении таких лиц принимаются соответствующие правовые меры и меры контроля, однако многие другие разочаровались в боевых действиях и искаженной идеологии ИГИЛ, и в связи с этим представляемая ими угроза находится на нижней границе спектра.

10. В целом государства-члены ожидают, что большинство оставшихся европейских иностранных боевиков-террористов не захотят перемещаться в другие зоны боевых действий. Одно из государств-членов сообщило, что многие могут отказаться от попыток вернуться домой, опасаясь ареста по возвращении. Поэтому можно предположить, что со временем вернется сравнительно небольшое число боевиков, по-прежнему находящихся в зоне конфликта. По оценкам одного из государств-членов, их доля может составить около 10 процентов. Тем не менее они будут закаленными боевиками и будут представлять собой серьезную угрозу после возвращения.

11. Государства-члены продолжают сообщать о том, что европейские иностранные боевики-террористы служат источником доходов для ИГИЛ. Некоторые из них сохраняют свои личные банковские счета и просят сторонников в Европе перечислять средства на эти счета. Сторонники ИГИЛ продолжают пользоваться этими банковскими счетами за пределами зоны конфликта для снятия денежных средств и их передачи ядру ИГИЛ. Некоторые государства-члены сообщили также о случаях, когда иностранным боевикам-террористам продолжали перечисляться социальные пособия на их банковские счета, и о случаях, когда террористы в Европе снимали суммы социальных пособий, поступающих на счета боевиков, уже отбывших в зону конфликта.

12. Поскольку действующие банковские счета иностранных боевиков -террористов по-прежнему представляют собой фактор риска, Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма, обращающие особое внимание на этот риск и содержащие призыв к тем, кто еще не сделал этого, изучить возможности для более эффективного контроля за доступом к банковским счетам известных иностранных боевиков-террористов посредством разработки соответствующих мер контроля в соответствии с их национальным законодательством.

B. Левант

1. Организация «Исламское государство Ирака и Леванта»

13. В последние несколько месяцев в результате авиаударов и наземных наступательных операций ИГИЛ потерпело несколько военных поражений в Сирийской Арабской Республике и Ираке. Тем не менее ИГИЛ оказывает значительное сопротивление в Мосуле, Ирак |4|, и Эль-Бабе, Сирийская Арабская Республика, и в настоящее время удерживает прочные позиции в Эр-Ракке, Сирийская Арабская Республика.

14. Трудно с уверенностью оценить текущую численность боевиков ИГИЛ. Группа получила разные оценки, начиная с показателя, составляющего от 12 000 до 20 000 боевиков в Сирийской Арабской Республике и Ираке, и заканчивая показателем 33 000 боевиков в пределах более широкого региона Ближнего Востока, включая 15 000 иностранных боевиков-террористов. По мнению государств-членов, ИГИЛ сохраняет свои возможности по подготовке боевиков в Эр-Ракке, Сирийская Арабская Республика, и Анбаре и Найнаве в Ираке. Несколько государств-членов подчеркнули также растущую опасность подготовки и вооружения несовершеннолетних в рамках ИГИЛ.

15. ИГИЛ продолжает применять тактику асимметричных нападений в уличной партизанской войне, используя самодельные взрывные устройства — в том числе установленные на автомобилях, управляемых террористами-смертниками, — снайперов и засады против обычных вооруженных сил. По данным одного из государств-членов, гражданское население часто используется в качестве «живого щита». Учитывая наносимые авиаудары, ИГИЛ оберегает свою военную технику и использует бронированные автотранспортные средства и тяжелое вооружение только в случае крайней необходимости |5|. ИГИЛ продолжает использовать беспилотные летательные аппараты для разведки и для съемки пропагандистских материалов |6|. Кроме того, 2 октября 2016 года беспилотным летательным аппаратом, начиненным взрывчаткой, были убиты два бойца «пешмерга» и ранены два французских солдата в районе Эрбиля, Ирак. Одно из государств-членов обратило также внимание на возросшую опасность использования яда в самодельных взрывных устройствах |7|.

16. Кроме того, руководство ИГИЛ видоизменило свою тактику командования. По мнению ряда государств-членов, центральное командование ИГИЛ лишь разрабатывает общую стратегию и предоставляет местным командирам свободу действий в ее осуществлении. По данным одного из государств-членов, эта организация пытается скорректировать передвижение своих боевиков с учетом продолжающейся военно-воздушной кампании (перемещение в ночное время, использование мотоциклов и велосипедов, передвижение в небольших автоколоннах).

17. Для внутренней связи ИГИЛ все шире использует более скрытые методы, включая «черный Интернет», шифрование и программы мгновенного обмена сообщениями |8|. С начала военных операций в Ираке и Сирийской Арабской Республике объем основных пропагандистских материалов ИГИЛ в открытых источниках неуклонно сокращается |9|. Кроме того, одно из государств-членов указало, что произошли также существенные изменения в содержании этих посланий, которые все чаще посвящены военным столкновениям и все реже — пропагандируемой ИГИЛ идее «государственного строительства». Агентство новостей «Амак» (не включено в перечень) продолжает действовать в качестве одного из основных средств массовой информации ИГИЛ. По сведениям одного из государств-членов, ИГИЛ пользуется также такими средствами общественной коммуникации, как информационное агентство «Фуркан», информационный центр «Хаят» и фонды средств массовой информации «Аджнад» и «Итисам».

18. По мнению нескольких государств-членов, гибель Абу Мохамеда аль-Аднани стала хоть и значительной, но временной неудачей для ИГИЛ. Он руководил пропагандистской деятельностью ядра ИГИЛ и его подразделением по внешним операциям. По сведениям нескольких государств-членов, он принимал непосредственное участие в планировании ряда недавних крупных нападений, в частности терактов в Париже в ноябре 2015 года и Брюсселе в марте 2016 года. Кроме того, в августе 2016 года по подразделению ИГИЛ, отвечающему за пропагандистскую деятельность и внешние операции, был нанесен двойной удар: подразделение одновременно потеряло своего руководителя Ад-нани и свою оперативную базу, которая использовалась для планирования нападений за пределами зон конфликта и осуществления пропаганды, в Ман-бидже, Сирийская Арабская Республика, когда ИГИЛ утратило контроль над городом. Тем не менее последствия этих событий в среднесрочной и долгосрочной перспективе могут не носить стратегического характера, поскольку пропагандистская деятельность и планирование нападений за пределами зон конфликта построены таким образом, что ответственность за эти виды деятельности передается сверху вниз по иерархической цепочке.

19. Нападения ИГИЛ в Ливане |10| и Иордании демонстрируют оперативные способности этой группы расширить свой непосредственный район нападений, используя связи с существующими местными ячейками. В 2016 году Иордания стала жертвой нескольких нападений или неудавшихся заговоров. Например, ИГИЛ взяло на себя ответственность за нападение террориста-смертника на иорданском пункте пересечения границы с Сирийской Арабской Республикой, в результате которого были убиты семь сотрудников службы безопасности Иордании.

20. Со времени представления Группой ее восемнадцатого доклада финансовое положение ИГИЛ продолжало ухудшаться, и оно осуществляет свою деятельность в условиях «финансового кризиса» |11|. В результате ИГИЛ сталкивается с трудностями в поиске новых членов, растет уровень дезертирства среди его боевиков |12|, организация продолжает взимать произвольные штрафы и сборы, и внутренняя коррупция/хищения остаются серьезной проблемой |13|.

21. Несмотря на эти значительные неудачи, ИГИЛ имеет достаточно средств для продолжения борьбы, и многие из оставшихся бойцов даже готовы сражаться бесплатно |14|. По прошествии более двух лет после подготовки первоначального доклада Группы по ИГИЛ (S/2014/815) эта организация продолжает зависеть в основном от тех же двух источников поступлений: продажи нефти и вымогательства/«налогообложения» |15|. По оценкам одного из государств-членов, на эти два источника доходов по-прежнему приходится от 70 до 80 процентов поступлений ИГИЛ |16|. Тысячи объектов, связанных с энергоресурсами, такие, как предприятия по добыче или переработке нефти и автоцистерны, были серьезно повреждены или разрушены в результате нанесенных авиаударов |17|. В связи с этим объемы добычи нефти и доходы от ее продажи существенно сократились |18|, цены в пределах подконтрольной ИГИЛ территории испытывают значительные колебания и наблюдается нехватка топлива |19|. Тем не менее члены ИГИЛ проявляют изобретательность в приспособлении и ремонте поврежденного оборудования и снимают с него годные части для использования в качестве сменных деталей |20|.

22. Как сообщалось ранее, ИГИЛ активизировало свои усилия по вымогательству и «налогообложению» (см. S/2016/629, пункт 14), однако из-за сокращения «базы налогообложения» по мере того, как ИГИЛ теряет территорию и экономическая деятельность на подконтрольной ему территории продолжает испытывать негативные последствия, поступления из этого источника доходов также будут идти на убыль |21|. Тем не менее вполне вероятно, что этот источник доходов не иссякнет полностью, поскольку предшественник ИГИЛ — «Аль-Каида» в Ираке тоже занималась вымогательством |22|.

23. Следует также отметить, что, несмотря на постоянное военное давление, ИГИЛ не отказалось от эксплуатации объектов культуры и продолжает вкладывать скудные ресурсы в раскопки памятников древности в подконтрольных ему районах |23|. В иске, недавно поданном в национальный суд, указывается, что ИГИЛ занимается профессиональным сбытом раскопанных предметов древности на международном рынке |24|.

24. В связи со снижением получаемых с занимаемой территории доходов ИГИЛ может активизировать усилия, направленные на увеличение ранее незначительных источников доходов, и/или попытаться найти новые и, вероятно, вернется к более традиционным для «Аль-Каиды» методам сбора средств |25|. Особую обеспокоенность вызывает похищение людей с целью получения выкупа, которое рассматривается террористическими группами как «привлекательный» источник доходов, поскольку сумма выкупа может быть весьма существенной и, как правило, выплачивается наличными |26|. После возвращения журналистов и сотрудников гуманитарных организаций в районы, освобожденные от ИГИЛ, возможности для похищения людей с целью получения выкупа расширятся |27|. По мере истощения других источников доходов большую значимость могли бы приобрести внешние пожертвования, в том числе за счет неправомерного использования некоммерческих организаций |28|. Кроме того, ИГИЛ может расширить свое участие в различных видах контрабанды (см. S/2016/830, пункт 6) и активизировать связи с преступными организациями.

25. Важно помнить о том, что по мере того, как ИГИЛ теряет территорию, уровень его расходов также снижается, поскольку ему больше не нужно сохранять контроль над базовыми объектами гражданской инфраструктуры, и поэтому оно может дольше использовать финансовые ресурсы, которые оно продолжает получать (см. там же, сноска 4) |29|.

26. В условиях снижения доходов ядра ИГИЛ филиалы ИГИЛ прибегают к использованию местных источников доходов, но испытывают трудности в эксплуатировании внутренних источников поступлений |30|.

2. Фронт в защиту народа Леванта «Ан-Нусра»

27. По данным одного из государств-членов, в группировку Фронт в защиту народа Леванта «Ан-Нусра» (ФАН) (QDe.137) в настоящее время входит приблизительно 10 000 человек, в том числе 5000 иностранных боевиков-террористов, преимущественно из стран Магриба, Залива и Содружества Независимых Государств. Кроме того, многие его члены являются прошедшими подготовку боевиками, однако одновременно в военных действиях принимают участие лишь около 800 из них. 28 июля 2016 года лидер ФАН Абу Мохаммед аль-Джавлани (QDi.317) публично заявил об отделении этой группировки от «Аль-Каиды» и переименовании ее в «Джабхат фатх Аш-Шам». До этого объявления ядро «Аль-Каиды» опубликовало заявление, в котором, как представляется, выразило согласие на это отделение |31|. Несколько государств-членов пришли к выводу, что это переименование было вызвано преимущественно тактическими соображениями и не свидетельствует о радикальном изменении идеологической основы этого филиала «Аль-Каиды». Как и прежде, доходы ФАН складываются в основном из внешних пожертвований |32|. Кроме того, он получает доходы от похищения людей с целью получения выкупа, вымогатель-ства/«налогообложения» и сбыта военных трофеев |33|.

С. Аравийский полуостров

28. В Йемене «Аль-Каида» на Аравийском полуострове (АКАП) (QDe.129) остается более крупной и влиятельной группировкой по сравнению с ИГИЛ в Йемене. По оценкам государств-членов, в настоящее время под командованием АКАП находится от 1000 до 2000 боевиков и у нее имеется от 5000 до 6000 сторонников. АКАП установила тесные связи с местными племенами. Например, она была в состоянии контролировать портовый город Эль-Мукалла через местный комитет, выступавший посредником. Случай с Эль-Мукаллой показал также, что эта организация развила базовые навыки государственного управления |34|. После ухода из Эль-Мукаллы АКАП пыталась укрепить свои позиции в районах Шабва, Атак и Абьян |35|.

29. В результате проведенной в начале августа 2016 года военной кампании влияние АКАП сократилось и число ее опорных пунктов в южных и восточных районах Йемена снизилось. Боевики АКАП отступили из стратегически важного города Аззан, мухафаза Шабва, а вслед за этим последовало еще одно отступление в середине августа 2016 года из трех основных городов в музафазе Абьян. Тем не менее, по мнению государств-членов, АКАП не отказалась от намерения восстановить свои позиции в южном Йемене и вернуть утраченные опорные пункты. В декабре эта группировка объявила о том, что она вновь вернула под свой контроль «стратегическую» высоту в мухафазе Эль-Байда |37|.

30. Кроме того, АКАП активно занимается пропагандистской деятельностью, преимущественно через свой журнал «Масра», публикуемый на арабском языке |37|. 14 июля 2016 года она опубликовала видеозапись подготовки ее так называемых специальных сил в учебном лагере «Хамза аз-Зинджибари» в южном Йемене. Два высокопоставленных члена АКАП Ибрагим аль-Коси (не включен в перечень) и Халед Батрафи (не включен в перечень) заявляют на видео, что «тысячи боевиков АКАП прошли подготовку в таких учебных лагерях и оказали значительное влияние на различных фронтах», и называют себя «наследниками учебных лагерей Афганистана» |38|.

31. АКАП продолжает получать крупные пожертвования, в том числе под прикрытием благотворительных организаций |39|, и смогла мобилизовать значительные объемы средств за счет установления контроля над Эль-Мукаллой, в том числе посредством вымогательства средств у предпринимателей (см. S/2016/629, пункты 24 и 25).

32. ИГИЛ не смогло воспользоваться своими первыми успехами в Йемене и в настоящее время насчитывает в своих рядах примерно 400-500 боевиков |40|. Кроме того, оно находится под угрозой разделения на целый ряд подгрупп из-за продолжающихся конфликтов с племенами |41|. Несмотря на эту относительную слабость, ИГИЛ активизировало свои нападения на силы Йемена. Военная база «Ас-Савлабан» в южном городе Адене дважды подвергалась нападениям в декабре 2016 года. ИГИЛ взяло на себя ответственность за убийство сотен сотрудников сил безопасности в ходе теракта, совершенного террористом-смертником |42|. Имеются указания на то, что ядро ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике передает финансовые средства с курьерами для ИГИЛ в Йемене |43|.

33. Как указывалось ранее (см. там же, пункт 28), несколько государств-членов по-прежнему обеспокоены сохраняющимся присутствием ячеек ИГИЛ по всему Аравийскому полуострову. В Саудовской Аравии в октябре 2016 года был сорван план нападения на стадион Спортивного центра им. короля Абдал-лы в Джидде, разработанный ячейкой, действующей под руководством ИГИЛ. Другая ячейка планировала нападения на сотрудников сил безопасности в Ша-кре, к северо-западу от Эр-Рияда; обе ячейки, по всей видимости, получали прямые указания от центрального руководства ИГИЛ |44|.

D. Северная Африка

34. Отчетный период характеризовался усилением давления на ИГИЛ в Ливии, в результате чего большинство боевиков были вытеснены из Сурта. Благодаря этому был устранен важный опорный пункт этой организации за пределами Ирака и Сирийской Арабской Республики. Однако эту неудачу удалось компенсировать за счет расширения присутствия и деятельности ИГИЛ в Сахеле, хотя и при отсутствии в настоящее время контроля над территорией с его стороны. В то же время филиалы «Аль-Каиды» продолжают демонстрировать стойкость в Северной Африке, несмотря на растущую конкуренцию со стороны ИГИЛ и усилия по борьбе с терроризмом.

35. В Ливии Сурт был отвоеван у ИГИЛ |45| в результате интенсивных военных наступательных операций, длившихся несколько месяцев. Эти события су-ществленно ослабляют непосредственную угрозу, исходящую от ИГИЛ в Ливии, и препятствуют получению им доступа к ресурсам и возможностям для действий. Вместе с тем государства-члены отметили, что эта угроза для Ливии и соседних стран еще далеко не устранена. Как отмечено в восемнадцатом докладе Группы, поражение в Сурте привело к рассредоточению боевиков, что содействовало снижению угрозы по всей стране и за ее пределами. Данные по численности боевиков ИГИЛ, рассредоточенных по территории Ливии после захвата Сурта, разнятся; по оценкам государств-членов, их количество составляет от нескольких сотен и до 3000 человек |46|.

36. Кроме того, эти последние события могут привести к тому, что ИГИЛ возьмет на вооружение традиционные методы действия «Аль-Каиды» в Ливии. В этой связи одно из государств-членов сообщило о сближении и предварительной координации между ИГИЛ и филиалом «Аль-Каиды» — «Ансар аш-Шариа» в Бенгази (QDe.146). ИГИЛ в Ливии сохраняет оперативные возможности для совершения нападений, о чем свидетельствует совершенное террористом-смертником нападение в Бенгази 18 декабря 2016 года, в результате которого были убиты несколько военнослужащих |47|. Государства-члены сообщили о том, что руководство ИГИЛ в Ливии переместилось в район города Аубари на юго-западе Ливии, а также на юг страны.

37. Не ясно, из каких источников ИГИЛ в Ливии продолжает получать доходы. Пока оно удерживало территорию, оно могло полагаться на вымогательство и «налогообложение» (см. S/2016/629, пункт 31); однако в данный момент эта группа в основном рассредоточена по пустыне и может использовать в своих целях только маршруты контрабанды |48|.

38. Тунис остается объектом операций и пропагандисткой деятельности как со стороны ИГИЛ, так и со стороны организации «Аль-Каида» в странах исламского Магриба (АКИМ) (QDe.014). В отчетном периоде продолжались, хотя и с уменьшающейся интенсивностью, нападения на вооруженные силы Туниса. 30 августа 2016 года тунисская ячейка АКИМ Батальон «Укба бин Нафи» (не включен в перечень) взяла на себя ответственность за нападение на тунисское армейское подразделение на горе Джебель-Семмама |49|. Кроме того, 11 декабря эта же группа взяла на себя ответственность за нанесение увечий тунисским военнослужащим в результате подрыва мины на горе Джебель-Уарга |50|. Помимо этих нападений АКИМ демонстрирует в своей пропагандистской деятельности явное намерение активизировать кампанию в Тунисе. На видеозаписи, распространенной ее информационным подразделением «Аль-Андалус мидиа фаундейшн» в социальных сетях 3 декабря 2016 года, содержатся новые угрозы нападений на сотрудников сил безопасности, а также показана подготовка членов Батальона «Укба бин Нафи» |51|.

39. Снижение интенсивности деятельности ИГИЛ в Тунисе в течение отчетного периода не следует рассматривать как устранение данной угрозы в этой стране. 6 ноября 2016 года боевики ИГИЛ убили военнослужащего в его доме в Кассерине |52| и взяли на себя ответственность за нападение, совершенное с использованием самодельных взрывных устройств в том же районе 15 ноября, в результате которого 12 военнослужащих получили ранения |53|. По мнению государств-членов, покидающие Ливию боевики ИГИЛ, в частности возвращающиеся тунисцы, будут оставаться одним из основных факторов риска для этой страны и одной из ее основных проблем в предстоящие месяцы.

40. Группировка «Ансар Байт аль-Макдис» (не включена в перечень) продолжала проводить свою террористическую кампанию на Синайском полуострове, совершая в основном нападения на военнослужащих и сотрудников сил безопасности, а также на гражданских лиц. 11 декабря 2016 года в результате нападения террориста-смертника в соборе Каира погибли 25 человек. ИГИЛ заявило, что нападавший был одним из его боевиков, а также угрожало совершением новых нападений в Египте |54|. Египетские силы безопасности активизировали свою деятельность по борьбе с терроризмом, и им удалось ликвидировать лидера этой группировки на Синайском полуострове Абу Дуаа аль-Ансари и еще 45 боевиков в ходе нанесения точечных авиаударов в южных районах Синая в середине 2016 года |55|.

41. По мнению государств-членов, заявление группировки «Ансар Байт аль-Макдис» о своей верности ИГИЛ в конце 2014 года — это взаимовыгодное решение, которое позволит ИГИЛ приписывать себе операции этой группировки, а последней — повысить свой авторитет. Часть группировки переместилась в Ливию, переименовала себя и присоединилась к филиалам «Аль-Каиды» в этой стране. Кроме того, одно из государств-членов сообщило о том, что члены группировки «Ансар Байт аль-Макдис» прошли подготовку в Ираке и Сирийской Арабской Республике, а затем вернулись в Египет.

Е. Западная Африка и Сахель

42. По информации государств-членов, на севере Мали продолжают действовать аффилированные с «Аль-Каидой» группировки, которые используют этот район в качестве плацдарма для совершения нападений на малийские силы безопасности и международные объекты, которые сопровождаются захватом оружия и военного имущества. Кроме того, АКИМ, группа «Аль-Мурабитун» (QDe.141) в ее первоначальном составе, группировка «Ансар ад-Дин» (QDe.135) и аффилированный с ней Фронт освобождения Ке-Масины (не включен в перечень) смогли не только сохранить свое присутствие на территории между городами Гао, Томбукту и Кидаль, но и расширить его в центральных и южных районах Мали, особенно в областях Мопти и Сегу. Кроме того, они организовали нападения в соседних странах |56|. Тем не менее в настоящее время создается впечатление, что слияние АКИМ и отрядов «Аль-Мурабитун» (см. S/2016/629, пункт 34) не привело на местах к заметному изменению оперативно-стратегической обстановки. По мнению ряда государств-членов, некоторые из этих групп получают прибыль от контрабанды автомобилей |57| и горючего, а также похищения людей с целью получения выкупа.

43. По мнению ряда государств-членов, в Западной Африке и Сахеле укрепляются позиции ИГИЛ: об этом свидетельствуют нападения, которые были недавно совершены в Буркина-Фасо и Нигере связанными с ИГИЛ группировка-ми |58|. 30 октября 2016 года по каналам агентства новостей «Амак» было распространено сообщение о том, что на верность ИГИЛ присягнула отколовшаяся от «Аль-Мурабитун» группировка, которую возглавляет Лехбиб ульд Али, известный также под именем Аднан Абу аль-Валид ас-Сахрауи |59|.

44. Однако поскольку государства-члены еще не располагают информацией о том, что высшее руководство ИГИЛ признало эту присягу, они считают эту отколовшуюся группировку особо опасной: чтобы продемонстрировать главарям ИГИЛ свою «ценность», эта группировка может пойти на совершение масштабных нападений. Так, по информации одного государства-члена, эта новая ячейка ИГИЛ взяла на себя ответственность за недавние нападения в Буркина-Фасо |60|, а также может стоять за недавними нападениями в Нигере.

45. Несколько государств-членов пояснили, что организация «Боко Харам» |61|раскололась на два группировки. Одну из них по-прежнему возглавляет Абуба-кар Мохаммед Шекау (QDi.322), а другую — бывший официальный представитель этой организации Абу Мусаб аль-Барнауи (не включен в перечень). Государства-члены полагают, что группировка аль-Барнауи стремится сохранить свою принадлежность к ИГИЛ как «Западноафриканская провинция» этой группы |62|. По информации государств-членов, аль-Барнауи претендует на руководящую роль, подчеркивая свою тесную идеологическую связь с покойным основателем «Боко Харам» Мохаммедом Юсуфом и обвиняя Шекау в чрезмерной жестокости и неизбирательных нападениях. Помимо этих внутренних распрей государства-члены обратили особое внимание на то, что группировка Шекау испытывает на себе постоянное военное давление, а ее присутствие ограничивается южными районами штата Борно и лесным массивом Самбиса.

46. Несколько государств-членов сообщили, что из-за внутренних распрей и постоянного военного давления некоторые боевики решили выйти из рядов группв, руководители которой больше не в состоянии им платить. На местном уровне «Боко Харам» по-прежнему финансируется в основном из следующих источников: пожертвования местных сторонников; шантаж и вымогательство под предлогом защиты; грабеж и мародерство; кража скота; коммерческая деятельность, которая на первый взгляд кажется законной (например, субсидирование уличных торговцев); и похищение людей с целью получения выкупа |63|. Испытывая финансовые трудности, обе группировки часто устраивают нападения в целях пополнения запасов и похищают продовольствие, имущество и скот |64|.

47. Несмотря на это, «Боко Харам» по-прежнему представляет серьезную угрозу безопасности. Одно государство-член сообщило, что в рядах этой группы насчитывается в общей сложности около 5000 боевиков. Несколько государств-членов из этого региона сообщили, что некоторые их граждане в прошлом присоединились к «Боко Харам» и что, по их оценкам, эти иностранные боевики-террористы могут покинуть ряды группы и по возвращении на родину представлять угрозу безопасности. Однако большинство боевиков «Боко Ха-рам» были завербованы из числа местных жителей, а некоторые иностранные боевики — из тех же племенных сообществ, что и их нигерийские соратники. Ряд государств-членов также особо отметили, что группа «Боко Харам» осуществляла среди местного населения насильственную вербовку. Она также продолжает использовать в качестве террористов-смертников женщин и несовершеннолетних, и такая ситуация не может не вызывать у государств-членов озабоченность |65|.

48. Несколько государств-членов выразили тревогу по поводу продолжающихся попыток «Боко Харам» расширить район нападений за пределами Нигерии. Они отметили, что эта группа использует самодельные взрывные устройства и террористов-смертников в ходе операций, которые время от времени организуются за рубежом. Некоторые государства-члены, расположенные в регионе, предупредили, что члены «Боко Харам» могут проникать на территорию сопредельных с Нигерией стран, выдавая себя за перемещенных лиц или мигрантов.

F. Восточная Африка

49. В Восточной Африке сохраняет свою жизнеспособность аффилированная с «Аль-Каидой» группировка «Аш-Шабааб» (SOe.001), которая имеет за пределами контролируемой ею территории в Сомали вспомогательную сеть для проведения нападений. Государства-члены подчеркнули, что в финансовом, материально-техническом и идеологическом отношении «Аш-Шабааб» зависит от организации АКАП. Руководители «Аш-Шабааб» продолжают принимать жестокие меры в отношении дезертиров и сторонников ИГИЛ (см. S/2016/629, пункт 43). Одно из государств-членов сообщило, что таким образом группировка «Аш-Шабааб» ликвидировала большинство сторонников ИГИЛ, образовавших ячейку на юге Сомали; из оставшихся в живых членов ячейки одни поддерживают контакты с боевиками ИГИЛ, базирующимися в Пунтленде, и стремятся к ним присоединиться, а другие рассредоточились по другим районам.

50. Однако «Аш-Шабааб» не удалось подавить ячейку ИГИЛ в Пунтленде, которая действует до сих пор. Так, например, 26 октября 2016 года члены этой ячейки ненадолго захватили порт Кандала, который является родным городом ее лидера шейха Абдикадыра Мумина (не включен в перечень). Государства-члены считают, что вербовка в ряды ИГИЛ зависит от динамики межклановых отношений и что больше всего сторонников ИГИЛ, составляющих основную часть ее ячейки, насчитывается в клане Дарод |66|.

51. Члены ИГИЛ активизировали усилия по вербовке боевиков «Аш-Шабааб», прежде всего командиров среднего звена и оперативных работников «Амният». Интерес к вступлению в ИГИЛ проявляют и рядовые боевики «Аш-Шабааб», движимые в первую очередь перспективой получения более значительных сумм денег. Одно из государств-членов указало, что в ИГИЛ семейные боевики ежемесячно получают около 80 долл. США, а несемейные — около 40 долл. США. Эти значительно больше, чем в группировке «Аш-Шабааб», в которой боевикам деньги выплачиваются по фиксированной ставке в размере около 30 долл. США |67|.

52. Число действующих в Сомали иностранных боевиков-террористов, не являющихся выходцами из Восточной Африки, сократилось. Это объясняется внутренними распрями в «Аш-Шабааб», которая пытается зачистить свои ряды от выходцев из других регионов. Однако поток боевиков, направляющихся в Сомали из сопредельных стран, не иссякает: из государств-членов региона в Сомали приехало около 1500 боевиков |68|. Одно из государств-членов проинформировало Группу о том, что большинство иностранных боевиков-террористов попадают в регион по каналам, используемым для незаконной перевозки людей.

G. Южная Азия

53. В своем седьмом докладе (S/2016/842), представленном во исполнение резолюции 2255 (2015), Группа отметила, что за последние 12 месяцев боевики ИГИЛ потеряли на востоке Афганистана обширные территории. На пике своего влияния в 2015 году ИГИЛ удалось установить временный контроль над девятью уездами в провинции Нангархар. Однако с тех пор зона влияния ИГИЛ уменьшилась и охватывает, по самым смелым подсчетам, территорию трех с половиной уездов. Способность этой группировки захватывать и удерживать территорию также была подорвана столкновениями с боевиками движения «Талибан», которые конкурировали с ИГИЛ за влияние на местах и особенно за природные, финансовые и людские ресурсы. Государства-члены подтвердили, что Хафиз Саид Хан (не включен в перечень), руководивший операциями ИГИЛ в Афганистане, был убит в результате авиаудара 26 июля 2016 года.

54. Несколько государств-членов сообщили о том, что в восточном Афганистане численность личного состава ИГИЛ сократилась до примерно 1600 боевиков |69|, включая около 700 иностранцев, а основными районами их дислокации в провинции Нангархар стали уезды Дих-Бала, Кот, Ачин и Нази-ян. Около 200 боевиков базировались в провинции Кунар. Афганские должностные лица пояснили, что группировка ИГИЛ сохраняет потенциал для реорганизации и повторного просачивания в районы, оставленные в 2016 году. Так, одно из государств-членов недавно сообщило, что в Афганистане в рядах ИГИЛ воюет в общей сложности около 2000-3500 боевиков и что, несмотря на понесенные в 2016 году тяжелые потери, их численность не претерпела заметного сокращения |70|. ИГИЛ по-прежнему может вербовать боевиков на территориях, расположенных вдоль границы между Афганистаном и Пакистаном, а рост потока беженцев в Афганистане может создавать для такой вербовки питательную среду. Одно из государств-членов отметило, что в ИГИЛ знают о таких возможностях. Из Ирака и Сирийской Арабской Республики в Афганистан вернулось или перебралось очень незначительное число боевиков ИГИЛ, являющихся гражданами различных государств.

55. Испытывая в Афганистане финансовые трудности, руководство ИГИЛ приказывало вымогать у местного населения деньги и иногда переставало платить боевикам. Тем не менее складывается впечатление, что нехватка финансовых ресурсов — не помеха их амбициям. Государства-члены отметили, что боевики ИГИЛ, как представляется, хорошо оснащены и устраивают в Кабуле нападения с использованием не самодельных взрывных устройств, а взрывных устройств военного назначения.

56. В отчетный период в Афганистане активизировалась поддержка движения «Талибан» со стороны боевиков «Аль-Каиды» и, в частности, членов ячеек, присягнувших на верность «Аль-Каиде на Индийском субконтиненте». Несколько государств-членов объяснили, что боевики «Аль-Каиды» проводят для талибов специальные занятия, на которых те обучаются, в частности, изготовлению самодельных взрывных устройств. Представители государств-членов пояснили, что помимо «Аль-Каиды на Индийском субконтиненте» на севере Афганистана продолжают сражаться боевики еще одной заметно выделяющейся группы — «Исламского движения Узбекистана» (QDe.010). По данным одного из государств-членов, «Исламское движение Узбекистана» также начало использовать альтернативное название — «Исламское движение Туркестана», а отколовшиеся от него группы, по-видимому, предпринимают попытки проникнуть на территорию Кыргызстана, Таджикистана и других центральноазиат-ских государств.

57. Боевики, которые выступают на стороне аффилированных с «Аль-Каидой» групп, включая «Лашкар-и-Тайба» (QDe.118) и «Техрик-и-Талибан Пакистан» (QDe.132), были вытеснены в результате военной операции «Зарб-и-Азаб» в Афганистан (S/2015/648, пункт 2), где и продолжают сражаться в рядах талибов. Одно государство-член сообщило, что в приграничных с Бангладеш районах действует организация «Харакат-уль-Джихад Ислами» (QDe.130), которая сотрудничает в регионе с группами «Аль-Каида на Индийском субконтиненте» и «Лашкар-и-Тайба». По данным одного из государств-членов, в феврале 2016 года в Дакке по обвинению в планировании нападений были арестованы шесть предполагаемых боевиков «Харакат-уль-Джихад Ис-лами».

58. Одно из государств-членов сообщило, что в течение последних девяти лет высшее руководство «Аль-Каиды» понесло тяжелые потери в регионе и стало чисто номинальным. Лидер «Аль-Каиды» Айман Мухаммед Раби аз-Завахири (QDi.006) не переправляет в аффилированные группы ни людей, ни денег, а также с трудом поддерживает с ними связь. Хотя высшие руководители «Аль-Каиды» понимают, что не могут покинуть этот район, они по-прежнему надеются, что движение «Талибан» добьется успеха и что они этим успехом смогут воспользоваться.

H. Юго-Восточная Азия

59. Серьезную озабоченность продолжала вызывать ситуация в странах Юго-Восточной Азии, поскольку их территория, в частности юг Филиппин, рассматривалась ИГИЛ как еще один возможный район операций. Хотя на момент подготовки настоящего доклада ИГИЛ еще официально не объявило в ЮгоВосточной Азии своего «вилайета» |71|, Иснилон Тотони Хапилон (QDi.204) был назначен «эмиром» ИГИЛ на Филиппинах |72|. В прошлом году ИГИЛ уделяло Юго-Восточной Азии повышенное внимание, рассматривая ее как район, где можно вербовать боевиков; в этом регионе проводилась пропаганда на местных языках (см. S/2016/830, пункт 20), и, по информации государств-членов, усиливалась угроза со стороны ИГИЛ. По мнению одного из государств-членов, тот факт, что эта организация ведет в регионе пропаганду |73| указывает на ее стремление активизировать вербовочную деятельность и быть привлекательной в глазах своих сторонников в Юго-Восточной Азии.

60. Беспокойство вызывает, в частности, то, что иностранные боевики-террористы, сражающиеся в Сирийской Арабской Республике и Ираке, участвуют в организации и финансировании совершаемых в регионе террористических нападений. В Сирийской Арабской Республике в рядах ИГИЛ воюют три известных иностранных боевика-террориста индонезийского происхождения — Бахрун Наим (не включен в перечень), Бахрумсия (не включен в перечень) и Абу Джандаль (не включен в перечень) |74|, которые имеют в Индонезии связи с сетевыми группами и такими лицами, как Абу Бакар Баасийр (QDi.217) и Аман Абдуррахман (не включен в перечень) (находящийся в заключении радикальный мусульманский проповедник), а также участвовали или участвуют в планировании нападений |75|. В Малайзии, Индонезии и на Филиппинах нападения уже были совершены связанными с ИГИЛ группами. К числу этих нападений относятся: взрыв в Джакарте, совершенный в январе 2016 года членами аффилированной с ИГИЛ группы; нападение на полицейский участок в центральной части Явы, Индонезия, которое было совершено в июле 2016 года террористом-смертником, связанным с Бахруном Наимом; взрыв в клубе «Мо-вида» в Малайзии в июле 2016 года, организацией которого руководил иностранный боевик-террорист малазийского происхождения Мухаммад Ваннди Мухамад Джеди (не включен в перечень), воюющий в Сирийской Арабской Республике; взрыв на рынке в Давао, Филиппины, в сентябре 2016 года, который является одним из примеров сотрудничества между ячейкой движения «Абу Сайяф» под руководством Хапилона (QDe.001), группой «Мауте» (не включена в перечень) и филиппинской организацией «Ансаруль-Хилафа» (не включена в перечень) |76|. Кроме того, финансовые ресурсы для нападения, совершенного в январе 2016 года в Джакарте, были переведены из Сирийской Арабской Республики через международную систему денежных переводов |77|.

61. Действующие в регионе террористические группы также финансируются за счет доходов от следующих видов преступной деятельности: похищение людей с целью получения выкупа |78|, контрабанда драгоценных камней, подделка паспортов и кража автомобилей и мотоциклов; онлайновый сбор средств через небольшие магазины; сбор пожертвований в социальных сетях (с использованием многочисленных банковских счетов для сбора и перемещения небольших сумм); и неправомерное использование благотворительных организаций |79|.

62. Озабоченность государств-членов из Юго-Восточной Азии вызывает также проблема возвращающихся иностранных боевиков-террористов. Большинство иностранных боевиков-террористов из Юго-Восточной Азии до сих пор остаются в Сирийской Арабской Республике и Ираке |80|. Тем не менее сохраняется угроза, что поток возвращающихся боевиков увеличится и что они ве р-нутся более подготовленными и мотивированными для совершения нападений. Эти боевики могут искать убежище в южной части Филиппин, и сотрудничество местных экстремистов с иностранными боевиками-террористами, как это уже было в прошлом, может иметь самые серьезные последствия |81|.

63. В Юго-Восточную Азию уже устремляются другие иностранные боевики-террористы. Иностранные боевики-террористы из Китая, принадлежащие к уйгурскому этническому меньшинству и поддерживающие связи с «Исламском движением Восточного Туркестана» (ИДВТ) (QDe.088), были арестованы при попытке присоединиться или были убиты после присоединения к местным террористам в Посо, Индонезия |82|, в то время как на юге Филиппин было подтверждено присутствие иностранных боевиков-террористов из Малайзии, Индонезии и даже Марокко |83|. Следует также отметить, что поскольку в Сирийской Арабской Республике и Ираке позиции ИГИЛ продолжают ослабевать, а многие иностранные боевики-террористы, не являющиеся выходцами из Юго-Восточной Азии, решают не возвращаться к себе на родину, Юго-Восточная Азия может стать предпочтительным маршрутом, в результате чего в регион может быть «экспортирован» конфликт. По данным одного из государств-членов, уже прослеживается следующая тенденция: иностранные боевики-террористы, не являющиеся выходцами из Юго-Восточной Азии, просят о высылке в страны Юго-Восточной Азии, для въезда в которые им не требуется виза.

III. Оценка воздействия

A. Воздействие на организацию «Исламское государство Ирака и Леванта» и Фронт в защиту народа Леванта «Ан-Нусра»

64. В своем восемнадцатом докладе Группа описала международные усилия, предпринятые для того, чтобы отрезать ИГИЛ от каналов международного финансирования, в том числе действия правительства Ирака по опубликованию списков скомпрометированных компаний, занимавшихся обменом валюты и переводом денежных средств в этой стране (S/2016/629, пункт 54). По данным одного из государств-членов, опубликование этих списков привело к тому, что организация ИГИЛ недополучила финансовые средства на миллионы долларов. Кроме того, в декабре 2016 года одно из государств-членов выявило на своей территории учреждения по оказанию финансовых услуг, которое совершало транзакции от имени ИГИЛ |84|.

65. Кроме того, Группа продолжала подчеркивать, что для распространения идей, обращения к сторонникам и стимулирования нападений ИГИЛ регулярно использует специально созданные для этого информационные ресурсы: агентство новостей «Амак», информационное агентство «Фуркан», информационный центр «Хаят» и фонды средств массовой информации «Аджнад» и «Итисам». Таким образом, с помощью этих ресурсов ИГИЛ намного легче осуществлять свою деятельность.

66. В целях активизации усилий к тому, чтобы в соответствии с резолюцией 2199 (2015) отказать ИГИЛ в доступе к международной финансовой системе и дезорганизовать операции ИГИЛ, Группа по наблюдению рекомендует Комитету обратиться к государствам-членам с письменным посланием о том, чтобы те из них, кто еще не сделал этого, предоставили Комитету перечни помогавших террористам структур, например финансовых учреждений, сознательно совершавших транзакции от имени ИГИЛ и ее основных информационных агентств.

67. В отчетный период Группа продолжала сотрудничать с государствами-членами, Международной организацией уголовной полиции (Интерпол) и Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), сосредоточившись на усилиях по подрыву способности ИГИЛ извлекать выгоду из контрабанды предметов древности и культурных ценностей. Несколько государств-членов сообщили Группе и ЮНЕСКО о проведении расследований и случаях конфискации предметов древности, вывезенных из Ирака и Сирийской Арабской Республики |85|. Одно из государств-членов подало гражданский иск о конфискации сбытых боевиками ИГИЛ предметов — золотого кольца, двух золотых монет и изделия из резного камня, для возвращения которых уже принимаются меры и стоимость которых, как полагают, достигает сотен тысяч долларов |86|. По мнению государств-членов и ЮНЕСКО, вопросы, изложенные в специальном докладе Группы о проблемах, с которыми сталкиваются коммерческие структуры (S/2016/213), остаются без решения. Они касаются, в частности, выявления предметов древности, вывезенных из Ирака и Сирийской Арабской Республики, и самоотверженной работы специальных правоохранительных органов (там же, пункты 30 и 31). Постоянный поток информации по этому вопросу исключительно важен для работы Группы и ЮНЕСКО.

68. Группа по наблюдению рекомендует Комитету обратиться к государствам-членам с письменным посланием о том, чтобы те из них, кто еще не сделал этого, продолжали сообщать Комитету и соответствующим заинтересованным сторонам, включая ЮНЕСКО и Группу, о конфискации и уголовных расследованиях в отношении предметов древности, незаконно вывезенных из Ирака после 2003 года и Сирийской Арабской Республики после 2011 года.

69. Несколько государств-членов подчеркнули, что расследования в отношении контрабанды предметов древности будут проводиться более эффективно, если будет составлено более полное представление о финансовых транзакциях, совершаемых в связи с перевозкой и продажей таких предметов. Один из первых шагов в этом направлении мог бы заключаться в том, чтобы государства-члены по мере необходимости взаимодействовали со структурами, отвечающими за сохранение памятников древности, при проведении своих национальных оценок риска во исполнение рекомендации 1 Группы разработки финансовых мер.

70. Группа по наблюдению рекомендует Комитету обратиться к государствам-членам с письменным посланием о том, чтобы те из них, кто еще не сделал этого, рассмотрели, при необходимости, вопрос о террористических финансовых потоках, упомянутых в резолюциях 2199 (2015) и 2253 (2015), включая потоки, связанные с контрабандой предметов древности, при проведении своих национальных оценок риска во исполнение рекомендации 1 Группы разработки финансовых мер.

71. Группа продолжала также обсуждать с государствами-членами и соответствующими заинтересованными сторонами непредвиденные последствия соблюдения режима санкций |87|. Одно из государств-членов, проводившее тщательное исследование проблем, с которыми сталкиваются гуманитарные организации, особо отметило, что устранение рисков |88| коммерческими банками остается одной из серьезных проблем для деятельности гуманитарных организаций в таких странах, как Ирак и Сирийская Арабская Республика, которые считаются зонами «повышенного риска». В результате гуманитарные организации все чаще вынуждены использовать неофициальные каналы перевода денежных средств для проведения своей деятельности, что мешает соответствующим органам государств-членов внимательно отслеживать денежные потоки и создает возможное прикрытие для злоумышленников, желающих неправомерно использовать гуманитарные организации для финансирования терроризма. Группа продолжит вместе с государствами-членами и другими соответствующими заинтересованными сторонами отслеживать эту ситуацию и при необходимости вынесет рекомендации в своем следующем докладе.

72. В результате переименования Фронта «Ан-Нусра» в «Джабхат фатх Аш-Шам» соблюдение режима санкций может осложниться. По оценке двух государств-членов (см. пункт 27 выше), это циничное «переименование» было произведено для того, чтобы эта группа могла сотрудничать с другими группами в Сирийской Арабской Республике и затруднить проведение различий между группами.

B. Воздействие на потоки иностранных боевиков-террористов

73. Впервые с 2014 года все государства-члены, представляющие Группе информацию, подчеркнули, что поток иностранных боевиков-террористов в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику резко сократился. Хотя другие зоны конфликта, например в различных частях Африки, по-видимому, продолжают притягивать к себе таких боевиков, в прошлом в этих регионах их всегда насчитывалось гораздо меньше в сравнении с количеством боевиков, пополняющих ядро ИГИЛ.

74. Одно из государств-членов сообщило, что, по его мнению, многие иностранные боевики-террористы, скорее всего, останутся в Ираке и Сирийской Арабской Республике, поскольку те, кто намеревались уехать, во многих случаях уже это сделали. По данным различных государств-членов, некоторые из оставшихся боевиков, скорее всего, погибнут на поле боя, учитывая тяжелые потери, которые несут боевики. На фоне военного ослабления ИГИЛ другие боевики будут перемещаться в пределах неуправляемых территорий и переходить в другие группы. Эти перемещающиеся боевики будут представлять серьезную угрозу безопасности, поскольку, как ожидается, они будут оставаться на радикальных позициях более длительное время, чем другие боевики, уже покинувшие зону конфликта.

75. Государства-члены обратили особое внимание на такой вопрос, как возвращение лиц с двойным гражданством. Несколько государств-членов указали, что они, как правило, знают о некоторых своих гражданах со вторым гражданством, которые стали иностранными боевиками-террористами и в настоящее время могут находиться в Ираке или Сирийской Арабской Республике. Но поскольку эти лица уехали из страны своего второго гражданства, информация об их личностях не всегда доходит до всех соответствующих государств-членов. В результате этого может возникнуть угроза безопасности, если они решат покинуть зону конфликта и возвращаться не в страну, с территории которой началась их поездка, а в страну второго гражданства. Одной из эффективных мер по снижению этого риска был бы обмен информацией между государствамичленами относительно личностей иностранных боевиков-террористов, имеющих более чем одно гражданство.

76. Группа по наблюдению рекомендует Комитету обратиться к государствам-членам с письменным посланием о том, что те из них, кто еще не сделал этого, в соответствии со своими национальными законами и постановлениями и в случае наличия у них информации об иностранных боевиках-террористах с более чем одним гражданством должны связаться с соответствующими государствами-членами и сообщить им имена иностранных боевиков-террористов, которые могут в них вернуться.

77. Несколько государств-членов отметили, что серьезную проблему представляет проверка подлинности национальных документов, удостоверяющих личность особо опасных возвращающихся и потенциальных иностранных боевиков-террористов. Такие лица могут использовать фальшивые или поддельные документы, удостоверяющие личность. В Интерполе функционирует электронная система документации и информации, предназначенная для проведения сетевых расследований и включающая базу данных об «изображениях, описаниях и средствах защиты подлинных проездных документов и удостоверений личности, выданных странами и международными организациями» |89|.

78. В целях повышения осведомленности среди должностных лиц государств-членов об электронной системе Интерпола по вопросам документации и информации, которая предназначена для проведения сетевых расследований и включает базу данных, Группа по наблюдению рекомендует Комитету обратиться к государствам-членам с письменным посланием о том, что те их них, кто еще не сделал этого, должны рекомендовать соответствующим должностным лицам изучить возможность использования этой базы данных для проверки подлинности документов, удостоверяющих личность возвращающихся и потенциальных иностранных боевиков-террористов.

IV. Санкционные меры

A. Запрет на поездки

79. Чтобы повысить осведомленность о санкционном перечне в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды», Группа продолжала взаимодействовать с государствами-членами и соответствующими международными организациями, в частности Международной организацией гражданской авиации, Международной ассоциацией воздушного транспорта, Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета и Целевой группой по осуществлению контртеррористических мероприятий. В этой связи Группа участвовала в ряде семинаров, организованных для должностных лиц государств-членов. Чтобы повысить осведомленность о пункте 9 резолюции 2178 (2014), Группа участвовала также в симпозиуме по программе установления личности пассажиров и совещании Группы экспертов по упрощению формальностей, которые были проведены в Канаде под эгидой Международной организации гражданской авиации. Как член международной коалиции по борьбе с ИГИЛ Группа участвовала также в сессии Рабочей группы по иностранным боевикам-террористам.

B. Замораживание активов

80. В целях повышения осведомленности о режиме санкций Группа по наблюдению продолжала сотрудничать с Группой разработки финансовых мер и ее региональными отделениями, а также с заинтересованными представителями частного сектора. Кроме того, Группа по наблюдению стала одним из организаторов и участников совместного специального совещания по вопросам борьбы с финансированием терроризма, которое проводилось в декабре 2016 года Комитетом Совета Безопасности, учрежденным резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по ИГИЛ (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, и Комитетом Совета Безопасности, учрежденным резолюцией 1373 (2001) по борьбе с терроризмом. В этом совещании приняли участие представители Группы разработки финансовых мер и должностные лица соответствующих государств-членов. Группа по наблюдению участвует также в совещаниях Группы по борьбе с финансированием ИГИЛ, действующей в рамках международной коалиции по противодействию ИГИЛ.

C. Эмбарго на поставки оружия

81. В течение последних нескольких лет Группа тесно взаимодействовала со Всемирной таможенной организацией по целому ряду направлений, таких, как учет вопроса о детонаторах, детонирующем шнуре и дистанционных переключателях в рамках программы «Глобальный щит», а также учет положений о санкциях Организации Объединенных Наций в руководящих указаниях, составленных Всемирной таможенной организацией, Международной ассоциацией воздушного транспорта и Международной организацией гражданской авиации и касающихся предварительной информации о пассажирах и борьбы с контрабандой предметов древности, незаконно вывезенных из Ирака и Сирийской Арабской Республики.

82. Группа выявила дополнительные трудности, мешающие таможенным органам осуществлять санкции Организации Объединенных Наций. Эти трудности связаны с получением таможенными органами информации, позволяющей идентифицировать физические и юридические лица. Хотя таможенные органы обычно имеют право запрашивать дополнительную операционную документацию для выявления физических или юридических лиц, действующих от имени указанных в перечне субъектов, эта информация должна сверяться с контрольными перечнями и списками рисков. Таким образом, если таможенные органы не будут иметь доступ к национальным системам по борьбе с терроризмом, их роль будет оставаться минимальной. Если информация об именах физических лиц и названиях и адресах юридических лиц и их филиалов не будет доступна, то задача по выявлению случаев перевозки и конфискации их грузов не будет решена. Группа будет сотрудничать с Всемирной таможенной организацией, Интерполом и государствами-членами в целях определения возможных шагов, направленных на активизацию обмена информацией между контртеррористическими и таможенными органами.

D. Санкционный перечень

83. В настоящее время Секретариат завершает работу по включению ссылок на специальные уведомления Интерпола — Совета Безопасности Организации Объединенных Наций во все позиции санкционного перечня в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды». Группа приветствует работу по включению этих важных дополнительных ссылок, которые будут не только содействовать повышению осведомленности о существовании специальных уведомлений среди должностных лиц государств-членов и других соответствующих заинтересованных сторон, но и обеспечат ускоренный доступ к биометрическим данным, включенным в такие уведомления.

84. В целях обеспечения осведомленности об этих новых ссылках всех заинтересованных сторон Группа по наблюдению рекомендует, чтобы по завершении проекта Комитет поручил Секретариату распространить информацию об этих дополнительных ссылках среди всех государств-членов.

V. Cудебные иски против режима санкций

85. В декабре 2016 года дело Мохаммеда аль-Габры (QDi.228), оспорившего свое включение в перечень Европейского союза, было однозначно решено в пользу Европейской комиссии |90|. В своих предыдущих докладах (S/2015/441 и S/2014/770) Группа отмечала, что это дело имеет важность, поскольку оно касается лица, имя которого сохраняется в санкционном перечне в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды», в то время как предыдущие дела, связанные с оспариванием в судах Европейского союза решений о включении в перечень, часто касаются лиц, имена которых из него уже были исключены.

86. Хотя иск, поданный г-ном Аль-Габрой против своего первоначального включения в перечень Европейского союза, был отклонен по причине срока давности |91|, Суд все же поочередно рассмотрел и отклонил его иски против решения Европейской комиссии о сохранении его имени в перечне Европейского союза. В связи с этим решение включает формулировки, позволяющие Европейскому союзу соблюдать режим санкций в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды» |92| и учитывающие меры, принимавшиеся Советом Безопасности на протяжении ряда лет в целях более эффективного применения надлежащей правовой процедуры. В частности, Суд признал и, по-видимому, приветствовал обмен мнениями между Европейской комиссией и Комитетом по санкциям о причинах включения в перечень и роли Канцелярии Омбудсмена в качестве одного из средств правовой защиты, которые предоставляются лицам, добивающимся исключения из санкционного перечня в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды» |93|. Суд подчеркнул, что заявитель не использовал все имевшиеся в его распоряжении средства правовой защиты. Суд считал, что, хотя заявитель не обязан обращаться к Омбудсмену, у него нет «разумных оснований» не делать этого, и пришел к выводу, что такое поведение «не способствует снятию обоснованных подозрений», которые ложатся на него |94|. Суд также рассмотрел основания для включения в перечень, которые были доведены до сведения Европейской комиссии Комитетом по санкциям, и пришел к выводу, что они в достаточной мере подтверждаются доказательствами, представленными Суду (включая подтверждающие доказательства Соединенного Королевства), и служат «особо прочной фактологической базой» |95|.

VI. Деятельность Группы и отзывы

87. В период с июня по декабрь 2016 года Группа организовала 25 страновых и технических поездок. Она продолжала содействовать соблюдению режима санкций посредством своего участия в 35 международных конференциях, совещаниях и семинарах, проведенных в частности Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, Европейским союзом, Глобальным контртеррористическим форумом и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе. Группа установила также контакты с Организацией Договора о коллективной безопасности и Шанхайской организацией сотрудничества. Группа организовала два региональных совещания с участием представителей разведывательных служб и органов безопасности, в ходе которых были тщательно изучены угрозы, исходящие от ИГИЛ, «Аль-Каиды» и связанных с ними лиц и организаций в Юго -Восточной Азии и Западной Африке. Группа проинформировала участников о том, что режим санкций может использоваться в качестве одного из неотъемлемых элементов национальной стратегии по борьбе с терроризмом, и призвала к активизации региональных усилий по обмену информацией в целях борьбы с этой угрозой.

88. Группа продолжала взаимодействовать с организациями и ассоциациями в таких областях, как финансы, энергетика, торговля предметами древности и информационно-коммуникационные технологии. Группа повысила осведомленность об оружейном эмбарго в ходе параллельного мероприятия по вопросам самодельных взрывных устройств, которое было проведено Первым комитетом Генеральной Ассамблеи. Члены Группы участвовали также в ряде семинаров и специальном совещании, которые были организованы фондом «ИКТ для мира» и Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета. В ходе этих мероприятий Группа повышала осведомленность о положениях режима санкций и санкционном перечне в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды». В соответствии с пунктом 97 резолюции 2253 (2015) Группа тесно сотрудничает с Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета по вопросам подготовки предусмотренных мандатами докладов Генерального секретаря. Группа остается одним из активных членов Целевой группы по осуществлению контртеррористических мероприятий, участвуя в деятельности ее рабочих групп.

89. Отзывы о настоящем докладе Группа просит направлять по адресу 1267mt@un.org.


Annex I
Litigation by or relating to individuals on the sanctions list

1. The legal challenges involving individuals and entities on the ISIL (Da'esh) & Al-Qaida Sanctions List, or whose names the Committee has removed therefrom, known to the Team to be pending or to have been recently concluded are described below.

European Union

2. The action brought by Mohammed Al Ghabra (QDi.228) against the European Commission seeking annulment of the restrictive measures adopted against him was dismissed by the General Court because it was time barred.™ The applicant can choose to lodge an appeal.

3. The action brought by Al-Bashir Mohammed Al-Faqih, Ghunia Abdrabbah, Taher Nasuf and Sanabel Relief Agency Limited (all delisted) against the European Commission was dismissed by the General Court.b The General Court found that the Commission had carried out its obligation to carefully and impartially examine whether the reasons for listing are well founded in light of the comments made by the parties and the evidence provided. The General Court also found that Sanabel Relief Agency did not have an interest in the proceedings because it had ceased to exist. The case has been appealed and is pending before the European Court of Justice.c

Pakistan

4. The action brought by the Al Rashid Trust (QDe.005) against the application of the sanctions measures against it remains pending in the Supreme Court of Pakistan on appeal by the Government from an adverse decision in 2003. The similar challenge brought by Al-Akhtar Trust International (QDe.121) remains pending before a provincial high court.d

5. In addition to the two cases mentioned above, a trustee of Pakistan Relief Foundation (listed as an alias of Al-Akhtar Trust International) has challenged the freezing of his bank account.e

United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland

6. The United Kingdom is defending judicial review challenges to its decision -making with regard to the designations under the Al-Qaida sanctions regime of Abdulbasit Abdulrahim, Abdulbaqi Mohammed Khaled and Maftah Mohamed Elmabruk (all delisted). The cases are currently proceeding with hearings related to the use of closed evidence.f

™ Judgment of the General Court (Third Chamber), case T-248/13, MohammedAl-Ghabra v. European Commission (supported by the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the Council of Europe), 13 December 2016.
b Judgment of the General Court (Seventh Chamber), case T-134/11, Al-Faqih and Others v. Commission, 28 October 2015.
c C-19/16P, Al-Faqih and Others v. Commission.
d Information provided by Pakistan.
e Information provided by Pakistan.
f Information provided by the United Kingdom.


Annex II

ISIL core leadership™


Click to enlarge

™ Based on information provided by a Member State. For individuals marked with an X, information has also been provided by a second Member State.


Сноски:

1. Общее число членов «Аль-Каиды» и ее приверженцев трудно оценить из-за менее ясных методов вербовки, используемых этой организацией. Тем не менее их число, вероятно, является значительным. По оценкам одного из государств-членов, их общее число может составлять десятки тысяч людей в более чем 60 странах. [Текст]

2. Государство-член сообщило также о том, что авиакомпании отказываются принимать на борт возвращающихся боевиков как нежелательных пассажиров, если только они не обеспечиваются сопровождением в лице сотрудников безопасности. [Текст]

3. В резолюции 2178 (2014) основное внимание уделяется перемещению иностранных боевиков-террористов из своих родных стран в зоны конфликта. [Текст]

4. По данным одного из государств-членов, ИГИЛ, как представляется, занимает прочные позиции в этом городе. [Текст]

5. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

6. Информация, предоставленная государством-членом. Группа также сообщала об этом в прошлом: см. S/2014/815, пункт 49, и S/2014/770, пункт 70. [Текст]

7. Группа обратила особое внимание на эту опасность в 2014 году. См. S/2014/815, пункт 45. [Текст]

8. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

9. Информация, предоставленная государством-членом. См. также Daniel Milton, Communication Breakdown: Unravelling the Islamic State's Media Efforts (West Point, New York, Combating Terrorism Center at Westpoint, 10 October 2016). Имеется по адресу www.ctc.usma.edu/v2/wp-content/uploads/2016/10/ISMedia_Online.pdf. [Текст]

10. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

11. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

12. Значительно сократилась зарплата, выплачиваемая боевикам ИГИЛ, на которую уходит наибольшая часть средств группы (см. S/2016/501, пункт 9). [Текст]

13. Информация, предоставленная государством-членом. Одно из государств-членов сообщило о том, что два члена ИГИЛ, ведающих финансовыми вопросами, бежали из Ирака в июле 2016 года, прихватив с собой суммы в размере 750 000 долл. США и 1 млн. долл. США из средств группы. [Текст]

14. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

15. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

16. Остальная часть средств поступает в результате разграбления предметов древности, похищения людей с целью получения выкупа, внешних пожертвований, продажи сельскохозяйственной продукции и электроэнергии и торговли людьми. Информация, предоставленная государствами-членами. [Текст]

17. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

18. Информация, полученная от одного из государств-членов, свидетельствует о том, что в 2016 году доходы ИГИЛ от продажи углеводородного топлива, возможно, сократились вдвое. [Текст]

19. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

20. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

21. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

22. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

23. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

24. United States Department of Justice, "United States files complaint seeking forfeiture of antiquities associated with the Islamic State of Iraq and the Levant (ISIL)", 15 December 2016. [Текст]

25. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

26. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

27. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

28. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

29. По данным одного из государств-членов, ИГИЛ уже сокращает свои административные и социальные расходы. [Текст]

30. Информация, предоставленная государством-членом. В своем предыдущем докладе (S/2016/629, пункты 26, 32 и 55) Группа сообщала о финансировании ядром ИГИЛ ряда своих филиалов. [Текст]

31. Аудиозапись заявления Ахмеда Хасана Абу аль-Хейра, который, как установлено, является заместителем Аймана Мухаммеда Раби аз-Завахири (QDi.006), опубликованного фондом средств массовой информации «Аль-Манара аль-Байда» 28 июля 2016 года. Он поясняет, что Аль-Джавлани может делать «все, что необходимо для продолжения сирийского джихада». [Текст]

32. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

33. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

34. По сравнению с тем, как АКАП осуществляла контроль в Зинджибаре в 2011/12 году, когда, по мнению ряда государств-членов, АКАП оттолкнула от себя местное население. [Текст]

35. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

36. AQAP Telegram channel, "Retaking control over the strategic Mount Kasad in Bayda' province", сообщение, распространенное 13 декабря 2016 года. [Текст]

37. Alessandria Masi, "Al Qaeda winning hearts and minds over ISIS in Yemen with social services", International Business Times, 7 April 2016. Имеется по адресу www.ibtimes.com/al-qaeda-winning-hearts-minds-over-isis-yemen-social-services-2346835. [Текст]

38. Bill Roggio and Caleb Weiss, "AQAP details 'special forces' training camp", Long War Journal, 14 July 2016. Имеется по адресу www.longwarjournal.org/archives/2016/07/aqap-details-special-forces-training-camp.php. [Текст]

39. Информация, предоставленная государством-членом. См. также United States Department of the Treasury, "Treasury designates key facilitators and front company providing support to Al-Qaida in the Arabian Peninsula", 7 December 2016. [Текст]

40. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

41. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

42. "Breaking: killing more than 70 apostates from Yemeni security in a martyrdom-seeking operation in north-eastern Aden", коммюнике, распространенное 18 декабря 2016 года. [Текст]

43. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

44. "Saudi stadium terror plot thwarted", Al Arabiya English, 30 October 2016. Имеется по адресу http://english.alarabiya.net/en/2016/10/30/Saudi-foils-terror-attack-near-stadium-.html. [Текст]

45. "Libye: Syrte officiellement libérée de l'EI", Le Figaro, 17 December 2016. Имеется по адресу www.lefigaro.fr/flash-actu/2016/12/17/97001-20161217FILWWW00159-libye-syrte-officiellement-liberee-de-l-ei.php. [Текст]

46. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

47. "Suicide bomber kills seven in Libyan city of Benghazi: officials", Reuters, 18 December 2016. Имеется по адресу www.reuters.com/article/us-libya-security-benghazi-idUSKBN1470QS. [Текст]

48. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

49. Коммюнике, распространенное в сети «Твиттер» 29 августа 2016 года. [Текст]

50. "Detonating a mine on Mount Ouargha near the city of El Kef", коммюнике, распространенное в сети «Телеграм», 11 декабря 2016 года. [Текст]

51. Shade of the Sword Series: Lions of al-Qayrawan, видеозапись, распространенная в социальных сетях 3 декабря 2016 года. [Текст]

52. Пресс-релиз агентства новостей «Амак» в социальных сетях от 6 ноября 2016 года. [Текст]

53. Пресс-релиз агентства новостей «Амак» в социальных сетях от 15 ноября 2016 года. [Текст]

54. "Breaking: killing and wounding nearly 80 crusaders in martyrdom-seeking operation in downtown Cairo", коммюнике, распространенное в социальных сетях 13 декабря 2016 года. [Текст]

55. "Egypt says kills leader of ISIS Sinai branch suspected of downing Russian plane", Russia Today, 4 August 2016. Имеется по адресу www.rt.com/news/354643-egypt-isis-sinai-leader/. [Текст]

56. После нападений на гостиницы в Бамако, Уагадугу и Гран-Басаме (Кот-д'Ивуар) в 2015 и 2016 годах. [Текст]

57. В одном из государств-членов в Западной Африке ведется расследование по делу торговца, подозреваемого в поставке автомобилей типа «пикап» для аффилированных с ИГИЛ и «Аль-Каидой» группировок. Другие государства-члены выразили озабоченность по поводу поставки аналогичных типов транспортных средств для включенных в перечень организаций, которые действуют в других зонах конфликта. [Текст]

58. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

59. Размещено в сети «Телеграм». До этого он уже однажды, в мае 2015 года, лично присягал на верность ИГИЛ. [Текст]

60. Нападения на таможню в Маркойе 1 сентября и сотрудников органов безопасности в Интангоме 12 октября 2016 года. [Текст]

61. Фигурирует в перечне как «Джамаату ахлис Сунна Лиддаавати валь-Джихад» (Qde.138). [Текст]

62. Так, 2 августа 2016 года в подконтрольной ИГИЛ газете «Наба» было опубликовано интервью с аль-Барнауи, размещенное в сетях «Телеграм» и «Твиттер», в котором он назывался «губернатором» ИГИЛ в «провинции Западная Африка». [Текст]

63. Информация, предоставленная государством-членом, и Financial Action Task Force, Intergovernmental Action Group against Money Laundering in West Africa and Task Force on Money Laundering in Central Africa, Terrorist Financing in West and Central Africa (Paris, Financial Action Task Force, 2016), pp. 10-17 and 33. [Текст]

64. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

65. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

66. Абдулкадыр Мумин принадлежит к подклану Маджиртин, входящему в клан Дарод. [Текст]

67. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

68. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

69. См. S/2016/629, пункт 18, в котором отмечается, что численность боевиков, по оценкам, не превышала 3500 человек. [Текст]

70. По сведениям государств-членов, некоторые боевики ИГИЛ действуют в провинциях Кунар, Нуристан, Лагман, Бадахшан, Баглан, Кундуз и Забуль. В северной части Афганистана ИГИЛ сотрудничает с организацией «Джундаллах» (не включена в перечень), связанной с группой «Техрик-и-Талибан Пакистан». [Текст]

71. По информации одного из государств-членов, предпосылки для провозглашения на территории Филиппин «вилайета» еще не сложились. [Текст]

72. Хапилон возглавляет ячейку группировки «Абу Сайяф» (QDe.001), действующую в провинции Басилан, и группу «Давахтул исламия валиятул Машрик» (не включена в перечень), объединяющую другие группировки. Информация предоставлена государством-членом. [Текст]

73. В том числе видеоматериалы, изображающие боевиков из стран Юго-Восточной Азии, и публикации на местных языках. [Текст]

74. По информации одного из государств-членов, Абу Джандаль был, возможно, убит. [Текст]

75. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

76. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

77. Информация, предоставленная государством-членом. См. также S/2016/830, пункт 21. [Текст]

78. Похищение людей с целью получения выкупа уже в течение многих лет является для группировки «Абу Сайяф» излюбленным средством мобилизации финансовых средств. В последнее время большая часть похищений была осуществлена ячейкой «Абу Сайяф», действующей в провинции Сулу, во главе с Радуланом Сахироном (QDi.208), который не присоединился к ИГИЛ. Вместе с тем ячейка Хапилона получает выгоду от деятельности ячейки Сахирона по организации похищений. Информация предоставлена государством-членом. [Текст]

79. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

80. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

81. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

82. Следует отметить, что Абу Варда, известный под именем Сантосо (не включен в перечень) и руководивший в Посо группой «Моджахеды индонезийского Тимура» (МИТ) (QDe.150)), был убит в ходе операции индонезийских сил безопасности. [Текст]

83. Марокканский инструктор по изготовлению бомб был убит на юге Филиппин. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

84. United States Department of the Treasury, "Treasury sanctions senior ISIL financier and two money services businesses", 13 December 2016. [Текст]

85. По имеющимся данным, в государствах-членах проводится в общей сложности около 150 уголовных расследований по этому вопросу. [Текст]

86. United States Department of Justice, "United States files complaint seeking forfeiture of antiquities associated with the Islamic State of Iraq and the Levant (ISIL)". [Текст]

87. Пункт 30 резолюции 2199 (2015). [Текст]

88. По мнению Группы разработки финансовых мер, устранение рисков осуществляется в том случае, если финансовые учреждения прекращают или ограничивают деловые отношения с клиентами или категориями клиентов с целью избежание рисков, а не для их регулирования. Деятельность по устранению рисков рассматривается в Руководстве по вопросам обслуживания корреспондентских счетов, опубликованном Группой в октябре 2016 года. [Текст]

89. См. www.interpol.int/INTERPOL-expertise/Databases. [Текст]

90. Judgment of the General Court (Third Chamber), case T-248/13, Mohammed Al-Ghabra v. European Commission (supported by the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the Council of the European Union), 13 December 2016. [Текст]

91. Ibid., para. 45. [Текст]

92. Суд пришел к выводу, что у этого решения есть один недостаток — неприемлемо большой срок, который потребовался Комиссии для того, чтобы завершить рассмотрение иска о включении в перечень (более четырех лет). Этот вывод не сыграл, однако, решающего значения в рассмотрении дела, поскольку, по мнению Суда, задержка не сказалась на способности заявителя обеспечивать свою защиту. Ibid, paras. 56 and 61-63. [Текст]

93. Ibid., paras. 75, 177-179 and 190-191. [Текст]

94. Ibid., paras. 177-181. [Текст]

95. Ibid., para. 177. [Текст]


Bookshop Donate Radio Nizkor

Islamic paramilitary organizations
small logoThis document has been published on 21Feb17 by the Equipo Nizkor and Derechos Human Rights. In accordance with Title 17 U.S.C. Section 107, this material is distributed without profit to those who have expressed a prior interest in receiving the included information for research and educational purposes.