Information
Equipo Nizkor
        Bookshop | Donate
Derechos | Equipo Nizkor       

07авг17

English | Français | Español


Двадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, представленный во исполнение резолюции 2253 (2015) по ИГИЛ (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам и организациям


Back to top

Организация Объединенных Наций
Совет Безопасности

S/2017/573

Distr.: General
7 August 2017
Russian
Original: English

Письмо Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, от 7 августа 2017 года на имя Председателя Совета Безопасности

Имею честь настоящим препроводить двадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, учрежденной резолюцией 1526 (2004), который был представлен Комитету Совету Безопасности, учрежденному резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, в соответствии с пунктом (a) приложения I к резолюции 2253 (2015).

Буду признателен за доведение настоящего письма и доклада до сведения членов Совета Безопасности и за их распространение в качестве документа Совета.

(Подпись) Кайрат Умаров
Председатель
Комитет Совета Безопасности,
учрежденный резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011)
и 2253 (2015) по организации
«Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ),
организации «Аль-Каида» и связанным
с ними лицам, группам, предприятиям и организациям


Письмо Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями от 30 июня 2017 года на имя Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, направляемое в соответствии с пунктом (a) приложения I к резолюции 2253 (2015)

Имею честь сослаться на пункт (a) приложения I к резолюции 2253 (2015), в котором Совет Безопасности просил Группу по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями каждые шесть месяцев представлять Комитету Совета Безопасности, учрежденному резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям, в письменном виде всеобъемлющие, независимо подготовленные доклады (первый — к 30 июня 2016 года).

Руководствуясь этим, я препровождаю Вам двадцатый всеобъемлющий доклад Группы по наблюдению, подготовленный во исполнении просьбы, содержащейся в приложении I к резолюции 2253 (2015). Группа отмечает, что подлинный текст настоящего доклада составлен на английском языке.

(Подпись) Ханс-Якоб Шиндлер
Координатор
Группа по аналитической поддержке
и наблюдению за санкциями


Двадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, представленный во исполнение резолюции 2253 (2015) по ИГИЛ (ДАИШ), организации «Аль-Каида» и связанным с ними лицам и организациям

Содержание

I. Общий анализ угрозы

II. Региональные тенденции

III. Оценка воздействия

IV. Санкционные меры

V. Деятельность группы и отзывы

Приложение
Судебное рассмотрение исков, поданных фигурантами санкционного перечня, или имеющих к ним отношение


Резюме

Характер угрозы, исходящей от «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ)а, продолжает меняться. Несмотря на военное давление, оказываемое на эту группу в Ираке и Сирийской Арабской Республике, а также в других регионах мира, ядро ИГИЛ сохраняет способность направлять денежные средства своим сторонникам за пределами зоны конфликта. Кроме того, организация по-прежнему привлекает людей для совершения внешних террористических актовь и содействует их осуществлению, что подтверждается ростом числа терактов, совершенных в Европе.

«Аль-Каида» и особенно связанные с ней группы продемонстрировали значительную жизнеспособность в некоторых районах, таких как Западная Африка, Восточная Африка и Аравийский полуостров, и сохраняют в своих соответствующих регионах более мощные сети, нежели действующие там группы, связанные с ИГИЛ. Несмотря на продолжающееся стратегическое соперничество между ИГИЛ и «Аль-Каидой» (см. S/2016/629, пункты 1-3), постоянная смена союзников и сотрудничество на тактическом уровне в нескольких регионах также позволяют боевикам перемещаться между различными группами.

Отмечается усиление угрозы в Юго-Восточной Азии. Как уже говорилось в предыдущем докладе Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями (см. S/2017/35, пункты 59-63), ИГИЛ стремится закрепиться в этом регионе. Недавние события в южной части Филиппин продемонстрировали серьезность этой угрозы.

Наблюдается дальнейшее сокращение общего числа иностранных боевиков-террористов, направляющихся в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику. Кроме того, продолжает ухудшаться и финансовое положение ядра ИГИЛ, главным образом в результате неослабного военного давления на эту группу.


В перечне значится как «"Аль-Каида" в Ираке» (QDe.115).
ь Террористические акты, совершаемые за пределами районов, подконтрольных ИГИЛ, и зон конфликтов.

I. Общий анализ угрозы

A. Изменение характера угрозы, исходящей от «Исламского государства Ирака и Леванта» и «Аль-Каиды»

1. Характер угрозы, исходящей от ИГИЛ, меняется. В то же время «Аль-Каида» показала, что она по-прежнему представляет серьезную опасность в ряде регионов мира. Ядро ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике продолжает адаптироваться в условиях оказываемого на него постоянного военного давления, делегируя руководство местным командирам и переходя на защищенные каналы связи (см. S/2017/35, пункты 16 и 17). В ответ на оказываемое давление ИГИЛ также продолжает активно применять тактику внешних терактов, привлекая для их совершения членов организации и сочувствующих ей лиц. Сети «Аль-Каиды» также сохраняют свою жизнеспособность. В Западной Африке организация «"Аль-Каида" в странах исламского Магриба» (АКИМ) (QDe.014) и некоторые из отколовшихся от нее групп сформировали новую коалицию под названием «Джамаат нусрат аль-ислам вал-муслимин» («Группа по поддержке ислама и мусульман»).

B. «Исламское государство Ирака и Леванта»: перемещение денежных средств и людей

2. Несмотря на военное давление и сокращение доходов, ядро ИГИЛ продолжает направлять денежные средства связанным с этой организацией группам во всем мире как с помощью лиц, предоставляющих услуги перевода денег или ценностей, так и посредством перевозки крупных сумм наличности |1|. Ядро ИГИЛ также отправляет денежные средства в места, где отсутствуют связанные с ней группы, что одно из государств-членов расценивает как попытку организации подготовиться к потенциальному военному поражению в Сирийской Арабской Республике и Ираке (см. S/2017/467, пункт 13). Пересылаемые денежные средства часто разбиваются на небольшие суммы, что затрудняет их выявление |2|. В некоторых случаях ИГИЛ привлекает профессиональных курьеров, которые получают вознаграждение за свои услуги и отбираются с учетом их гражданства и способности совершать поездки в конкретные страны |3|. При этом возможность перемещения этих средств во многом зависит от наличия транзитных маршрутов, многие из которых в настоящее время перекрываются |4|. ИГИЛ также все активнее добивается, чтобы связанные с ней группы были более самостоятельными в финансовом отношении (см. S/2017/467, пункт 12). Вместе с тем она будет продолжать финансировать связанные с ней группы до тех пор, пока у нее есть такая возможность |5|.

C. Возвращающиеся и перемещающиеся боевики

3. В дополнение к переводу денежных средств из Ирака и Сирийской Арабской Республики ИГИЛ, как представляется, также принимает меры к тому, чтобы иметь своих людей в различных регионах мира. Согласно информации, предоставленной одним из государств-членов, боевики, покидающие зону конфликта, по-видимому, подробно инструктируются относительно линии поведения при контакте с органами власти, предположительно с целью избежать высылки этих людей в страны, где им может грозить арест. Это может свидетельствовать о целенаправленном стремлении ИГИЛ обеспечить свое присутствие в различных регионах направлением в них этих боевиков.

4. Возвращающиеся боевики представляют собой проблему иного рода. Несколько государств-членов пояснили, что в целом возвращающихся боевиков можно разделить на три общие категории. Первая категория — это люди, которые разочаровались в ИГИЛ как в группе и в терроризме как в идеологии и, следовательно, потенциально могут быть дерадикализированы и реинтегриро-ваны. Ко второй категории, значительно менее многочисленной, относятся люди, которые возвращаются специально с целью совершения террористических актов и поэтому представляют серьезную опасность для государств-членов. Сложнее всего описать третью категорию, поскольку сюда входят те, кто явно порвал с ИГИЛ, разочаровавшись в ней как в организации, но по-прежнему придерживается радикальных взглядов и готов присоединиться к другой террористической группе при наличии такой возможности. Это особенно сложный случай, поскольку эти люди все равно представляют опасность, несмотря на отсутствие в настоящий момент конкретных признаков их связей с террористическими группами.

II. Региональные тенденции

A. Европа

5. В течение отчетного периода ядро ИГИЛ продолжало заниматься организацией терактов в Европе и побуждать сторонников к их исполнению. В первой половине 2017 года ИГИЛ уже публично взяло на себя ответственность за несколько терактов в Европе — свидетельство того, что этот регион остается приоритетной целью для внешних терактов, совершаемых сторонниками ИГИЛ.

6. При этом пока в 2017 году в Европе не было совершено крупномасштабных терактов, которые были бы организованы ИГИЛ напрямую |6|. Исполнители всех крупных терактов, которые имели место в Европе в течение отчетного периода, были ранее по крайней мере в какой-то степени связаны с ИГИЛ, однако сама группа играла лишь вспомогательную роль. В ходе проведенных расследований было установлено, что лица, причастные к этим терактам, были связаны с сетями поддержки радикалов, созданными в Европе или в зонах конфликта. Конкретным примером такой оперативной сети является сеть, поддерживавшая Рашида Кассима |7| (в перечне не фигурирует).

7. Объектами нападений со стороны ИГИЛ в основном становились сотрудники правоохранительных органов и военнослужащие, а также слабозащищенные цели, такие как станции метро в Санкт-Петербурге, Российская Федерация (3 апреля 2017 года), и концертный зал в Манчестере, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (22 мая 2017 года). В некоторых из этих терактов одновременно применялись разные средства, как, например, в Лондоне 22 марта и 3 июня, когда террористы использовали автомобили и ножи. Террористы применяют простейшие средства, следуя инструкциям ныне покойного Абу Мохамеда аль-Аднани (QDi.325), который начал рекомендовать такие методы еще в 2014 году. При этом в некоторых терактах, например в Санкт-Петербурге, Манчестере и Брюсселе, применялись также самодельные взрывные устройства. Такие устройства были применены в Париже и Брюсселе в 2015 и 2016 годах; их также предполагалось использовать в ряде предотвращенных терактов, которые планировалось совершить в некоторых европейских странах.

8. Используя социальные сети, ИГИЛ призывает своих сторонников в Европе (из числа как лиц, вернувшихся из зон конфликта, так и тех, кто не воевал) совершать теракты в странах их проживания. Эта группа продолжает распространять различные материалы, посвященные методам совершения терактов с использованием подручных средств, и инструкции по изготовлению самодельных взрывных устройств.

9. В отчетный период поток иностранных боевиков-террористов из Европы в зоны конфликта продолжал сокращаться. Европейские государства-члены стали значительно активнее обмениваться информацией об иностранных боевиках-террористах через Европейское полицейское ведомство и/или Международную организацию уголовной полиции (Интерпол). При этом тот факт, что сторонники ИГИЛ в Европе по-прежнему готовы совершать теракты, свидетельствует о способности этой группы вербовать и побуждать к действиям своих последователей в этом регионе. В исполнении этих терактов участвуют как те, кому не дали совершить поездку в ту или иную зону конфликта, так и те, кто ранее не намеревался совершать таких поездок.

10. Некоторые государства-члены сообщили о растущей радикализации и распространении насильственного экстремизма в связи с деятельностью сетей ИГИЛ в Европе. Кроме того, государства-члены обратили особое внимание на то, что спортивные клубы и тюрьмы могут стать местами вербовки, и на необходимость разработки в этой связи специальных программ по дерадикализа-ции. Кроме того, была отмечена опасность радикализации лиц, работающих на критически важных объектах инфраструктуры.

11. Государства-члены подчеркнули важность признания того, что в боевых действиях в зонах конфликтов также принимали участие женщины, которые могут по-прежнему представлять угрозу по возвращении. Некоторые государства-члены обратили внимание на вопросы, связанные с детьми. Многие из родившихся в зонах конфликта не имеют документов, что затрудняет установление их правового статуса.

12. Одно государство-член отметило неуклонный рост числа несовершеннолетних, покидающих зоны конфликта. Их жизненный опыт, полученный в период нахождения в зонах конфликта, включает — в зависимости от возраста — прохождение соответствующей подготовки, участие в актах крайней жестокости и радикализацию, что требует особого внимания и стратегий, которые бы принимали во внимание механизмы правовой защиты, действующие в отношении несовершеннолетних.

13. Государства-члены продолжают сообщать о том, что европейские иностранные боевики-террористы служат источником дохода для ИГИЛ. К основным методам получения денежных средств относятся: преступления против собственности, мошенничество с государственными пособиями, мошенничество с договорами аренды и потребительскими кредитами, финансовые преступления, такие как мошенничество с налогом на добавленную стоимость, и сбор пожертвований, в том числе через социальные сети |8|. Участие экстремистов в некоторых из этих видов преступной деятельности усиливает их уязвимость, так как дает правоохранительным органам основания для привлечения их к ответственности за менее тяжкие правонарушения в тех случаях, когда трудно получить доказательства, необходимые для преследования за террористические преступления.

B. Левант

14. В течение отчетного периода ИГИЛ по-прежнему находилась под постоянным военным давлением в Ираке и Сирийской Арабской Республике, где эта группа продолжает терять контроль над территорией. Согласно информации, предоставленной несколькими государствами-членами, верхушка группы покинула Мосул, Ирак, до начала штурма этого города, который проводился иракскими войсками при поддержке коалиции по борьбе с ИГИЛ. Кроме того, два государства-члена сообщили о том, что основной состав ИГИЛ покинул Эр-Ракку, Сирийская Арабская Республика, по всей видимости, опасаясь нарастания военного давления, воздушных ударов и возможного штурма этого города.

15. Как Группа уже сообщала ранее (см. S/2017/35, пункт 13), в ходе боев за Мосул ИГИЛ оказала значительное сопротивление. Тем не менее группа постепенно утрачивает контроль над городом. При этом, согласно информации, предоставленной государствами-членами, ИГИЛ продолжает минировать туннели и дома самодельными взрывными устройствами и использовать мирных жителей в качестве «живого щита» (см. S/2017/35, пункт 15).

16. Сопротивление, оказанное ИГИЛ силам, наступающим на Мосул, также свидетельствует о том, что ее структура командования и управления разрушена не полностью и что эта группа по-прежнему представляет значительную военную угрозу. Государства-члены предполагают, что группа будет и дальше адаптировать свою структуру командования и управления (см. S/2017/35, пункт 16). По мнению одного из государств-членов, возможен сценарий, когда территория, контролируемая ИГИЛ, распадется на мелкие области, а сама группа в конечном итоге разделится на отдельные ячейки без единой структуры командования.

17. Предположительно в отместку за утрату своих территорий в Ираке ИГИЛ продолжает совершать террористические акты в этой стране, в частности в Багдаде. Так, 19 мая 2017 года несколько террористов-смертников группы совершили теракты в Багдаде и Басре, в результате которых погибли более 50 человек. В Багдаде террористическая деятельность ведется ячейками ИГИЛ, использующими такие методы, как подрыв начиненных взрывчаткой автомобилей, и убийство конкретных лиц.

18. По данным одного из государств-членов, у ИГИЛ возникли проблемы с оснащением высококачественной техникой, однако не исключено, что группа по-прежнему способна производить некоторые виды техники, такие как ракетные пусковые установки, и осуществлять сборку самодельных взрывных устройств в более крупных масштабах (см. S/2017/467, пункт 4). Помимо использования беспилотных летательных аппаратов, доступных в свободной продаже, члены ИГИЛ научились модифицировать их и создавать собственные аппараты из комплектующих, имеющихся в свободной продаже. Ряд государств-членов особо отметили, что группа использует беспилотные летательные аппараты для выполнения сложных задач, в частности для съемки пропагандистских материалов, для наблюдения, для наведения на цель при стрельбе непрямой наводкой и для доставки и сброса небольших бомб и самодельных взрывных устройств. В некоторых случаях ИГИЛ также обрушивала начиненные взрывчаткой БПЛА на атакующие силы.

19. Ряд государств-членов отметили сокращение числа боевиков ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике. При этом ввиду нестабильной военной ситуации государствам-членам трудно представить конкретные данные об общем числе боевиков ИГИЛ в этих двух странах. Нет точных сведений ни о числе боевиков, пересекших границу, ни о каких-либо потенциальных разногласиях между сирийскими и иракскими элементами в рамках ИГИЛ.

20. Несколько государств-членов подчеркнули, что, несмотря на утрату ИГИЛ физической территории, присутствие и деятельность этой группы в Интернете по-прежнему представляют серьезную угрозу. Это позволяет ей менее заметным образом вербовать сторонников и содействовать совершению терактов в разных регионах. Что касается пропаганды ИГИЛ, то военное давление, безусловно, возымело свое действие. В частности, ИГИЛ сталкивается с трудностями при распространении своей пропаганды. Одно государство-член обратило внимание на снижение качества и уменьшение объема пропагандистских материалов, особенно на английском языке.

21. С момента представления предыдущего доклада Группы источники ф и-нансирования ядра ИГИЛ не претерпели значительных изменений: основной доход ИГИЛ по-прежнему получает от подконтрольных ей территорий, в первую очередь за счет поступлений от продажи нефти и «налогообложения» населения/вымогательства (см. S/2017/467, пункт 7). При этом объем ее доходов от углеводородных ресурсов значительно сократился. Кроме того, группе становится все сложнее эксплуатировать нефтяные месторождения, находящиеся под ее контролем |9|. В связи с сокращением доходов для смягчения последствий военных и финансовых мер, направленных на пресечение финансирования ИГИЛ, группа осуществляет стратегическое планирование своих ресур-сов |10|. Она проявляет финансовую сдержанность, ограничивая свои расходы, в том числе расходы на денежное довольствие, и направляет оставшиеся средства на финансирование военных действий (см. S/2017/467, пункт 9). В ее распоряжении по-прежнему имеются крупные запасы наличности и ценные памятники культуры |11| . Как отмечалось выше, для формирования резервов, которые можно было бы использовать позднее, группа также переводит свои средства из Сирийской Арабской Республики и Ирака в безопасные места, однако объем переводимых средств не известен |12|.

22. По мнению одного из государств-членов, в будущем для получения денежных средств ИГИЛ может, используя знания и опыт своих членов, создавать коммерческие предприятия как в Сирийской Арабской Республике и Ираке, так и за пределами этих стран, а по мере того, как в районы, находившиеся под контролем ИГИЛ, будет поступать помощь в целях развития и восстановления, эта группа может попытаться использовать эти средства в своих целях (см. S/2017/467, пункт 16). Многие из существующих в настоящий момент коммерческих предприятий ИГИЛ работают в отраслях, имеющих отношение к удовлетворению ее материальных потребностей, например в областях, связанных с производством продовольствия и автомобилями |13|.

23. Кроме того, не исключено, что ИГИЛ испытывает нехватку сельскохозяйственных продуктов и предметов снабжения. По состоянию на март 2017 года в Сирийской Арабской Республике общая площадь сельскохозяйственных земель в районе между Эр-Раккой, Эт-Талль-эль-Абьядом, Эль-Хасакой и Дайр-эз-Зауром, охватывающем территории, находящиеся под контролем ИГИЛ, сократилась до примерно 60 процентов от общей площади земель, которые возделы-вались в 2015-2017 годах. Это сокращение особенно заметно в области, прилегающей к городу Эр-Ракка |14|.

24. Согласно информации, полученной от нескольких государств-членов, в рамках глобальной сети «Аль-Каиды» Фронт в защиту народа Леванта «Ан-Нусра» (QDe.137) по-прежнему является одной из наиболее заметных групп, связанных с этой организацией. Как отметили ряд государств-членов, объединение Фронта «Ан-Нусра» в начале 2017 года с несколькими сирийскими группами в новый союз под назваием «Хайат тахрир аш-Шам» после переименования в «Джабхат фатх аш-Шам» |15| в 2016 году не повлекло за собой коренных изменений в характере этой группы. В рамках Фронта «Ан-Нусра» за влияние соперничают две группировки, из которых одна ориентирована на борьбу в самой Сирийской Арабской Республике, а вторая, состоящая в основном из иностранных боевиков-террористов, придает особое значение внешним терактам и рассматривает группу как часть глобальной сети «Аль-Каиды».

25. По мнению государств-членов, это слияние позволяет Фронту «Ан-Нусра» укрепить свое влияние на местах и улучшить контакты с рядом других групп. Создание этого нового союза может способствовать усилению военного присутствия этой группы и ее укрупнению. Поэтому Фронт «Ан-Нусра» по-прежнему представляет серьезную угрозу. Вместе с тем пока неясно, насколько прочным будет этот новый союз. В прошлом слияния различных группировок часто оказывались конъюнктурными и недолговечными.

26. В дополнение к внешним пожертвованиям Фронт «Ан-Нусра» также получает доходы от собственной деятельности |16|. Группа занимается похищением людей с целью получения выкупа и вымогательством и взымает «пошлину» на своих контрольно-пропускных пунктах |17|.

C. Аравийский полуостров

27. На Аравийском полуострове значительную угрозу своим постоянным присутствием и деятельностью создают «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП) (QDe.129) и ИГИЛ в Йемене. Государства-члены выразили обеспокоенность операциями террористов в южной и восточной частях Йемена и их текущими планами совершения террористических актов, направленных против региональных и «западных» интересов, в более широком региональном контексте. Увеличение числа боевиков как ИГИЛ, так и АКАП в восточной провинции Эль-Махра вызывает озабоченность у соседних стран, особенно в контексте возможного поражения ядра ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике и Ираке, которое может привести к увеличению числа возвращающихся и перемещающихся боевиков. Государства-члены региона отслеживают возвращение или перемещение иностранных боевиков-террористов в Йемен и другие страны региона и считают, что существует опасность тайного проникновения боевиков через побережье Аравийского полуострова |18|.

28. Одно государство-член отметило, что в регионе было предотвращено более 30 террористических заговоров, связанных с ИГИЛ, включая операцию, сорванную в июне 2017 года, в которой планировались теракты в Великой мечети в Мекке и Джидде |19|, Саудовская Аравия. Соответствующие ячейки действовали в составе отдельных блоков и совершали нападения на религиозных деятелей и сотрудников сил безопасности и теракты в гражданских районах и на хозяйственных и военных объектах. Государства-члены пришли к выводу, что члены АКАП, разыскиваемые органами безопасности нескольких государств-членов, направляются в Йемен в поисках безопасного убежища. Оказавшись на территории Йемена, эти люди поддерживают связь со странами своего происхождения с помощью социальных медийных платформ и могут мобилизовать потенциальных сторонников за рубежом |20|. В развитие мер, принятых правительством Ирака, которое опубликовало перечень более 100 связанных с ИГИЛ компаний, занимающихся обменом валюты и переводом денежных средств в этой стране, и запретило им участвовать в валютных аукционах Центрального банка Ирака, Королевство Саудовская Аравия ввело запрет на осуществление внутри страны любых сделок с этими компаниями, занимающимися обменом валюты и переводом денежных средств |21|.

29. Одно из государств-членов подтвердило, что АКАП покинула города в Хадрамауте и южном Йемене. Это отступление вынудило группу перейти к оборонительной тактике и прервало поток иностранных боевиков-террористов, направляющихся в Йемен. АКАП испытывает сложности с финансовыми ресурсами и с трудом выплачивает месячное жалование своим боевикам |23|. Вместе с тем группа продолжает получать поддержку от йеменских племен |23|. АКАП в значительной степени утратила оперативность и мощь в Йемене, в том числе в своих опорных пунктах на севере страны, и в настоящее время действует через разрозненные ячейки в южных провинциях Мариб, Эль-Бейда и Шабва и в некоторых районах Хадрамаутской пустыни |24|.

30. По данным государств-членов, в настоящее время группу возглавляет Ка-сим Мохаммед Махди ар-Рими (QDi.282) и она продолжает сотрудничать и обмениваться опытом и боевиками с группировкой «Харакат аш-Шабааб аль-Муджахидин» (Аш-Шабааб) |25| в Сомали. Это сотрудничество осуществляется под руководством французского гражданина Питера Шерифа (QDi.376) |26|. Свидетельством укрепления взаимодействия АКАП с дочерними структурами «Аль-Каиды» в Африке стала публикация в апреле 2017 года в электронной газете АКАП «Аль-Масра» интервью с Иядом аг-Гали (QDi.316), лидером недавно сформированной коалиции различных дочерних структур «Аль-Каиды» в Сахельском регионе, получившей название «Нусрат аль-Ислам валь-Муслимин» или Группа поддержки ислама и мусульман (ГПИМ) |27|. АКАП также играет центральную роль в глобальной пропагандистской деятельности «Аль-Каиды» |28|. О важности АКАП для «Аль-Каиды» свидетельствует также заявление Хамзы бен Ладена, сына (покойного) Усамы бен Ладена. В своем заявлении, опубликованном Фондом поддержки средств массовой информации «Ас-Сахаб», он рекомендовал потенциальным террористам обращаться к АКАП и к ее журналу Inspire за руководящими указаниями и призывал лиц, сочувствующих «Аль-Каиде», приезжать в тренировочные лагеря АКАП в Йемене |29|.

31. По мнению некоторых государств-членов, ИГИЛ по-прежнему является менее значительной силой на Аравийском полуострове, чем АКАП. Государства-члены полагают, что это объясняется отсутствием у ИГИЛ поддержки местных племен (см. S/2017/35, пункт 32). Тем не менее ИГИЛ по-прежнему способна совершать спорадические террористические акты по всему Аравийскому полуострову. В апреле 2017 года в бюллетене ИГИЛ было объявлено об открытии в Валад-Раби, провинция Эль-Бейда, Йемен, двух тренировочных лагерей. В этих лагерях готовят террористов-смертников и обучают боевиков применению новых тяжелых вооружений, а в течение месяца Рамадан 2017 года там также проходили снайперскую подготовку боевики элитных подразде-лений |30|. Ядро ИГИЛ также перечисляет финансовые средства своей дочерней структуре в Йемене |31|.

D. Африка

1. Северная Африка

32. ИГИЛ в Ливии продолжает адаптироваться к ситуации, сложившейся в результате ее вытеснения из Сирта. К настоящему моменту группа не смогла восстановить контроль ни над одним участком территории страны. По мнению нескольких государств-членов, оставшиеся боевики группы продолжают перегруппировываться в малые и законсервированные ячейки, которые базируются в южных и западных частях страны и в прибрежных городах Бенгази, Сирте, Эз-Завии и Сабрате. Кроме того, согласно информации одного из государствчленов, ИГИЛ продолжает получать материально-техническую поддержку от дочерних структур «Аль-Каиды», которые также поддерживали совершенные ИГИЛ террористические акты |32|. По данным одного из государств-членов, часть боевиков ИГИЛ бежала к южной границе страны после того, как в результате серии авиационных ударов группа была выбита из Сирта. Это государство-член пришло к заключению, что эти боевики осуществляют реорганизацию с целью вернуться в восточную часть Ливии и атаковать цели в Ливии и Египте.

33. В первой половине 2017 года ячейки ИГИЛ взяли на себя ответственность за несколько совершенных в Ливии терактов. 7 мая ИГИЛ в Ливии взяла на себя ответственность за нападение из засады на военнослужащих правительственных сил к югу от Сирта, в ходе которого «были убиты и ранены несколько человек» |33|, а в Бенгази продолжаются периодические столкновения между силами Ливийской национальной армии и группами ИГИЛ, а также другими группами, действующими под флагом Совета шуры революционеров Бенгази |34|. Между тем 27 мая 2017 года ливийская группировка «Ансар-аш-Шариа» объявила о самороспуске |35|.

34. ИГИЛ в Ливии обеспечивает себя финансированием посредством вымогательства, устраивая из подручных средств контрольно-пропускные пункты, а также за счет денежных средств, получаемых от контрабандистов и лиц, занимающихся торговлей людьми, и в настоящее время, как представляется, в значительной степени самодостаточна |36|.

35. В соседнем Тунисе угроза со стороны как ИГИЛ, так и «Аль-Каиды» по-прежнему вызывает обеспокоенность, равно как и угроза, исходящая от тунисцев, возвращающихся из Ливии после поражений, которые ИГИЛ потерпела в этой стране. По данным одного государства-члена, в Ливии насчитывается от 400 до 700 боевиков ИГИЛ, а тунисский регион Кассерин и область Бен-Гардан в районе ливийско-тунисской границы продолжают оставаться пунктами назначения для возвращающихся и перемещающихся боевиков. Дочерние структуры ИГИЛ и «Аль-Каиды» продолжают совершать нападения на правительственные силы. Батальон «Укба бин Нафи», тунисская ветвь АКИМ, в марте и апреле 2017 года совершил в районах горы Шамби и горы Уарга два нападения на тунисских солдат с использованием наземных мин, в результате чего несколько человек получили ранения.

36. В Египте угроза, исходящая от группировки «Ансар Байт аль-Макдис» (АБМ), присягнувшей на верность ИГИЛ (см. S/2017/35 пункт 41), остается существенной, несмотря на значительные усилия со стороны сил по борьбе с терроризмом. Эта группа продолжила кампанию кровавых террористических актов по всему Египту, хотя и не смогла установить территориальный контроль. Как представляется, группа начала использовать контрабандные маршруты на некоторых территориях Синайского полуострова |37|. Помимо нападений на силы безопасности, АБМ явно пытается спровоцировать межрелигиозную рознь, выбрав в качестве цели коптскую общину Египта, о чем свидетельствуют теракты в двух церквях в городах Александрия и Танта 9 апреля 2017 года, приведшие к гибели 32 человек, а также совершенное 26 мая нападение на автобусы с христианами-коптами, в результате которого погибли по меньшей мере 28 человек. По данным одного из государств-членов, некоторые члены АБМ перебрались в Ливию и присоединились к небольшой группе под названием «Джамаат аль-Мурабитин». Одно государство-член проследило также перемещение из Ливии денежных средств, предназначенных для АБМ.

2. Западная Африка

37. Дочерние структуры «Аль-Каиды» сохраняют жизнеспособность и представляют серьезную угрозу для Мали и, в меньшей степени, для Сахельского региона. Эта угроза усилилась после того, как в марте 2017 года в результате слияния АКИМ, одной из групп группировки «Аль-Мурабитун» (QDe.141), группировки «Ансар ад-Дин» (QDe.135) и Фронта освобождения Ке-Масины была сформирована Группа поддержки ислама и мусульман |38|. Новую группу возглавляет Ияд аг-Гали (QDi.316), чьи передвижения по северу Мали и в зонах границы с Алжиром облегчает сильная поддержка со стороны местного населения |39|. С момента переформирования эта группа взяла на себя ответственность за несколько терактов.

38. С 2016 года продолжается распространение террористической угрозы на центральные и южные районы Мали (см. S/2017/35, пункт 42), о чем свидетельствуют террористические акты, направленные против малийского населения, представителей правительства и туристов. Одно государство-член подчеркнуло, что, несмотря на формальное объединение различных группировок в рамках Группы поддержки ислама и мусульман, каждая группа в составе новой коалиции продолжает сохранять свою сферу влияния и деятельности.

39. Кроме того, слияние, как представляется, способствовало повышению информированности и укреплению военного потенциала различных группировок. По данным государств-членов, с момента создания Группы поддержки ислама и мусульман стали применяться некоторые более тяжелые виды вооружения, такие как минометы и артиллерийские снаряды, и более совершенные с а-модельные взрывные устройства. Ситуация с поставкой компонентов для изготовления самодельных взрывных устройств не изменилась. По данным государств-членов, поставки включают компоненты как военного, так и гражданского назначения |40|.

40. По данным государств-членов, связанные с «Аль-Каидой» группировки продолжают нападать на вооруженные силы и располагают разведывательным потенциалом, позволяющим отслеживать передвижение военных патрулей и патрулей сил безопасности и осуществлять сложные террористические операции. Государства-члены подчеркнули, что основную часть погибших составляют местные военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов, на которых совершаются нападения из засад и с использованием автомобилей, начиненных взрывчаткой, и огнестрельного оружия. Государства-члены также сообщили об увеличении числа случаев произвольных обстрелов из артиллерийских орудий и минометов, которым особенно часто подвергаются военные и международные лагеря, как, например, в недавних террористических актах в Томбукту и Кидале в мае и июне 2017 года.

41. Важным источником дохода для АКИМ по-прежнему является похищение людей с целью получения выкупа, и группа продолжает удерживать заложников |41|. Кроме того, в течение многих лет она проникала в контрабандные сети и получает доход от контроля над контрабандными маршрутами |42|.

42. Государства-члена полагают, что ИГИЛ по-прежнему относительно слабая организация и что в регионе действуют всего лишь около 100 ее боевиков. Однако при этом было отмечено, что ИГИЛ может получить поддержку от нескольких сотен сторонников в регионе.

43. В северной Нигерии, в частности в районе Майдугури и в регионе озера Чад, «Боко харам» (QDe.138) и «Западноафриканская провинция "Исламского государства"», возглавляемая Абу Мусабом аль-Барнауи (в перечне не фигурирует), продолжают организовывать нападения террористов-смертников на сла-бозащищенные цели |43|. Несколько государств-членов отметили, что со временем «Западноафриканская провинция "Исламского государства"» может занять доминирующее положение по сравнению с группировкой «Боко харам», возглавляемой Абубакаром Мохаммедом Шекау (QDi.322). Ядро ИГИЛ считает «Западноафриканскую провинцию "Исламского государства"» под руководством аль-Барнауи более надежной |44|.

44. Есть основания полагать, что «Западноафриканская провинция "Исламского государства"» финансируется извне, поскольку эта группа не смогла бы функционировать только за счет внутренних источников дохода |45|. Некоторый объем средств она получила от ядра ИГИЛ, но, тем не менее, испытывает ф инансовые затруднения |46|.

3. Восточная Африка

45. Восточно-Африканский регион сталкивается с террористическими угрозами как со стороны группировки «Аш-Шабааб», являющейся дочерней организацией «Аль-Каиды», так и со стороны дочерних структур ИГИЛ, действующих в Пунтленде и некоторых южных районах Сомали. Группировка «Аш-Шабааб», насчитывающая около 6000-9000 членов, представляет наибольшую угрозу. Несколько государств-членов отметили, что «Аш-Шабааб» имеет в своем распоряжении достаточное количество денежных средств, оружия и бойцов. Кроме того, она контролирует определенную территорию и имеет хорошо налаженную и эффективную организационную структуру.

46. Частота и ожесточенность террористических актов, совершаемых «Аш-Шабаабом» в Сомали и соседних государствах, свидетельствуют о широких оперативных и технические возможностях этой группы, позволяющих ей вести террористическую деятельность. С 2016 года возможности «Аш-Шабааба» в плане изготовления бомб расширились, поскольку для доставки самодельных взрывных устройств группа использовала главным образом тяжелые грузовики, а, кроме того, ее боевики прошли подготовку по сборке и установке самодельных взрывных устройств |47|. Соответственно, с 2015 года «Аш-Шабааб» совершил 10 нападений на Миссию Африканского союза в Сомали (АМИСОМ) и базы Национальной армии Сомали |48|, несколько нападений на гостиницы и правительственные учреждения и должностных лиц в Могадишо и многочисленные трансграничные теракты на территории Кении и других соседних стран |49|. По данным государств-членов, «Аш-Шабааб» дважды пытался использовать взрывные устройства, замаскированные в портативных компьютерах: первый раз в феврале 2016 года в самолете авиакомпании «Даалло эйрлайнз» и затем в марте 2016 года в аэропорту Беледуэйне, где портативный компьютер взорвался в ходе досмотра багажа.

47. «Аш-Шабааб» по-прежнему финансирует свои операции за счет принудительного «налога» закят и сборов, взимаемых на контрольно-пропускных пунктах и блокпостах, а также за счет доходов подпольных предприятий и пожертвований сторонников и сочувствующих лиц в Сомали, Европе и на Ближнем Востоке. Одно государство-член сообщило о том, что в 2016 году доход «Аш-Шабааб» превысил 50 млн. долл. США. Кроме того, несколько государств-членов отметили, что «Аш-Шабааб» располагает достаточным количеством оружия, которое было приобретено на черном рынке, получено в результате незаконных поставок из Йемена и изъято на базах АМИСОМ.

48. Тем временем продолжается процесс становления группировок ИГИЛ в Сомали как индивидуальных по своему характеру террористических формирований, способных совершать теракты в Сомали и соседних государствах с целью привлечь внимание местной и международной общественности. Некоторые государства-члены сообщили, что, несмотря на усилия «Аш-Шабааба» по ликвидации сторонников ИГИЛ (см. S/2017/35, пункт 49), деятельность, планирование и пропаганда со стороны последних активизируются. Число приверженцев ИГИЛ составляет, по оценкам, от 300 до 400 человек. В основном это сомалийцы и иностранные боевики-террористы из стран Восточной Африки. Около 70 процентов боевиков ИГИЛ — это перебежчики из «Аш-Шабааба» |50|. Шейх Абдикадир Мумин (в перечне не фигурирует) возглавляет группировку численностью около 200 боевиков, которая продолжает действовать из нагорий Голис и Гальгало, а в последнее время из Босасо в Пунтленде. Другой группировкой ИГИЛ в Джуббаленде, южное Сомали, насчитывающей около 100-150 боевиков, руководит Абу Нааман (в перечне не фигурирует) |51|. Боевики этих группировок рассредоточены по южным районам Сомали и включают новобранцев и перебежчиков из «Аш-Шабааба», вступивших в ряды ИГИЛ несколько лет назад и с тех пор перешедших в состав других вооруженных формирований.

49. ИГИЛ в Сомали зависит от поддержки со стороны сочувствующих лиц на территории Сомали и дочерних структур в Йемене и Ливии. Одно из государств-членов пришло к выводу, что в 2016 году ИГИЛ в Сомали получало оружие из Йемена и денежные средства и инструкторов из Ливии. Еще одно государство-член отметило, что ИГИЛ в Йемене продолжает координировать процесс создания ИГИЛ в Восточной Африке, выступает посредником между дочерними организациями в Сомали и Йемене и содействует переходу боевиков «Аш-Шабааба» в ИГИЛ.

50. Ряд государств-членов отметили, что на территории Сомали действуют иностранные боевики-террористы трех категорий: сомалийцы, являющиеся гражданами «западных» стран; выходцы из стран Европы, Йемена и арабских стран; и иностранные боевики-террористы из Восточной Африки. Некоторым государствам-членам сложно установить общее число иностранных боевиков-террористов и возвращающихся боевиков, но при этом они подчеркивают, что вербовка, радикализация и перемещение иностранных боевиков-террористов в зоны конфликтов продолжаются.

51. ИГИЛ в Сомали вербует бойцов главным образом из рядов «Аш-Шабааба» и призывает иностранных боевиков-террористов, спасающихся бегством из зон конфликтов в других регионах, а также тех, кто не может туда приехать, рассмотреть в качестве альтернативного варианта Пунтленд. В некоторых случаях вербовщики террористов сотрудничают с сетями организованной преступности. Одно государство-член сообщило, что некоторые контрабандисты, действующие в Байдабо, Могадишо, Беледуэйне и Босасо, сотрудничают с вербовщиками террористов. Другое государство-член также заключило, что в Ливии действует группировка под названием «Магафе», занимающаяся похищением людей в целях получения выкупа, которая сотрудничает с ИГИЛ в Сомали.

E. Центральная и Южная Азия

52. Центральноазиатские страны обеспокоены тем, что угрозы, которым они подвергаются со стороны «Аль-Каиды» и ИГИЛ (см. пункт 32 документа S/2017/409), становятся все более разноплановыми. Несмотря на то, что в результате военных операций афганских и международных сил уровень активности ИГИЛ в Афганистане снизился, эта организация все активнее конкурирует с «Талибаном» и планирует расширить свою деятельность. Так, ядро ИГИЛ поручило афганской группе продвигаться на север Афганистана. Однако, несмотря на предпринимаемые в последние три года усилия по вербовке пополнения, ИГИЛ пока не удалось создать там боеспособное формирование. Движение «Талибан», действуя через ключевых представителей «Аль-Каиды», продолжает оказывать существенное влияние на ее региональные структуры. Многие связанные с «Аль-Каидой» боевики, действовавшие в районе афгано-пакистанской границы, влились в ряды «Талибана», что привело к значительному увеличению его военного потенциала. По оценке одного из государств-членов, в настоящее время в Афганистане воюет более 7000 иностранных боевиков, состоящих в дочерних структурах «Талибана» и «Аль-Каиды».

53. Центральная Азия остается одним из основных регионов происхождения иностранных боевиков-террористов, которые сражаются в Ираке и Сирийской Арабской Республике. Вместе с тем, по мнению государств-членов, благодаря операциям правоохранительных органов и мерам по борьбе с радикализацией и вербовкой удалось замедлить приток новых боевиков из этого региона в зоны конфликтов. Государства-члены пояснили, что в регионе имеется большое число безработных молодых людей, которые легко поддаются вербовке, чему также способствует широко распространенная практика эмиграции. Семьи трудовых мигрантов находятся в особенно уязвимом положении, и женщины все чаще сами становятся трудовыми мигрантами, оставляя детей без присмотра. Государства-члены обеспокоены тем, что, если не проводить проверку боевиков-террористов, возвращающихся из-за рубежа, с учетом факторов риска, не вести последовательный мониторинг и не принимать реальных мер по их повторной социализации, то по возвращении они могут начать террористическую деятельность в родной стране. Уже есть примеры, когда выходцы из Центральной Азии участвовали в совершении террористических актов в Турции, Российской Федерации и странах Европы.

54. По данным государств-членов, силы Исламского движения Узбекистана (ИДУ) (QDe.010), которое ранее было ведущей дочерней организацией «Аль-Каиды» в Центральной Азии, на севере Афганистана истощены и рассредото-чены |52|, что побудило другие, более мелкие террористические группы пересмотреть свои отношения с ИДУ. Вместе с тем, по оценке государств-членов, присутствие ИГИЛ на востоке и (потенциально) на севере Афганистана может стать новым фактором, который привлечет туда боевиков, готовых совершать террористические акты в Центральной Азии.

55. В Южной Азии ядро «Аль-Каиды» продолжает борьбу с ИГИЛ за контроль над террористическими группами в регионе. В Афганистане ИГИЛ, как правило, привлекает удобных для себя партнеров и перепоручает совершение террористических актов другим группам, таким как «Лашкар-и-Джангви» (ЛД) (QDe.096) и отколовшейся от «Техрик-и-Талибан Пакистан» (ТТП) (QDe.132) группировке «Джамаат-уль-Ахрар» (см. S/2017/467, пункт 29). Ядро «Аль-Каиды» и ее региональные дочерние структуры продолжают активно сотрудничать с афганскими талибами, а те со своей стороны предоставляют им укрытие и обеспечивают условия для деятельности (см. S/2017/409, пункты 14-16). Кроме того, сливаясь с «Талибаном», ядро «Аль-Каиды» также преследует цель сохранить основные центры влияния на местах как один из элементов более широкой повстанческой деятельности в Афганистане, а ее региональная дочерняя организация «„Аль-Каида" на Индийском субконтиненте» (АКИС) получает оперативную поддержку со стороны талибов. По данным одного из государств-членов, «„Аль-Каида" на Индийском субконтиненте» насчитывает около 200 боевиков, которые выступают в роли советников и инструкторов «Талибана» на юге Афганистана. Лица, связанные с ядром «Аль-Каиды», активно действуют в провинциях Пактика, Пактия, Хост, Кунар и Нуристан. Ай-ман Мухаммед Раби аз-Завахири (QDi.006), предположительно, по-прежнему находится в районе афгано-пакистанской границы (см. S/2017/409, пункт 17).

56. За последние шесть месяцев военные операции, проводимые пакистанскими силами, заметно ограничили возможности дочерних структур «Аль-Каиды» и сократили их присутствие на всей территории страны. В этот же период многие ключевые фигуры в основных структурах «Аль-Каиды», такие как Рифаи Таха и Абу аль-Хайр аль-Масри, помощник Аз-Завахири, были убиты на территории Сирийской Арабской Республики. Одно из государств-членов подтвердило, что по указанию из центра «Аль-Каиды» некоторые лидеры второго уровня уехали из Южной Азии в Сирийскую Арабскую Республику. Это полностью согласуется с постоянным стремлением ядра «Аль-Каиды» принимать более непосредственное участие в этом конфликте и использовать его для дальнейшей реализации его задач. В видеоролике, распространенном 23 апреля 2017 года, Аз-Завахири попытался подвести под продолжающуюся в этом регионе борьбу идеологию «Аль-Каиды», стремясь заручиться более широкой поддержкой и восстановить региональную сеть «Аль-Каиды» после возможного поражения ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике и Ираке. В этом ролике он прямо обратился к боевикам, находящимся в Сирийской Арабской Республике, и назвал сирийский конфликт частью всемирной борьбы с «врагами-крестоносцами», призывая их отринуть националистические чувства и упорно вести партизанскую войну против правительства Сирийской Арабской Республики.

57. Ядро ИГИЛ продолжает финансировать деятельность этой организации в Афганистане |53|. В какие-то периоды финансовые средства поступают бесперебойно, а иногда их приток прекращается. Вместе с тем, по заключению одного из государств-членов, присутствие ИГИЛ в Афганистане было бы невозможным без поддержки со стороны ядра ИГИЛ. При этом ядро ИГИЛ поручило своим дочерним структурам в Афганистане изыскивать собственные внутренние источники финансирования |54|.

F. Юго-Восточная Азия

58. В предыдущих докладах (см. документы S/2016/629 и S/2017/35) Группа отметила усиление угрозы со стороны связанных с ИГИЛ групп, действующих в Юго-Восточной Азии, и о том, что ситуация в регионе остается нестабильной. Это особенно заметно на юге Филиппин, где связанная с ИГИЛ группировка с конца мая 2017 года держит в осаде город Марави, в связи с чем ведутся ожесточенные бои с правительственными силами. Хотя считается, что у различных террористических групп в Юго-Восточной Азии есть идеологические разногласия по вопросу об ИГИЛ, пропагандистские материалы этой организации и идея создания так называемого «халифата» нашли широкий отклик в местных экстремистских кругах, особенно среди представителей молодого поколения |55|. В 2016 году на территории Малайзии, Индонезии и Филиппин было совершено не менее семи террористических актов, к которым предположительно причастны боевики, поддерживающие ИГИЛ |56|. Судя по недавней попытке захвата Марави и двум скоординированным взрывам, совершенным террористами-смертниками в мае 2017 года в Восточной Джакарте, действия сторонников ИГИЛ становятся все более дерзкими |57|. Кроме того, много раз планы связанных с ИГИЛ лиц были сорваны властями, однако группы и отдельные лица, поддерживающие ИГИЛ, продолжают планировать террористические акты, концентрируясь в первую очередь на слабо защищенных объектах и правоохранительных структурах, а также тех, кто, с точки зрения этих групп, является прозападными и проправительственными субъектами |58|. Следует ожидать попыток совершения терактов с большим числом жертв, особенно если учесть, что ИГИЛ продолжает терять контроль над все новыми территориями в Сирийской Арабской Республике и Ираке |59|.

59. Доминирующей силой среди многочисленных группировок, которые объявили о своей поддержке ИГИЛ, стала группа «Мауте» |60|. Она названа в честь своих лидеров, братьев Омара и Абдуллы Мауте (в перечне не фигурируют) |61|. Помимо основного состава, насчитывающего несколько сотен человек, группа «Мауте» опирается на поддержку сторонников из числа местных жителей и на пособников, объединенных клановыми связями |62|. Осада города Марави связанными с ИГИЛ боевиками, в результате которой десятки тысяч жителей покинули свои дома, пострадало много людей и было введено военное положение, началась на завершающей стадии операции филиппинских властей по задержанию Иснилона Тотони Хапилона (QDi.204), лидера части группировки «Абу-Сайяф» (QDe.001) |63|, лояльной ИГИЛ. Хапилон является так называемым эмиром ИГИЛ на Филиппинах |64|. Он и поддержавшая его часть группировки приняли стратегическое решение покинуть небольшой остров Басилан и искать убежища в Марави, опорном пункте группы «Мауте» |65|. Стремясь помешать аресту Хапилона, группа «Мауте» начала наступательную операцию в этом районе |66|.

60. Как сообщила Группа в своем предыдущем докладе, «Мауте»» причастна к организации взрыва в городе Давао (см. пункт 60 документа S/2017/35). Считается, что эта группа также стоит за попыткой привести в действие самодельное взрывное устройство у посольства Соединенных Штатов в Маниле в ноябре 2016 года, чтобы продемонстрировать масштаб своей деятельности и произвести впечатление на ядро ИГИЛ |67|.

61. «Ансаруль-Хилафа», еще одну филиппинскую организацию, причастную к взрыву в Давао, ослабила гибель ее лидера Мухаммеда Джафара Магида (известного также под именем «Токбой») (в перечне не фигурирует), убитого в ходе операции филиппинских властей, проведенной в начале 2017 года |68|.

62. Угроза ИГИЛ в Индонезии исходит от нескольких групп, в первую очередь зонтичной организации «Джамаа Аншарут Даула», в состав которой входят связанные с ИГИЛ группы, причастные к нескольким терактам, совершенным на территории Индонезии начиная с января 2016 года (см. S/2017/467, пункты 30-31).

63. Осада города Марави повысила международный авторитет группировок, связанных с ИГИЛ, и может привлечь на Филиппины новых боевиков, в связи с чем усиливается обеспокоенность по поводу возвращения и переезда на Филиппины боевиков из Сирийской Арабской Республики и Ирака, и роста числа сторонников ИГИЛ на Филиппинах из местных жителей, которые не имеют возможности поехать в Сирию или Ирак (см. S/2016/830, пункт 20).

64. Как отмечалось в предыдущем докладе, в Юго-Восточной Азии уже сейчас наблюдается приток иностранных боевиков-террористов (см. S/2017/35, пункт 63). Согласно информации, предоставленной одним из государств-членов, в ходе боевых действий на юге Филиппин помимо малазийцев и индонезийцев были убиты боевики из Северной Африки, с Ближнего Востока и Северо-Кавказского региона Российской Федерации и даже из Центральной Аме-рики |69|. Некоторые иностранные боевики-террористы, задержанные в районах, пограничных с Сирийской Арабской Республикой, добивались депортации именно в Юго-Восточную Азию (см. S/2017/35, пункт 63). Проницаемость морских границ между странами Юго-Восточной Азии, позволяет боевикам, въехав в одну из них, перемещаться по территории Филиппин, Индонезии и Малайзии, оставаясь незамеченными |70|.

65. Помимо доходов от преступной деятельности, которые поступают из местных источников, например от похищения людей с целью получения выкупа, вымогательства, краж и контрабанды (см. S/2017/35, пункт 61), в регион поступают финансовые средства извне, в том числе из центральных структур ИГИЛ |71|. Кроме того, боевики, вероятно, получили дополнительные финансовые средства в результате осады Марави, поскольку им удалось захватить ряд банков |72|.

66. За последние несколько лет вместо связанной с «Аль-Каидой» группировки «Джемаа Исламия» (ДИ) (QDe.092) главным источником насильственного экстремизма в регионе стала ИГИЛ |73|. ДИ, которая на протяжении большей части прошлого десятилетия была малоизвестной организацией |74|, в последние годы занималась восстановлением своего потенциала и возможностей, о чем свидетельствуют недавние аресты боевиков ДИ, произведенные индонезийскими властями |75|. Группа также предположительно занималась воссозданием своего подпольного военизированного крыла |76|. Сеть ДИ больше не имеет в Юго-Восточной Азии столь широкого охвата, как в начале 2000-х годов, и из региональной террористической группы она превратилась в национальную |77|. Тем не менее ДИ может воспользоваться тем, что органы безопасности сосредоточились в первую очередь на борьбе с ИГИЛ, и реорганизовать свои силы |78|.

III. Оценка воздействия

A. Воздействие на организацию «Исламское государство Ирака и Леванта»

67. Помимо общего уменьшения доходов ядра ИГИЛ, которое в значительной степени объясняется постоянным военным давлением, удалось добиться значительных успехов в пресечении потока предметов старины, незаконно вывезенных из Ирака и Сирийской Арабской Республики. Группа продолжает получать информацию о задержании государствами-членами таких предметов. Кроме того, в пункте 17 своей резолюции 2347 (2017) Совет Безопасности принял ряд рекомендаций, которые Группа вынесла с 2014 года и которые были согласованы Комитетом Совета Безопасности, учрежденным резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) по «Исламскому государству Ирака и Леванта» (ДАИШ), «Аль-Каиде» и связанным с ними лицам, группам, предприятиям и организациям. Реализация государствами-членами таких мер может в значительной степени способствовать ограничению возможностей террористических групп получать средства от незаконной торговли такими товарами. Группа продолжит работать с государствами-членами и соответствующими международными организациями в целях повышения уровня информированности о резолюции и предусмотренных ею мерах. Как указано в пункте 22 резолюции, Группа будет содействовать подготовке доклада Генерального секретаря об осуществлении резолюции, который должен быть представлен Совету до конца 2017 года.

68. Помимо осуществления мер, предусмотренных в резолюции 2347 (2017), еще больше подорвать этот канал финансирования ИГИЛ можно будет путем включении посредников ИГИЛ в такой торговле в санкционный перечень.

69. С учетом того, что за последние 12 месяцев государства-члены задержали большое количество предметов, незаконно вывезенных из Ирака и Сирийской Арабской Республики, и в свете положений пункта 10 резолюции 2347 (2017) Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить в адрес государств-членов письма и предложить тем из них, кто задержал вывезенные контрабандой предметы старины и культурные ценности, имеющие прямое или косвенное отношение к финансированию ИГИЛ, внести предложения о включении соответствующих посредников в такой торговой деятельности в перечень в рамках санкционного режима в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды».

B. Воздействие на потоки иностранных боевиков-террористов

70. По оценкам государств-членов, в отчетный период поток иностранных боевиков-террористов из большинства регионов в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику продолжал сокращаться. Сохраняется незначительный поток лиц, пытающихся попасть в зоны конфликта из Азии. Однако в этом случае речь идет о незначительном количестве людей.

71. Не прекращается поток боевиков, возвращающихся в страны, из которых они приехали, и тех, кто перемещается из зон конфликта в другие регионы, в том числе и в другие регионы конфликта (см. S/2017/35, пункты 74-75). Среди прочего следует отметить, что в связи с потоком перемещающихся боевиков возникает риск распространения угрозы безопасности за пределы зон конфликта в Ираке и Сирийской Арабской Республике, что может усугубить и без того нестабильное положение в других регионах.

72. Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма, чтобы предупредить их о проблеме, связанной с перемещающимися боевиками, и призвать тех из них, которые еще не сделали этого, в рамках национального законодательства провести работу со своими соответствующими национальными ведомствами и субъектами частного сектора, включая финансовые учреждения, в целях повышения их уровня информированности об иностранных боевиках-террористах, которые не возвращаются в страну своего гражданства и не остаются в зонах конфликта, а направляются в третьи страны.

73. На уровне государств-членов сбором и анализом информации об иностранных боевиках-террористах и возвращенцах занимаются разные национальные ведомства и органы. Для государств-членов, которые хотели бы обмениваться информацией с новыми партнерами, это создает трудности, так как не всегда ясно, какое именно ведомство в стране-партнере курирует данный вопрос.

74. В связи с этим Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма и призвать тех из них, кто еще не сделал этого, назначить, действуя в рамках своего национального законодательства, координаторов по вопросу об иностранных боевиках-террористах и возвращенцах, с тем чтобы содействовать обмену соответствующей информацией между государствами-членами. Работу таких новых координаторов можно было бы организовать по примеру существующих в государствах-членах координаторов по санкциям.

IV. Санкционные меры

A. Замораживание активов

Таможенные органы

75. Группа начала взаимодействовать с таможенными органами и соответствующими международными организациями, в частности с Всемирной таможенной организацией и Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, с тем чтобы повысить уровень информированности о применении такой меры, как замораживание активов, в отношении международных перевозок грузов. С этой целью Группа приняла участие в ряде совещаний и семинаров, организованных для сотрудников таможенных органов государств-членов.

76. Следует подчеркнуть, что меры по замораживанию активов широко применяются в отношении любых видов экономических ресурсов, включая товары, являющиеся предметами международной торговли. Это касается также прямых и непрямых сделок (см. резолюцию 2253 (2015), пункт 2(а)). Таможенным органам следует проявлять осмотрительность не только при оформлении грузов, отправляемых в адрес или поступающих от фигурирующих в перечне лиц или организаций, но также грузов, которые могут быть адресованы не внесенному в перечень посреднику и в конечном счете использованы в интересах лиц или организаций, фигурирующих в перечне.

77. Результаты анализа потока грузов, который проводят таможенные органы, могут служить источником информации и сигналом раннего оповещения о потенциальных перемещениях соответствующих лиц. Это может относиться к случаям, когда грузы отправляются до поездки лица или когда таможенные органы получают информацию о потоке грузов (например, перевозимых в морских контейнерах) намного раньше, чем органы пограничного контроля получают информацию об одновременном перемещении соответствующих лиц.

78. Группа установила, что в некоторых случаях таможенные органы, особенно когда они не встроены в национальную систему противодействия «отмыванию» денег и финансированию терроризма, недостаточно ясно понимают свою роль в применении мер по замораживанию активов. Поэтому существует опасность того, что таможенные органы могут не проверять соответствующие каналы поставок на предмет участия в них фигурирующих в перечне лиц или организаций.

79. Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма и просить тех из них, кто еще не сделал этого, довести до сведения сотрудников своих таможенных органов, что они играют исключительно важную роль в предотвращении прямых или непрямых поставок товаров в пользу фигурирующих в перечне организаций и лиц и в задержании грузов, прямо или косвенно контролируемых ими.

80. Эффективность осуществляемого таможенными органами контроля зависит от наличия у них информации о лицах и организациях, действующих от имени или в интересах лиц и организаций, внесенных в перечень. Группа нередко отмечает, что на национальном уровне имеются трудности с обменом такой информацией между таможенными органами и соответствующими правоохранительными органами и службами разведки и безопасности.

81. Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма и призвать тех из них, кто еще не сделал этого, рассмотреть в рамках своего национального законодательства возможность принятия таких мер, как создание специализированного разведывательного подразделения, для активизации обмена информацией между таможенными органами и соответствующими правоохранительными органами, службами разведки и безопасности.

82. Глобальная программа по контролю за контейнерными перевозками Всемирной таможенной организации и Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности работает над решением этой задачи. Цель программы состоит в оказании правительствам содействия в создании эффективной системы отбора и проверки контейнерных перевозок для предотвращения незаконной трансграничной деятельности посредством создания межучережденческих групп портового контроля, в которые входили бы группы по анализу рисков и физической инспекции, сформированные из сотрудников различных правоохранительных органов, включая таможни, полицию и службы разведки. В настоящее время 18 стран, получающих финансовую помощь, и 36 стран, занимающихся практическими вопросами, участвуют в программе в таких регионах, как Западная, Северная и Восточная Африка, Центральная, Южная и Юго-Восточная Азия, Ближний Восток и западная часть Балканского полуострова. Для обмена информацией с партнерами в других странах группы портового контроля используют разработанное Всемирной таможенной организацией приложение, передающее данные по защищенным каналам связи.

83. Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма и призвать тех из них, кто еще не сделал этого, принять участие в работе или финансировании Глобальной программы по контролю за контейнерными перевозками Всемирной таможенной организации и Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности.

Похищение людей с целью получения выкупа

84. Несмотря на то, что после принятия Советом Безопасности резолюции 2133 (2014), в которой он призвал государства-члены не допускать выплаты выкупов в пользу террористических групп, прошло уже более трех лет, для ряда фигурирующих в перечне террористических групп похищение людей с целью получения выкупа остается одним из основных способов получения финансовых средств и обеспечения своего существования.

85. Для многих групп, внесенных в санкционный перечень Совета Безопасности, включая группировку «Абу-Сайяф» |79|, АКИМ, ядро «Аль-Каиды», «Боко харам», Фронт «Ан-Нусра», «Аль-Каиду» на Аравийском полуострове, «Аш-Шабааб» и ИГИЛ, выкупы, как представляется, служат или служили в прошлом важным источником финансовых средств |80|. Хотя доходы ИГИЛ от похищения людей уменьшились по сравнению с 2014 годом, когда они были наибольшими (см. S/2014/770, пункт 51), существует опасность, что в ближайшие годы они будут расти по мере того, как на фоне сокращения поступлений из других источников и возвращения сотрудников гуманитарных организаций и журналистов в освобожденные районы в структуре поступлений будет увеличиваться доля средств, получаемых в виде выкупов за похищенных людей (см. S/2017/35, пункт 24). С 2008 года фигурирующие в перечне террористические группы, включая «Аль-Каиду», ИГИЛ и дочерние структуры и союзники обеих групп, получили в виде выкупов свыше 220 млн. долл. США |81|. Выкупы являются привлекательным источником доходов для внесенных в перечень террористических групп, многие из которых не имеют других надежных источников финансирования |82|.

86. В резолюции 2253 (2015) и предыдущих резолюциях Совет Безопасности неоднократно заявлял, что выплата выкупов внесенным в перечень группам представляет собой нарушение мер по замораживания активов.

87. В этой связи Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма и особо подчеркнуть, что для внесенных в санкционный перечень террористических групп выкупы остаются одним из основных источников финансовых средств, и напомнить государствам-членам, что выплата выкупов внесенным в перечень группам, каким бы образом и кем бы она ни производилась, является нарушением режима санкций в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды».

B. Запрет на поездки

88. Группа продолжала сотрудничать с государствами-членами, Международной организацией гражданской авиации, Международной ассоциацией воздушного транспорта и Целевой группой по осуществлению контртеррористических мероприятий и взаимодействовала с ними при проведении нескольких практикумов по вопросам внедрения систем предварительного сбора информации о пассажирах для должностных лиц из государств-членов. Во время поездок в государства-члены Группа продолжала разъяснять положения пункта 9 резолюции 2178 (2014) Совета Безопасности и обсуждала трудности, с которыми государства-члены сталкиваются при внедрении систем предварительного сбора информации о пассажирах.

89. Кроме того, Группа запросила информацию у Интерпола о деятельности этой организации по борьбе с терроризмом, в том числе о глобальной базе данных об иностранных боевиках-террористах. Представители Интерпола особо отметили разработанную организацией новую технологию распознавания лиц, которую государства-члены могут использовать в качестве одного из инструментов при проведении расследований |83|. Несмотря на то, что в настоящее время этот инструмент недоступен для использования непосредственно на пунктах пересечения границы, он позволяет государствам-членам, проводящим проверку в отношении каких-либо граждан, передавать их фотографии в Интерпол, где при помощи программы распознавания лиц эти изображения будут в автоматическом режиме сопоставляться с фотографиями из базы фотоснимков Интерпола, в которую внесены все фотографии из уведомлений, включая фотографии из базы данных Интерпола об иностранных боевиках-террористах и специальных уведомлений Интерпола/Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Эта новая технология, имеющаяся у Интерпола, позволяет идентифицировать людей по биометрическим данным. Кроме того, Интерпол ведет дактилоскопическую базу данных |84|, в которую вносятся отпечатки пальцев из специальных уведомлений. Поэтому важно, чтобы при внесении предложений о включении в перечень новых записей государства-члены прилагали фотографии и отпечатки пальцев соответствующих лиц.

90. С учетом того, что эти технологии работы с биометрическими данными могут использоваться также для идентификации людей, информация о которых внесена в базу данных Интерпола об иностранных боевиках-террористах, и того, что эта база данных служит глобальным инструментом, который позволяет государствам-членам пресекать поток иностранных боевиков-террористов, возвращенцев и перемещающихся боевиков, важно, чтобы при внесении предложений о включении лиц в глобальную базу данных государства-члены представляли их биометрические данные.

91. Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить государствам-членам письма и особо отметить, что Интерпол имеет возможность в автоматическом режиме проводить проверку фотографий и отпечатков пальцев, и призвать те государства-члены, которые прежде не делали этого, при направлении информации о лицах, обозначенных как иностранные боевики-террористы, для внесения ее в базу данных Интерпола прилагать биометрические данные.

92. Посещая разные страны, члены Группы общались с представителями Международной организации по миграции, которые предоставили информацию об имеющейся у этой организации Системе анализа информации и данных о миграции (системе "MIDAS"). Эта система позволяет государствам-членам собирать, обрабатывать, хранить и анализировать сведения о совершающих поездки лицах, в том числе о мигрантах. Система также может регистрировать анкетные и биометрические данные, информацию о въезде и выезде, визе, средстве передвижения, рейсе и судне |85|. Система осуществляет сбор данных, которые позволяют выявлять внесенных в перечень лиц. Кроме того, государства-члены могли бы использовать эту систему для выявления иностранных боевиков-террористов и возвращающихся и перемещающихся боевиков.

C. Оружейное эмбарго

93. Государства-члены и международное сообщество по-прежнему обеспокоены тем, что поток оружия и боеприпасов, направляемых внесенным в перечень группам, не прекращается. Это объясняется плохой охраной границ, непреднамеренной утечкой оружия и трудностями, которые возникают у государств-членов при обеспечении постоянного контроля за оружием, используемым их воинскими подразделениями в зонах конфликта.

94. В частности, по информации ряда государств-членов, оружие и боеприпасы, награбленные в Ливии, остаются одним из важных источников оружия для дочерних структур «Аль-Каиды» и ИГИЛ в Северной и Западной Африке и Сахеле. Государства-члены подчеркнули, что основными поставщиками оружия по-прежнему являются преступные сети в районах Бенгази, Мисраты и Сирта. Эти сети контрабандистов снабжают различные группы, в том числе дочерние структуры ИГИЛ и «Аль-Каиды».

95. Некоторые государства-члены выразили обеспокоенность по поводу использования иностранными боевиками-террористами и курьерами, перевозящими наличные средства, воздушного транспорта, а также по поводу недостаточного контроля, что может приводить к нарушениям в секторе частных воздушных перевозок.

96. Несколько государств-членов отметили также, что в отчетный период ИГИЛ использовала беспилотные летательные аппараты различных типов. Впервые Группа по наблюдению сообщала об использовании ИГИЛ беспилотных летательных аппаратов в 2014 году (см. S/2014/815, пункт 49). Государства-члены особо отметили, что ИГИЛ проявляет все большую изощренность в использовании беспилотных летательных аппаратов и аналогичных средств, главным образом в Ираке и Сирийской Арабской Республике. В боях в Ираке и Сирийской Арабской Республике использовались преимущественно беспилотные летательные аппараты, доступные на свободном рынке |86|. По оценке нескольких государств-членов, ИГИЛ работает над проектированием и сборкой более крупных беспилотных летательных аппаратов, что значительно расширит его возможности оснащать беспилотные летательные аппараты оружием и, соответственно, наносить удары на расстоянии.

97. Использование беспилотных летательных аппаратов дочерними структурами «Аль-Каиды» не является чем-то абсолютно новым |87|. Однако ИГИЛ проявила изощренность в их использовании. С учетом того, что успешные методы обычно переносятся из одной зоны конфликта в другие, важно попытаться более эффективно противодействовать использованию ИГИЛ беспилотных летательных аппаратов.

98. Группа по наблюдению рекомендует Комитету направить всем государствам-членам письма и особо обратить их внимание на данную тенденцию и опасность того, что практика использования беспилотных летательных аппаратов может распространиться и на другие зоны конфликта, и призвать те государства-члены, которые еще не сделали этого, к тому, чтобы они, действуя в рамках своего национального законодательства, довели информацию о существовании такой опасности до соответствующих заинтересованных коммерческих структур на местах и рекомендовали им проявлять особую осмотрительности при экспорте таких устройств в зоны конфликта, где действуют группы, связанные с ИГИЛ и «Аль-Каидой», в частности в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику.

D. Санкционный перечень

99. В соответствии с просьбой, изложенной в пункте 48 резолюции 2253 (2015) Совета Безопасности, Группа регулярно получает от Секретариата обновленную информацию и недавно была информирована о том, что работа по обновлению стандартной формы, утвержденной Комитетом в 2011 году, к настоящему времени завершена. В ходе разработки Группа внесла несколько предложений, в том числе об обеспечении при введении новой стандартной формы совместимость содержащихся в ней данных о вносимых в перечень лицах с данными системы предварительного сбора информации о пассажирах, что необходимо для дальнейшего облегчения проверок, которые государства-члены проводят во исполнение пункта 9 резолюции 2178 (2014).

100. Группа с удовлетворением отмечает проделанную работу и рекомендует Комитету просить Секретариат о том, чтобы он, после представления Комитету краткой информации о характеристиках усовершенствованной стандартной формы и дальнейших действиях, необходимых для обеспечения планомерной замены используемой ныне формы, принял меры по содействию внедрению усовершенствованной стандартной формы и ее использованию соответствующими ведомствами государств-членов и конечными пользователями в сфере финансов, гражданской авиации и других соответствующих секторах.

101. Помимо технического усовершенствования новой стандартной формы будет важно обеспечить также совместимость данных санкционного перечня с более простыми компьютерными программами. Некоторые государства-члены и заинтересованные стороны из частного сектора продолжают использовать программу "Excel" или печатные версии перечня для проверки сведений по позициям перечня. Поэтому при переходе к новой и более совершенной стандартной форме было бы желательно не упустить из виду потребности таких субъектов.

V. Деятельность группы и отзывы

102. В период с января по июнь 2017 года Группа совершила 19 страновых и технических поездок. Она продолжала содействовать соблюдению режима санкций, приняв участие в 32 международных конференциях, совещаниях и семинарах, проведенных, в частности, Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, Европейским союзом, Глобальным контртеррористическим форумом и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе. Группа провела также три региональных совещания служб разведки и безопасности, которые были посвящены угрозе, создаваемой ИГИЛ, «Аль-Каидой» и связанными с ними лицами и организациями в Восточной Африке, странах Северной Европы и Северной Америки и на Ближнем Востоке. Группа проинформировала участников о том, что режим санкций может использоваться в качестве одного из неотъемлемых элементов национальной стратегии по борьбе с терроризмом, и призвала к активизации региональных усилий по обмену информацией в целях борьбы с этой угрозой.

103. Группа продолжала взаимодействовать с организациями и ассоциациями в таких областях, как финансы, энергетика, торговля предметами древности и информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), а также поддерживала контакты с научным сообществом. В отчетный период Группа продолжала взаимодействовать с заинтересованными сторонами из числа работающих в сфере ИКТ структур частного сектора и участвовала в нескольких практикумах и специальных совещаниях, организованных Фондом «ИКТ для мира» и Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета. На этих мероприятиях Группа представляла информацию об условиях режима санкций и о санкционном перечне. Группа тесно сотрудничает с Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета в вопросах подготовки предусмотренных мандатами докладов Генерального секретаря (см. резолюцию 2253 (2015), пункт 97). Группа остается одним из активных членов Целевой группы по осуществлению контртеррористических мероприятий, входит в состав ее рабочих групп и участвует в различных практикумах. Группа активно сотрудничает с Группой разработки финансовых мер (ФАТФ) и региональными органами, созданными по примеру ФАТФ. Группа участвует также в работе группы по борьбе с финансированием ИГИЛ и рабочей группы по иностранным боевикам-террористам глобальной коалиции по борьбе с ДАИШ.

104. Группа просит направлять отзывы о настоящем докладе по электронной почте на адрес 1267mt@un.org.


Приложение

Судебное рассмотрение исков, поданных фигурантами санкционного перечня, или имеющих к ним отношение

1. Ниже представлена информация о случаях, когда лица и организации, фигурирующие в санкционном перечне в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды» либо исключенные Комитетом из этого перечня, в судебном порядке оспорили свое включение в перечень, причем разбирательство по их искам, насколько известно, еще ведется или недавно завершилось.

Европейский союз

2. Иск, поданный против Европейской комиссии Аль -Баширом Мухаммедом аль-Факихом, Гунией Абдраббахом, Тахиром Насуфом и «Санабел релиф эй-дженси лимитед» (все исключены из перечня), был отклонен Судом общей юрисдикции Европейского союза |88|. Суд общей юрисдикции пришел к выводу, что Комиссия выполнила свою обязанность внимательно и беспристрастно рассмотреть вопрос о том, являются ли основания для включения в перечень вескими в свете замечаний, высказанных сторонами, и представленных доказательств. Суд общей юрисдикции постановил также, что организация «Санабел релиф эйдженси лимитед» не заинтересована в производстве по делу, поскольку прекратила свое существование. 15 июня 2017 года Суд Европейского союза отклонил апелляцию сторон на решение Суда общей юрисдикции |89|.

Пакистан

3. В производстве Верховного суда Пакистана находится апелляция правительства на вынесенное в 2003 году не в его пользу решение по иску, поданному Доверительным фондом ар-Рашида (QDe.005) по поводу применения в отношении него санкционных мер. Аналогичный иск, поданный организацией «Аль-Ахтар траст интернэшнл» (QDe.121), по-прежнему находится в производстве суда соответствующей провинции |90|.

4. Помимо двух вышеупомянутых дел следует отметить, что попечитель Пакистанского фонда по оказанию гуманитарной помощи (в перечне числится как «Аль-Ахтар траст интернэшнл» (QDe.121)) опротестовал замораживание его банковского счета |91|.

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии

5. Соединенное Королевство выступает ответчиком по делам об обоснованности его решений распространить санкционный режим на Абдулбасита Аб-дуррахима, Абдулбаки Мохаммеда Халеда и Мафтаха Мохамеда аль-Мабрука (исключены из перечня), которые были возбуждены в порядке судебного надзора. В настоящее время слушания по этим искам находятся на этапе завершения представления доказательств |92|.


Сноски:

1. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

2. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

3. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

4. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

5. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

6. Теракт считается организованным напрямую, если ИГИЛ участвует в разработке детального плана этого теракта и принятии соответствующих решений, направляет боевиков из зоны конфликта для содействия его совершению и предоставляет финансовые ресурсы исполнителям. [Текст]

7. Рашид Кассим — иностранный боевик-террорист из Франции, член ИГИЛ. Причастен к организации нескольких удавшихся и неудавшихся терактов во Франции. См., например, "Antiterrorisme: un soutien du djihadiste Rachid Kassim arrete a Roanne", Le Progrès.fr, 2 May 2017. По данным из открытых источников, убит в феврале 2017 года в Мосуле, Ирак. См. также Thomas Gibbons-Neff, "Rachid Kassim, ISIS recruiter and failed rapper, targeted in U.S. air strike", Washington Post, 10 February 2017. [Текст]

8. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

9. Информация, предоставленная государством-членом. Два государства-члена сообщили, что ИГИЛ удалось получить запасные части и оборудование, необходимые для эксплуатации нефтяных месторождений, находящихся под ее контролем. [Текст]

10. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

11. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

12. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

13. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

14. Результаты анализа спутниковых снимков, предоставленные Группе контроля Программой по применению спутниковой информации в оперативных целях Учебного и научно-исследовательского института Организации Объединенных Наций. [Текст]

15. Фигурирует в перечне в качестве альтернативного названия QDe.137. [Текст]

16. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

17. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

18. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

19. "Five arrested after Saudi security forces foil attack on Grand Mosque in Mecca", Al Arabiya English, 23 June 2017. [Текст]

20. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

21. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

22. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

23. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

24. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

25. Группировка «Аш-Шабааб» была принята в «Аль-Каиду» (QDe.004) в качестве ее дочерней организации Айманом Мухаммедом Раби аз-Завахири (QDi.006) в феврале 2012 года и также подпадает под действие санкционных мер, изложенных в резолюции 1844 (2008) Совета Безопасности, касающейся Сомали и Эритреи (см. https://www.un.org/ sc suborg/en/sanctions/751). [Текст]

26. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

27. Воспроизведено в сети «Телеграм» 3 апреля 2017 года по материалам 45-го выпуска связанной с «Аль-Каидой на Аравийском полуострове» (АКАП) электронной газеты «Аль-Масра», в котором было опубликовано интервью с лидером недавно сформированной в Мали ветви «Аль-Каиды» в странах исламского Магриба (АКИМ). [Текст]

28. См., например, размещенный в сети «Телеграм» 7 мая 2017 года видеоматериал под названием "A lone mujahid or an army by itself, подготовленный Фондом поддержки средств массовой информации «Аль-Малахем» и отмеченный также как материал Интернет-журнала АКАП Inspire. См. также размещенный в сети «Телеграм» 20 мая 2017 года видеофильм под названием "Dominion of the best of the ummah in the uprising of the people of the sacred house", подготовленный связанным с «Аль-Каидой» Фондом поддержки средств массовой информации «Ас-Сахаб». [Текст]

29. "Advice for martyrdom-seekers in the West", Al-Sahab Media Foundation, 13 May 2017. [Текст]

30. 4 июня 2017 года в провинции Эль-Бейда отделение Исламского государства в Йемене опубликовало фоторепортаж из тренировочного лагеря снайперов в области Кифа. [Текст]

31. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

32. Adam Nathan, "ISIL regrouping in Southern Libya with support of Al-Qaeda and preparing for further attacks", Telegraph, 1 March 2017. [Текст]

33. Доклад, размещенный 7 мая 2017 года на веб-сайте новостного агентства «Амак». [Текст]

34. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

35. Это объявление было сделано в рамках заявления, опубликованного Фондом поддержки средств массовой информации «Ар-Раях». [Текст]

36. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

37. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

38. Группировка «Аль-Мурабитун» раскололась на две части, одна из которых остается верной «Аль-Каиде», а другая заявила о верности ИГИЛ (см. S/2016/35, пункт 43). [Текст]

39. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

40. В основном удобрения, используемые для производства взрывчатых веществ. [Текст]

41. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

42. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

43. Эта дочерняя структура ИГИЛ была сформирована боевиками «Боко харама». Вторую фракцию «Боко харама» возглавляет Абубакар Мохаммед Шекау (QDi.322) (см. S/2017/35, пункт 45). [Текст]

44. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

45. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

46. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

47. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

48. Включая нападения на базы Миссии Африканского союза в Сомали в Лего и Джанале в 2015 году, в Эль-Адде и Хальгене в 2016 году и в Кольбийоу в 2017 году. [Текст]

49. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

50. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

51. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

52. Тем не менее одно государство-член сообщило, что группировка по-прежнему насчитывает около 2000 боевиков. [Текст]

53. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

54. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

55. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

56. Информация, предоставленная государством-членом. Активность пропаганды ИГИЛ, особенно в Юго-Восточной Азии, в 2016 году также возросла по сравнению с 2015 годом. [Текст]

57. Singapore, Ministry of Home Affairs, "Singapore terrorism threat assessment report 2017", 1 June 2017. Можно ознакомиться по адресу: www.mha.gov.sg/newsroom/press-releases/Pages/Singapore-Terrorism-Threat-Assessment-Report-2017.aspx. [Текст]

58. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

59. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

60. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

61. Информация, предоставленная государством-членом. Вероятно, в ходе боевых действий в Марави один или оба брата были убиты. [Текст]

62. Информация, предоставленная государством-членом. В ходе боевых действий в Марави погибли многие члены группы. [Текст]

63. Следует отметить, что Хапилону удалось объединить под эгидой ИГИЛ не все подразделения «Абу-Сайяф» (QDe.001). [Текст]

64. В номере пропагандистского журнала ИГИЛ «Румийя» за июнь 2017 года, который был посвящен в основном Филиппинам, было опубликовано интервью с Хапилоном, в котором он назван «эмиром воинов халифата в Восточной Азии». [Текст]

65. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

66. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

67. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

68. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

69. См. Cielito M. Reganit, "Eight foreign fighters among militants killed in Marawi — Department of National Defense", Philippine News Agency, 1 June 2017. [Текст]

70. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

71. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

72. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

73. Там же. [Текст]

74. Тем не менее боевики «Джемаа Исламия» были направлены в Сирийскую Арабскую Республику на борьбу с Фронтом в защиту народа Леванта «Ан-Нусра». См. например, резюме с изложением оснований для включения в перечень Общества «Хилал Ахмар», Индонезия (QDe.147). [Текст]

75. Информация, предоставленная государством-членом. Например, в феврале 2017 года были арестованы двое боевиков «Джемаа Исламия», Винанро и Мурджиянто (в перечне не фигурируют). [Текст]

76. Информация, предоставленная государством-членом. См. также Institute for Policy Analysis of Conflict, "The re-emergence of Jemaah Islamiyah", 27 April 2017. [Текст]

77. Ibid. [Текст]

78. Ibid. [Текст]

79. Информация, предоставленная государством-членом. В 2016 году группировка «Абу-Сайяф» чаще прибегала к похищению людей на море. [Текст]

80. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

81. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

82. Информация, предоставленная государством-членом. [Текст]

83. С информацией о новой технологии можно ознакомиться по адресу: www.interpol.int/INTERPOL-expertise/Forensics/Facial-recognition. [Текст]

84. С информацией о базе данных можно ознакомиться по адресу: www.interpol.int/INTERPOL-expertise/Forensics/Fingerprints. [Текст]

85. Дополнительную информацию можно получить по адресу: www.iom.int/sites/default/files/ our_work/DMM/IBM/updated/MIDAS-brochure-3v1-en.pdf. [Текст]

86. По данным государств-членов, стоимость беспилотных летательных аппаратов колеблется в пределах от 100 до 1000 долл. США. [Текст]

87. По информации, переданной Группе по наблюдению, впервые «Аль-Каида» использовала беспилотные летательные аппараты в 2012 году. [Текст]

88. Решение Суда общей юрисдикции Европейского союза (Седьмая палата), дело T-134/11, аль-Факих и другие против Комиссии, 28 октября 2015 года. [Текст]

89. Решение Суда общей юрисдикции Европейского союза (Восьмая палата), дело C-19/16P, аль-Факих и другие против Комиссии, 15 июня 2017 года. [Текст]

90. Информация, предоставленная Пакистаном. [Текст]

91. Информация, предоставленная Пакистаном. [Текст]

92. Информация, предоставленная Соединенным Королевством. [Текст]


Bookshop Donate Radio Nizkor

Islamic paramilitary organizations
small logoThis document has been published on 04Oct17 by the Equipo Nizkor and Derechos Human Rights. In accordance with Title 17 U.S.C. Section 107, this material is distributed without profit to those who have expressed a prior interest in receiving the included information for research and educational purposes.